Силовик как Человек года

По версии журнала «Эксперт Казахстан», Человеком года стал представитель силовых структур. Именно с силовиками в уходящем году были связаны самые громкие и обсуждаемые реформы, кадровые назначения и даже публичные дискуссии

Силовик как Человек года

Выбор Человека года в Казахстане всегда затруднен не отсутствием ярких событий, а тем, что все они связаны в первую очередь с именем президента Нурсултана Назарбаева. Не случайно все социологические опросы выявляют не того, кто самый влиятельный, авторитетный и прочее, а кто второй после президента. Поэтому наш журнал попытался найти деперсонализированного героя года, ориентируясь на профессию, а не на личность. Много говорило за то, что героем года следует считать дипломата, ведь наше председательство в ОБСЕ и проведение Астанинского саммита были самыми заметными из событий. Но мы решили, что и за самой идеей председательства и проведения саммита, и за ее успешной реализацией стоит все же президент и его авторитет.

В итоге мы остановили наш выбор на том, к кому президентское внимание было приковано на протяжении всего года, но кто оказался для главы государства более крепким орешком, чем ОБСЕ со всеми ее замороженными конфликтами. На том, чья реформа по своей сложности, затратности и непредсказуемости может сравниться разве что с реформой ООН. На том, кто постоянно радует новостями любителей боевиков и детективов, кто вызывает самые искренние и неподдельные чувства у отечественных бизнесменов, кто всегда в центре внимания СМИ — на казахстанском силовике, на сотруднике правоохранительных органов. Если же вспоминать события уходящего года — да, силовики не проводили саммитов, но на их счету самые громкие и заметные кадровые назначения, скандалы, интриги и, естественно, расследования.

Силовики борются

Политическая борьба в наших краях скрыта от глаз публики. Партий у нас много, но в силу неблагоприятных климатических условий межпартийная борьба не привилась. Парламент и правительство, радовавшие в прежние годы ожесточенными дебатами, нынче мирно возлегают рядом, как лев с агнцем, под сенью правящей партии «Нур Отан». Единственным доступным широкой публике развлечением остается борьба силовых структур. Борьба ведется
с преступностью, но не только. Борьба эта интересна своей непредсказуемостью, поскольку в ходе оперативно-следственных операций и преступниками, и борцами с ними предстают сотрудники различных правоохранительных органов. Причем в ходе расследования одного дела они периодически меняются местами или ролями — преступники превращаются в борцов, а борцы в преступников. Порой в схватки вмешивается прокуратура, на ходу меняя правила игры. Сражаются все против всех: финансовые полицейские против полицейских обыкновенных, чекисты против тех и других одновременно. Бои идут на всех уровнях — от сержантов до министров. Порой борьба с преступностью принимает такие масштабы, что начинает угрожать национальной безопасности.

Неудивительно, что в августе, объявив о начале реформы правоохранительных органов, Нурсултан Назарбаев поручил Совету безопасности за этими органами приглядывать. «Это и есть ключевое направление национальной безопасности», — пояснил он и для верности поставил своего самого давнего и надежного соратника Нуртая Абыкаева во главе соответствующего комитета. Силовиков назначают В прошлом году казахстанские чекисты отметились самым громким уходом года — после тяжелого и продолжительного скандала с финансовой полицией свои посты покинули сначала руководители алматинского департамента КНБ, а под конец года и глава комитета Амангельды Шабдарбаев. В этом году самым обсуждаемым назначением стал приход в августе Нуртая Абыкаева на должность председателя Комитета национальной безопасности. Многие наблюдатели восприняли это как свидетельство того, что грядут экстраординарные политические события. Поскольку предыдущий приход «серого кардинала» в КНБ в 1998 году связывался одновременно и с предстоящими президентскими выборами, и с нейтрализацией ушедшего в оппозицию премьер-министра Акежана Кажегельдина, то и возвращение Абыкаева стали рассматривать как подготовку к очередным досрочным выборам, а также к уходу нынешнего премьера Карима Масимова — если не в оппозицию, так хоть в «Самрук-Казыну».

Другие полагали, что усиление КНБ необходимо для успешного проведения саммита ОБСЕ в конце года. Вероятно, кроме выдворения из столицы бомжей, проституток и других нарушителей общественного спокойствия были предприняты и иные меры безопасности, но для них требовался не авторитет руководителя, а профессионализм исполнителей. По мнению более трезвомыслящих экспертов, за назначением политического тяжеловеса на должность председателя КНБ стоит необходимость обеспечения политической стабильности, которая находится в сфере компетенции комитета. В любом случае, именно это назначение стало центральным в череде кадровых перестановок.

Силовиков реформируют

В президентском послании народу Казахстана в этом году внутриполитический раздел был целиком и полностью посвящен реформе правоохранительных органов. Иных задач по укреплению внутриполитической стабильности президент даже ставить не стал, справедливо полагая, что отреформировать, то есть изменить силовиков будет делом непростым. Он не ошибся. Как отметил сам президент, реформа будет выстроена по следующим направлениям: оптимизация правоохранительной системы и выстраивание четкой компетенции каждого органа; гуманизация законов и повышение их качества; смещение акцентов с внутриведомственных интересов на защиту прав граждан и интересов государства; а также усовершенствование системы отчетности каждого органа.

С оптимизацией проблем не было — все, что мешало полицейским, было объявлено непрофильным и передано другим министерствам, например, вытрезвители были отданы Минздраву. С гуманизацией законов вышла заминка. 17 августа, выступая на совещании по вопросу реформирования правоохранительных органов, Нурсултан Назарбаев сказал, что при разработке законопроектов следует «уделить особое внимание преступлениям в экономической сфере, с тем, чтобы оградить бизнес от давления со стороны правоохранительных органов и стимулировать развитие бизнеса».
От силовиков ограждают Похоже на то, что правоохранительные органы в лице финпола и бизнес-сообщество в лице Союза «Атамекен» совершенно поразному восприняли поручение президента о подготовке проекта закона, предусматривающего декриминализацию преступлений в экономической сфере, не представляющих большой общественной опасности. Бизнесмены составили список статей, по которым их чаще всего привлекают к уголовной ответственности, и предложили перенести эти статьи из кодекса уголовного в кодекс административный. Лишение свободы, соответственно, предложили заменить штрафами и возмещением ущерба, порой даже двукратным. У финполовцев взгляд на декриминализацию оказался прямо противоположным — ту статью, по которой больше всего предпринимателей было привлечено, следует оставить, более того, следует привлекать еще активнее и непреклоннее.

Иначе говоря, количественные параметры легли в основу решения о том, что опасно, а что нет. Позицию финпола официальный представитель агентства Мурат Жуманбай обосновал тем, что противодействие лжепредпринимательству как одному из источников теневого капитала является не прихотью финпола, а приоритетом, проистекающим из поручения главы государства. Видимо, речь идет о каком-то секретном поручении президента, поскольку ни в его выступлениях, ни в президентском указе ничего подобного найти не удалось. Силовики садятся и встают 21 декабря на церемонии вручения президентских премий «Алтын сапа» и «Парыз» Нурсултан Назарбаев попросил встать генпрокурора и руководителей силовых структур, однако не для того, чтобы вручить им премии за социальную ответственность.

«Дайте всем своим на местах запрет заходить в бизнес, если на это нет соответствующих оснований, — попросил он. А чтобы силовики осознали серьезность просьбы, добавил: — За незаконное вмешательство в дела бизнеса — а это надо считать рейдерством — были освобождены от занимаемых должностей 24 работника правоохранительных органов». В ежегодных отчетах всех силовых структур наверняка вновь будет немало примеров коррупции у своих собратьев по охране порядка и борьбе с преступностью. Но эффективность работы, которую президент призвал оценивать не количественными показателями, а доверием населения, остается на прежнем уровне. Социологические опросы отводят силовым структурам (за исключением КНБ) первые места в рейтингах коррумпированности.

В каком направлении следует проводить реформу, правительству и экспертам понятно уже давно. Непонятно, как ее проводить. Складывается впечатление, что повышение зарплаты и обновление служебного автопарка — это единственный вопрос, по которому реформаторы и реформируемые пришли к консенсусу. Поэтому при всем многообразии проблем и недостатков в работе правоохранительных органов другой альтернативы в борьбе с ними, кроме повышения зарплат, не предлагается. Институтов гражданского общества, способных профессионально, то есть компетентно и беспристрастно оценивать работу государственных институтов, сегодня в Казахстане нет. Их появление вне контекста становления гражданского общества и готовности граждан брать на себя ответственность за управление страной представляется невозможным. Судя по всему, оценивать реформу предстоит той самой государственной комиссии, которая ее планировала, тем более что президент поручил ей «продолжить свою работу и довести до логического завершения реализацию указа», а также «провести анализ работы правоохранительных органов, их структур с целью выявления эффективности их деятельности».

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности