Верхи реформируют, низы не понимают

Казахстанские вузы имеют далекую от бизнес-модели форму управления и плохо регулируются рынком, ускоренное реформирование привело к бюрократизации и отчасти демотивации кадров высшей школы

Верхи реформируют, низы не понимают

Необходимо, чтобы сектор высшего образования в Казахстане стал объектом полноценных экономико-статистических исследований, принятых в развитых странах. Их отсутствие препятствует прогнозированию эффективной образовательной политики. В самом деле аналитических выводов и рекомендаций о состоянии системы образования в стране, основанных на статистических и социологических данных, крайне мало. Редки и публичные обсуждения довольно бурных реформ в образовательной сфере. Опросы общественного мнения, преподавателей и ученых, практически не проводятся. Тем не менее отдельные попытки научно изучить и понять ситуацию предпринимаются, в основном неправительственными и зарубежными организациями. Как правило, именно такие данные становятся достоянием общественности. В прошлом году центр бизнес-информации, социологических и маркетинговых исследований BISAMCentralAsia по заказу BritishCouncil провел исследование, основанное на глубинных интервью с экспертами в сфере высшего образования и опросе профессорско-преподавательского состава казахстанских вузов. Оно показало, что на фоне общего приятия новых образовательных стандартов конкретное воплощение реформ вызвало недопонимание и критику со стороны участников образовательного процесса.

В теории и на практике

С тем что реформирование высшего образования в целом идет верным курсом, согласились 70% опрошенных преподавателей. Противоположной точки зрения придерживаются 23% респондентов. 7% затруднились ответить. При этом если среди преподавателей естественно-научных дисциплин направление реформ поддерживают более 80%, социально-гуманитарных дисциплин — 71%, то по экономике и бизнесу — только 65%, техническим дисциплинам — 60%. По всей видимости, реформы более позитивно оценивают те, для кого работа в вузе является «безальтернативным» занятием. Те же, кто имеет возможность совмещать преподавание с производством и бизнесом или сменить род занятий, а также знаком на деле с проблемами связи обучения с практикой, относятся к реформам куда критичнее.

Самые высокие оценки получила деятельность по расширению международных связей казахстанских вузов, в том числе на личностном уровне. Затем респонденты отмечают улучшение технической стороны образовательного процесса. Незначительный позитив преобладает при оценке таких результатов, как повышение экономической свободы и интеграция в Болонский процесс. Скорее позитивно, нежели негативно респонденты оценили и такой важный показатель, как качество подготовки специалистов. Но эта оценка существенно разнится с точкой зрения работодателей. По данным ранее проведенных BISAM исследований, в их среде по этому вопросу преобладает выраженный негатив.

Весьма низкими оказались баллы по пунктам, касающимся конкурентоспособности и международного престижа казахстанских вузов, т.е. по ведущим показателям государственной образовательной политики. Невысоко оценена практика государственного управления образованием и регулирования рынка образовательных услуг. Противоречие отмечается в пунктах, касающихся языковой подготовки преподавателей. Согласие с пунктом «выросла доля преподавателей, владеющих английским языком» по пятибалльной шкале выразилось баллом 3,7, при этом пункт «я повысил уровень знания английского языка» получил лишь 3,1 балла.

Вполне ожидаемым оказалось недовольство преподавателей условиями для научно-педагогической деятельности, возможностями для занятий научными исследованиями и уровнем заработной платы. Большинство из них не согласилось с тем, что в результате реформ они стали получать достойную зарплату и что ее рост стал опережать рост стоимости жизни.

Относительно кредитных технологий, промежуточного государственного контроля, приема в вузы на основе ЕНТ, т.е. тех нововведений, которыми особо гордится Министерство образования и науки, преподаватели делают упор на то, что сама по себе идея хороша, но практика ее внедрения искажает замысел.

Преимущественно негативное отношение превалирует по таким ключевым пунктам государственной концепции модернизации высшего образования, как внедрение при проверке знаний и аттестации студентов компьютерного тестирования, исключающего общение с преподавателем, и введение новой системы академических степеней — PhD и доктор по профилю.

Государственная коммерция

Если в странах Западной Европы государственные вузы бесплатные, то в Казахстане они предоставляют образовательные услуги на платной основе. Еще в начале 90-х плата за образование связывалась в общественном сознании исключительно с частными вузами. Довольно быстро платные отделения открылись и в госвузах, где на данный момент и обучается большинство казахстанских студентов. В первые годы независимости был выдвинут лозунг о самоокупаемости, предполагалось, что большинство высших учебных заведений перестанет получать подпитку из госбюджета. Высшее образование стало доходной сферой, где вращаются немалые деньги. При этом качество образования упало.

Хотя сейчас количество студентов снизилось (в 2007 году обучалось 776 тыс. человек, в этом — чуть больше 600 тыс.), и доля обучающихся за госсчет растет (с 25,9% в 2007-м до 37,2% в 2010-м), а количество платников уменьшилось на 10%, в долевом отношении оно по-прежнему остается высоким — 62,8%. Тем не менее доля обучающихся в госвузах бесплатно, опустившаяся в 2001—2002 учебном году ниже 20%, затем начала расти и к настоящему времени выросла почти вдвое. Большинство казахстанских студентов учится на деньги родителей, чуть более 30% составляют грантники, а за небольшую его часть оплачивают работодатели. С прошлого года с повышением госгранта почти в два раза выросла и плата за высшее образование (см. «Количество, не переходящее в качество», «Эксперт Казахстан» №27—28(221) 13 июля — 20 июля 2009). По ценам с частными вузами сравнялись национальные университеты, где стоимость образования стала не ниже 2,5 тыс. долларов в год. В регионах обучение будет стоить от 1,5 тыс. Если стоимость обучения составляет в среднем не менее 2—2,5 тыс. долларов с человека, то обучение, к примеру, 600 тыс. студентов — это уже огромные деньги. По закону это тоже прибыль и облагается подоходным налогом, как и любая коммерческая деятельность. Каждый факультет, каждый вуз имеет свою бухгалтерию и свой ученый совет, у которого есть свои планы по поводу полученных денег. Они должны идти на зарплаты преподавателям, текущий ремонт, оснащение лабораторий и учебных аудиторий, но на деле нередко становятся благодатной почвой для расцвета коррупции.

Бюрократизация управления

Одна из причин малоэффективного освоения средств — форма собственности и управления казахстанскими вузами. «Первый эшелон» приватизации должны были составить учебные заведения, наилучшим образом сумевшие приспособиться к рынку. Не подлежали приватизации вузы, получившие статус «национальных» (КазНУ им. Аль-Фараби, Казахский национальный технический университет им. Сатпаева, Казахский национальный аграрный университет), а также педагогические учебные заведения и вузы культуры и искусства. Предполагалось, что все они получат первоначально статус закрытых акционерных обществ со стопроцентным государственным участием. В дальнейшем профессорско-преподавательские коллективы должны были получить приоритетные возможности для выкупа части акций. Но этого не произошло, в Казахстане осталась централизованная система управления вузами. Власти создали на рынке образовательных услуг подконтрольных государственникам монополистов. Акционирование большинства вузов, их передача в частную собственность и назначение руководителей сверху сделали их полностью зависимыми от чиновников, извлекающих из вузов прибыль (см. «По-прежнему больная тема», «Эксперт Казахстан» № 33 (135) 10 сентября 2007).

Система высшего образования Казахстана подверглась не одной волне реформирования — начиная с сокращения зарубежных и частных вузов и заканчивая переходом на европейские стандарты и присоединением к Болонскому процессу. Но едва ли все реформы можно назвать эффективными. Опросы профессорско-преподавательского состава вузов, проведенные BISAMCentralAsia, показали, что процесс модернизации высшего образования в Казахстане по-прежнему не имеет активной поддержки «снизу». Реформы коснулись главным образом высшего уровня управления, еще больше гипертрофировавшего свои функции. В среднем звене, в самих вузах, нередко наблюдается лишь смена вывесок на кабинетах. Создаются департаменты и отделы, зачастую теряющиеся даже не в реализации, а в поиске и понимании своих задач. В штаты вузов вводятся должности проректоров по развитию и корпоративному управлению. На деле же в казахстанской высшей школе фактически отсутствуют руководители учебных заведений, вышедшие из академической среды, являющиеся отраслевыми специалистами и при этом владеющие основами современного менеджмента. Ощущается нехватка профессиональных менеджеров, персонала инфраструктуры бизнеса, знакомого со спецификой образовательного рынка — маркетологов, специалистов по бизнес-коммуникациям и др. Согласно выводам исследования вузы Казахстана не управляются как современный бизнес, имеющий свою специфику, но подчиняющийся законам рынка и конкуренции. В большинстве вузов не решены вопросы, связанные с корпоративным управлением, государственно-частным партнерством, социальной ответственностью бизнеса.

Путаница в степенях

Другая проблема высшей школы РК — неразвитость магистерской ступени высшего образования, в магистратуре обучается не более 2% студенческого контингента. Исследование показало, что эта ситуация сильно беспокоит руководство вузов — звучали предложения значительно увеличить число госгрантов по магистратуре. На сегодняшний день их львиная доля достается бакалавриату.

Резкая ломка привычной системы ученых степеней привела к недопониманию казахстанским обществом внедрения англо-американской системы аттестации научных кадров. Долгое время для магистерской степени не было и должной нормативной основы. Она характеризовалась только как научно-педагогическая, и лишь недавно в нормативных документах появились понятия «профильная магистратура», «магистратура делового администрирования». Во многих вузах магистерские программы дублируют программы бакалавриата. Вузовские и элективные компоненты учебных планов магистратуры нередко формируются в зависимости от кадровых и методологических возможностей того или иного вуза, а не от потребностей экономики и общества. Значимость магистерской степени не осознается и большинством работодателей. По результатам исследования проблем экономического и бизнес-образования, проведенного BISAM в 2008 году, руководители компаний заинтересованы в бакалаврах в большей степени, чем в магистрах. Что касается академической степени PhD, то его полностью одобрило лишь 4% опрошенных преподавателей и ученых и скорее одобрило — 27%. 29% полагали, что по своему содержательному наполнению статус PhD ниже нынешнего кандидата наук. 44% поставили степень PhD на уровень кандидата наук и только 8% — на уровень доктора наук. Остальные затруднились дать оценку.

По количеству обучающихся, около 40%, по-прежнему лидируют социальные науки, бизнес и право. Лишь пятая часть студентов учится по техническим и примерно столько же по педагогическим специальностям. Об этом дисбалансе постоянно говорят как руководство страны, так и эксперты. А конкретные меры — государственные гранты на экономические и юридические специальности практически перестали выделяться, зато значительно увеличилась доля грантов на подготовку будущих педагогов и инженеров — натыкаются на стойкие представления казахстанской молодежи о престиже и перспективности тех или иных специальностей.

На магистерской ступени послевузовского образования основная доля студентов готовится по специальностям: социальные науки и бизнес (38,6%), технические науки и технологии (17,8%), образование (13,5%), естественные науки (9,9%). Низкой остается доля подготовки студентов по ветеринарии, сельскохозяйственным наукам, искусству, сфере услуг. Не осуществляется подготовка специалистов по междисциплинарным наукам. С 2004 года подготовка магистрантов по специальностям «технические науки и технология» увеличилась в три раза. За это же время количество магистрантов по «социальным наукам и бизнесу» и «праву» увеличилось вдвое.

Реформируя вузы, правительство страны пошло по европейскому пути. Предпринятые преобразования больше ориентированы на европейскую, чем на американскую или азиатско-тихоокеанскую модели. Но декларируемое на бумаге и в отчетах часто далеко от действительного положения дел. Поэтому неприятие реформ и сопротивление инновациям, встречающиеся среди значительной части преподавателей и ученых, обусловлены не только и не столько их консерватизмом, сколько формально-бюрократическим подходом к конкретным реформам со стороны органов управления образованием.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности