Думай и богатей

Чтобы обыграть рынок, не надо увлекаться теханализом, нужно больше думать самостоятельно и пытаться понять природу происходящих событий, считает управляющий директор российской компании «Брокеркредитсервис» Владимир Солодухин

Думай и богатей

Нынешний год будет более сложным в плане оценки рисков. Усилится зависимость от развивающихся экономик, предугадать состояние которых непросто. Как действовать в таких условиях и какие отрасли будут наиболее привлекательными в 2011 году для частных инвесторов, рассказывает Владимир Солодухин.

— В 2010 году ведущие биржевые индексы РТС и МВВБ выросли чуть больше 23%. Какие отрасли внесли самый большой вклад в рост индексов?

— Наибольший вклад внесли сектора, имеющие в индексе большой вес. В российских индексах наибольший вес имеют сектора ТЭК, металлургии, банки и энергетика, а также нефтегазовый и горнодобывающий — традиционно наиболее «тяжелые» в индексе. В силу своего процентного веса в 2010 году именно они внесли основной вклад в рост индекса. С точки же зрения динамики роста больше всех вырос потребительский сектор, что подтверждается лидерством именно потребительских ПИФов в прошедшем году, вторым по темпам роста был как раз металлургический сектор.

— Давайте сначала разберем металлургию. Отдельные компании увеличились в стоимости до 45%. Смогут ли они в 2011 году продолжить рост?

— Высокий рост сектора был оправдан и обусловлен и ростом цен на продукцию, и восстановлением объемов спроса практически до предкризисных уровней. В кризис и сразу после него произошел значительный дестокинг (падение запасов) у металлотрейдеров. В 2010-м происходило одновременно и восстановление спроса у потребителей, и возобновление запасов, сначала благодаря азиатским странам и в первую очередь Китаю, их же спрос стал основным драйвером для роста промышленных металлов — меди, никеля, цинка и так далее. Позже к восстановлению спроса «подключились» развитые экономики. Металлы платиновой группы росли отчасти на технологическом спросе, отчасти — золото и серебро — в качестве защитных активов в посткризисный период.

Факторов для продолжения роста у металлургов в 2011 году остается довольно много. И здесь российские предприятия в полной мере встроены в глобальную экономику, мировой баланс спроса/предложения. Но, к сожалению, национальная специфика — большой объем металлоемких инфраструктурных государственных проектов и, как следствие, желание государства активно вмешиваться в регулирование внутренних цен на коксующийся уголь, железорудное сырье и прокат не всегда позитивно для «домашних» производителей в секторе черной металлургии.

— А что будет с потребительским сектором? Сейчас ретейл все еще недооценен или уже перекуплен рынком?

— Как я уже говорил, этот сектор в прошлом году рос лучше всех. Дело в том, что он представлен компаниями средней капитализации второго и третьего эшелонов. Когда к рынку вернулись уверенность и склонность к риску, появился спрос на акции таких компаний. Они выросли в пять-восемь раз, даже больше, чем металлургия. Единственная проблема — рыночная капитализация сектора, как следствие — его доля в индексе «широкого рынка» минимальна, иначе индексы ММВБ и РТС прибавили бы гораздо больше.

Говоря о будущем росте потребительского сектора, надо понимать, что в России он носит характер производного от сырьевых цен. Настолько, насколько зависит от них располагаемый доход и потребительская уверенность населения. Если цены на сырьевые товары будут устойчивы и высоки, как сейчас, то и эти показатели будут улучшаться, и население начнет тратить и кредитоваться. Известно, что при превышении некого качественного порога располагаемого дохода потребление домохозяйств начинает расти сверхпропорционально, и это положительно скажется не только на производителях продуктов питания, продовольственном ретейле, но и на банках, сетях, торгующих непродовольственными товарами, например бытовой техникой. В выигрыше даже бизнес сотовых операторов — если есть свободные деньги, потребитель перестает жестко контролировать свои расходы на мобильную связь.

Другой фактор роста — состояние сектора в целом. Помимо того, что потребление уже почти вернулось на докризисный уровень, что дало органический (без экспансии) рост продаж, крупные компании стали расти, консолидируя отрасль за счет недорогих покупок бизнеса и недвижимости мелких региональных сетей, которые подходят им по формату. Та же картина в производстве продуктов питания. Более крупные игроки наращивают выручку и свободные денежные потоки. К тому же в непростой ситуации падения платежной дисциплины в кризис у них появилась дополнительная прайс-пауэр — «возможность договариваться» с производителями и поставщиками о более выгодных ценах. Поэтому не факт, что история с ростом капитализации (читай котировок акций) российского потребсектора исчерпана. Если государство, озаботившись высокой потребительской инфляцией, не вмешается и не начнет излишне интенсивно рулить продовольственными ценами, у сектора есть шанс показать хорошие финансовые результаты и в 2011 году.

— Что будет драйверами роста рынка в 2011 году?

— Мировой рынок очень быстро меняется, но сейчас инвесторы, затаив дыхание, смотрят на два основных фактора. Первый — продолжится ли мягкая денежная политика — то самое пресловутое «печатание денег» в развитых экономиках? Второй, взаимосвязанный, — Китай: сможет ли он выстоять при снижении уровня потребления в развитых странах или же из-за опасности инфляционного перегрева начнет охлаждать собственную экономику и тормозить внутренний спрос? При отрицательных ответах на эти вопросы у нас будет еще одна волна неприятностей. Драйверы для нашего рынка — традиционные сырьевые истории: базовые металлы, черная металлургия, нефть при устойчивом спросе. За ними будут тянуться обслуживающие отрасли и, как мы указывали выше, все те, кто зависит от располагаемого дохода населения и расходной части госбюджета. Также мировой тренд в сырьевых секторах — нарастающая консолидация, что поддержит сырьевые цены. В первой половине года, к примеру, на рынке стал вполне возможен всплеск цен, поскольку есть потери по объемам твердых коксующихся углей, которые незаменимы в производстве: металлурги снизят производство, будет дефицит стали. Даже если поставки угля восстановятся, текущие цены уже высоки, и еще вопрос, будут ли они падать.

— Как инвесторы находят инвестиционные идеи, исходя из небольшого выбора: с одной стороны — сырье, с другой — обслуживающие сырье отрасли?

— Ну, это справедливо для российского, сырьевого по природе, рынка. На глобальных рынках выбор несколько проще. Девальвация основных мировых валют к сырью, вследствие той самой сверхмягкой денежной политики, ведет к тому, что взрывным образом растут в первую очередь сырьевые, добывающие активы. Если это сопровождается стагнирующим потреблением (как в текущей ситуации), все, что стоит выше в технологической цепочке, в какой-то момент становится уязвимым. И наоборот, снижение цен на сырье при приостановке сверхмягкой денежной политики приведет к росту стоимости денег, более низким ценам на сырье и, в зависимости от ситуации с занятостью и потребительским спросом, либо к дефляции (очень плохой сценарий, пример — Великая депрессия), и тогда акции не интересны, либо к развороту экономики к восстановлению и умеренно-инфляционному росту и смещению в портфелях акцента в сторону более высокого технологического передела. Между этими сценариями, упрощенно, инвесторы и двигаются.

При этом исторически рынок каждый раз, подобно женщине, своеобразен и неповторим, точно спрогнозировать сырьевые цены невозможно, на ценообразование влияет великое множество факторов. Каждый раз нужно тщательно анализировать специфику конкретной рыночной ситуации, избегать неких устойчивых парадигм, на фондовом рынке не уместны устоявшиеся правила, как в преферансе, — рынок действительно всякий раз новый и не повторяется. Экономические теории на каждом витке спирали развития глобальной экономики пересматриваются, модифицируются, а иногда вообще отвергаются. Так что успешного инвестора отличает умение вовремя увидеть изменение ситуации и произвести оперативные ребалансировки и реаллокации портфеля. Гибкость очень важна.

— Значит, каких-то долгосрочных стратегий у вас нет, вы торгуете на среднесрочную перспективу?

— Мы традиционно придерживаемся долгосрочных стратегий и долгосрочных целей, фундаментального подхода сверху вниз. Однако та турбулентность, которую мы сейчас наблюдаем и будем еще какое-то время наблюдать на рынках сырья и фондовом рынке, способна быстро менять всю картинку полностью. И это большая проблема для фундаментального подхода. Сложно делать долгосрочный прогноз развития компании. Поэтому в текущей ситуации мы постоянно верифицируем все модели, чаще делаем перебалансировки. Однако базируемся все же на фундаментальном анализе как на единственном твердом фундаменте, просчитываем, оцифровываем все возможные сценарии.

— Ищите ли вы возможность инвестировать в не связанные с сырьем сектора?

— Планируем за этим выходить на глобальный рынок, так как именно из-за сырьевого характера «домашнего» рынка нам внутри России становится тесно. Очевидно, что технологически и с точки зрения развития законодательства для нас это вполне реально. Внутри страны крупным инвесторам сложно диверсифицировать портфели, не так быстро развиваются новые отрасли. Есть проблемы с правами миноритариев, качеством корпоративного управления и излишне активным участием государства в крупном акционерном капитале.

— Ожидаете ли вы, что в 2011 году российские, а также внешние инвесторы будут более охотно брать на себя риски?

— Активность будет зависеть от ситуации на развивающихся рынках. Если им удастся добиться контролируемого роста без перегрева, то спрос на наше сырье и услуги смежных отраслей будет довольно высок.

В целом же картина будет весьма нервной. В начале 2011 года мы открылись в зеленой зоне и неделю пребывали в полной эйфории. Но сегодня ведущие брокерские дома вновь заговорили о нарастании рисков. Все ожидали высоких цифр инфляции в Китае, она сложилась ниже предыдущей, но нервозность осталась. И вопрос в том, не будет ли инфляция слишком горяча в наступившем году. Инвесторам потребуются выдержка и умение действовать адекватно, не дать собой манипулировать.

— Какие стратегии наиболее оправданны в данном случае для розничного инвестора?

— Наиболее грамотной стратегией, особенно в этом году, будет отдать деньги профессиональным управляющим. До сих пор многие дома не раскрыли стратегии на год в том виде, как они это делали раньше. Год плохо прогнозируемый, хотя ожидания таковы, что закончится он для рынков позитивно. В предыдущие два года, какие бы они ни были волатильные, были понятны намерения центробанков ведущих стран по отношению к своим финансовым системам. Сейчас такое ощущение, что ФРС, ЕЦБ и ЦБ Китая стоят на распутье.

— Каков ваш прогноз по конечному значению индекса РТС или МВВБ?

— На мой взгляд, в течение года по индексу МВВБ 2150 пунктов мы сделать можем, но будем ли на этом уровне заканчивать год, не уверен. К концу года можем начать испытывать серьезный рост инфляции, возможно, начнутся другие негативные процессы. Нужно работать каждый день, меньше увлекаться теханализом.

— А чем вам не угодил теханализ?

— У меня физико-математическое образование, и идея оцифровывать модель мира и пытаться ее понять с точностью до каких-то цифр мне органично близка. Еще в начале своей карьеры в 1995 году я потратил массу времени и денег компании, где я начинал, на изучение всевозможных теорий теханализа, дошел до компьютерных нейросетей, прогнозирующих рынки. В итоге пришел к выводу, что теханализ — жуткий редукционизм. Неоправданный, приводящий к построению недостоверной модели системы под названием «фондовый рынок». А часто вообще не имеющий с ним ничего общего. Проще говоря, так же легко можно прогнозировать рынок, гадая на кофейной гуще, бросая монетку. В упрощенном графическом изображении поведения рынка кому-то видятся треугольники, «головы и плечи», и они думают, что эти линии и завитушки могут реально отразить сложнейшие процессы.

На самом деле, когда на рынке сидят три мелких спекулянта и отсутствует ликвидность, все это «колдовство» может ими же и подтверждаться. Проверка подобных теорий начинается, когда на рынок приходят крупные игроки с большими объемами средств и бумаг.

В текущем году инвестор должен быть предельно осторожен. Не планировать более чем на квартал, двигаться от отчета к отчету эмитента. Больше читать аналитику, подходить к любой истории критически, быстро реагировать, формировать диверсифицированный портфель. Не нужно обещать себе, что я заработаю за месяц энную сумму долларов. Надо настраивать себя просто сработать лучше индекса. Изучайте макроэкономическую и фундаментальную аналитику больших брокерских домов и пробуйте понять природу вещей.   

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики