Доживем до первого апреля

Если в случае с невозвратом кредитов все риски ложатся на банки, то негативные последствия дефолтов эмитентов с пенсионными фондами разделяют все вкладчики, поскольку лишаются части дохода

Доживем до первого апреля

Хотя основная волна дефолтов прошла в 2009 году во время пика глобального финансового кризиса, списки эмитентов, объявивших дефолт по своим обязательствам, пополняются и поныне. Не далее как на прошлой неделе еще одна компания — АО «Астана Газ Сервис» — допустила дефолт по выплате основного долга по своим облигациям в объеме 289 млн тенге. А всего в списках дефолтников на начало текущего февраля значилось 30 эмитентов, которые не погасили свою задолженность по выплате купона и погашению основного долга по 52 выпускам облигаций на общую сумму 578,275 млрд тенге.

На пенсионные фонды, являющиеся основным инвестором на казахстанском фондовом рынке, в целом приходится незначительная доля таких обязательств: на 1 января 2011 года в дефолтные бумаги было вложено 1,54% пенсионных активов, или чуть больше 35 млрд тенге. При этом, как видно на графике, доля дефолтных облигаций в совокупном пенсионном портфеле имеет тенденцию к снижению: максимума — 4,3% (86,3 млрд тенге) — она достигла в июне, после чего стала уменьшаться.

Возникает вопрос, за счет чего идет снижение? Часть потерь пенсионные фонды восстановили в процессе реструктуризации обязательств БТА, Альянс Банка и Темирбанка. Что касается других эмитентов, как объяснила «Эксперту Казахстан» заместитель председателя Агентства финансового надзора (АФН) Алина Алдамберген, любой финансовый инструмент должен учитываться по справедливой цене. Дефолтные бумаги обесценились, поэтому упала и их стоимость. Не только возможная потеря денег, вложенных в облигации эмитентов, допустивших дефолт, но, пожалуй, в большей степени их обесценение — ­наиболее острая проблема накопительных пенсионных фондов (НПФ) на сегодня, потому что следствием этого является низкая инвестиционная доходность. А для вкладчиков это основной показатель деятельности фонда.

Цена обесценения

«Покупная стоимость этих инструментов (облигаций эмитентов, допустивших ­дефолт. — «ЭК») сейчас существенно занижена, поэтому в общей статистике по совокупной структуре портфеля пенсионных фондов объем вложений в бумаги дефолтных эмитентов, действительно, выглядит незначительным. Другая картина складывается при анализе показателей инвестиционного дохода пенсионных фондов, на которых напрямую отражаются результаты обесценения бумаг тех или иных компаний», — говорит председатель правления НПФ «УларУмит» Гульнара Алимгазиева.

В мае 2009 года, когда начался вал дефолтов, АФН обязало фонды создавать в своих портфелях резервы против возможного обесценения бумаг. Резервы (провизии) против обесценения активов фонды формируют за счет расходов по пенсионным активам (ПА), иначе говоря, за счет инвестиционного дохода. «К первому апреля 2011 года НПФ должны будут создать провизии под обесценение проблемных активов, дефолты по которым наступили в 2009—2010 годах в объеме 90 процентов. То есть основные потери будут отражены в учете. Вкладчики уже недополучили инвестиционный доход за период, в течение которого провизии создавались. В настоящее время создание провизий является основной причиной низкой доходности фондов, а уровень не покрывает инфляцию. Но не нужно забывать, что в докризисный период отдельные фонды показывали доходность, значительно перекрывающую инфляцию. Если говорить в долгосрочном периоде, то можно утверждать, что пенсионная система к первому апреля уже переживет самые сложные последствия кризиса», — считает заместитель председателя правления, директор департамента инвестиционного управления АО «НПФ Капитал» Ибрай Иркегулов.

В 2010 году 12-месячный коэффициент номинального дохода К2 по системе сложился на уровне 4,39% при годовой инфляции 7,8%. Кризис и последовавшие за ним дефолты заставляют фонды уходить в качество, поступаясь доходом. Недостаточная ликвидность фондового рынка и требования регулятора не оставляют НПФ выбора. АФН с января 2010 года изменило расчет пенсионных активов, взвешенных по степени риска, что увеличило давление на капитал, так как чем выше риск по инструментам, тем выше у фондов должен быть уровень достаточности капитала. Кроме того, агентство увеличило лимиты инвестиций в государственные бумаги (ГЦБ) сначала до 20%, а потом до 30% объема ПА. С 1 января 2011-го лимит вновь снижен до 20%, но это не значит, что фонды срочно начнут продавать ГЦБ. Сегодня совокупная доля госбумаг в портфелях НПФ — 45% — более чем в два раза выше, чем нужно по нормативам АФН. «Такая большая доля ГЦБ говорит о том, что у НПФ нет альтернативных бумаг, приемлемых для инвестирования», — считает г-жа Алдамберген. А оборотная сторона качества — низкая доходность.

Чем наполнить кубышку?

Доходность всегда была для нашей пенсионной системы «моментом истины». Именно в стремлении получить более высокий инвестдоход НПФ обращались в правительство и АФН с просьбой расширить список инструментов для инвестиций ПА. «Пенсионные деньги должны работать на экономику страны!» — таков был посыл. А в общем, «пенсам» просто не хватало хороших и доходных бумаг. Проблема встала особенно остро, когда бюджет несколько лет подряд исполнялся с профицитом и у правительства не было нужды в заимствованиях, тогда не хватало даже низкодоходных гособлигаций. В ответ на обращения НПФ правительство сначала инициировало проект строительства железнодорожной ветки станция Шар — Усть-Каменогорск с привлечением пенсионных активов под инфраструктурные облигации — это был один из первых проектов государственно-частного партнерства (ГЧП). Затем на фондовый рынок были допущены долговые бумаги компаний второго эшелона: привлечение денег с рынка стало для них альтернативой банковскому кредитованию. НПФ разрешили вкладываться в бумаги этих компаний со множеством ограничений. В кризис большая часть данных бумаг перешла в разряд дефолтных, в том числе и первые инфраструктурные облигации.

Сегодня в АФН объясняют череду дефолтов тем, что на фондовый рынок вышли компании, которые оказались неустойчивыми в кризис. Как сказала на ­пресс-конференции агентства на прошлой неделе г-жа Алдамберген, сейчас вносят изменения в законодательство, чтобы на фондовый рынок вышли интересные и достаточно устойчивые компании, а «не компании второго эшелона, которые, заняв <сначала> у банков, вышли на рынок ценных бумаг. У обремененных обязательствами эмитентов, естественно, при изменении экономической ситуации появились проблемы с обслуживанием и займов, и кредитов. Фондовый рынок требует большой прозрачности от эмитентов, раскрытия информации. Больше требований к корпоративному управлению. Но не все эмитенты к этому готовы».

Как выяснилось при наступлении дефолтов, многие компании использовали привлеченные с рынка деньги совершенно не в тех целях, которые были заявлены в проспектах выпусков: одна компания, например, занималась спекуляциями на рынке недвижимости. Понятно, что обвал этого рынка повлек за собой и отказ платить по обязательствам.

Смогут ли «пенсы» доверять эмитентам? Г-н Иркегулов сомневается в этом: «Мы отмечаем снижение уровня доверия к эмитентам. Пенсионные фонды с большей осторожностью будут оценивать риски инвестирования и с особой тщательностью проводить мониторинг каждого эмитента».

Фонды опасаются, что не у всех эмитентов действительно существовали основания для отказа платить по своим обязательствам. Об этом говорят судебные иски.

Как рассказывал один из представителей НПФ «Эксперту Казахстан», многим эмитентам просто удобно отказаться платить по своим обязательствам, а затем реструктуризировать облигационные займы, что они и делают, нередко шантажируя инвесторов, мол, не пойдете на наши условия, объявим банкротство.

Об этом же говорила и глава АФН Елена Бахмутова на упомянутой пресс-конференции. Говоря о программе оздоровления крупных и средних предприятий, она отметила, что у компаний должна быть возможность реабилитации в рамках закона о банкротстве, и добавила: «Чтобы компания не уходила путем банкротства от своих обязательств. В этом заинтересованы и банки, и инвесторы».

Еще одним последствием дефолтов стало снижение привлекательности пенсионного бизнеса для акционеров. «Наблюдается падение уровня акционерной заинтересованности в эффективной работе пенсионных фондов, поскольку акционеры должны постоянно выполнять требования о повышении собственного капитала пенсионных фондов. Последний фактор может привести к консолидации на пенсионном рынке», — предсказывает Гульнара Алимгазиева.

«Проклятые» вопросы

Первый — кто виноват? Можно, конечно, обвинять управляющих в недальновидности, непрофессионализме и неумении правильно оценивать риски, но следует помнить, что вместе с никому не известными компаниями дефолты были допущены такими еще вчера считавшимися первоклассными эмитентами, как БТА Банк, а также Альянс Банк, «Казахстан кагазы», чьи акции обращаются на Лондонской бирже, или, например, АО «Вита».

Даже сегодня, когда АФН и пенсионные фонды, да и другие финансовые организации, которые пострадали от дефолтов, пытаются совместными усилиями решить проблемы, чтобы снизить возможность повторения ситуации в будущем, нет-нет да и возникнут взаимные обвинения в случившемся. Главный виновник, безусловно, кризис. «Спусковым крючком стала финансовая ситуация на внешних рынках», — таково мнение Ибрая Иркегулова. Но некоторые участники рынка считают, что свою роль сыграло расширение списка инструментов, разрешенных для приобретения за счет ПА. «В период, когда шел бурный рост экономики, на рынке появились новые эмитенты, которые тогда представлялись надежными, прогнозировали существенную доходность. Одновременно лимиты ослаблялись, больше самостоятельности давалось фондам. Отсутствовала специальная регулирующая структура, определяющая, в какие ценные бумаги могут вкладываться пенсионные деньги, не были внедрены нормы контроля за стоимостными характеристиками, за целевым использованием инвестиций, что впоследствии выразилось в череде дефолтов», — считают, например, в НПФ «УларУмит». И это мнение разделяют многие другие фонды, считающие, что часть ответственности несет регулятор рынка.

Елена Бахмутова еще раз подняла тему ответственности не только эмитентов и госорганов, но и самих инвесторов. В частности, она подчеркнула, что пенсионные фонды должны вкладывать свои активы осознанно. «Вообще проблема дефолтов — это не только проблема эмитентов,

но и инвесторов, — продолжила она. — Работа на фондовом рынке — это работа с публичной информацией и умение ее оценивать. Поэтому думать, что кто-то вложится в инструмент просто так, потому что он разрешен, а оценивать последствия и отвечать за эти последствия будет кто-то другой — это неправильная постановка вопроса». Она рассказала, что сегодня на рынке возникла дискуссия по поводу введения статьи о персональной ответственности должностных лиц в закон об АО в рамках законопроекта о внесении дополнений и изменений в законодательство по вопросам ипотечного кредитования. «Акционеры либо группа акционеров, владеющих в общей сложности не менее 5% акций, получат возможность обращаться с исками о возмещении материального ущерба, нанесенного обществу. Эта процедура должна быть ясная, понятная, и тогда защита прав инвесторов станет не декларируемой, а реальной, — подчеркнула глава АФН. — Но это требует времени. Эти шаги означают внедрение корпоративного управления на практике. Если мы хотим, чтобы у нас дефолты были исключением, нежели правилом, мы должны повышать ответственность органов управления, эмитента за свои действия, в частности по выходу на листинг, а потом по делистингу, попытку скрыть какие-то проблемы в компании, а также повышать ответственность инвесторов».

Пока универсального лекарства от дефолтов нет, да его и не может быть на фондовом рынке, где риск идет рука об руку с прибылью. Но изменения в законодательство, пруденциальные нормативы АФН сократят число желающих поживиться за счет пенсионных денег, а негативный опыт управляющих заставит тщательнее отбирать инструменты для инвестирования.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом