Ничего нового

Редакционная статья

Ничего нового

Очередные схемы государственной поддержки жилищного строительства не учитывают проблему изношенных коммуникаций. Озвученные планы рассматривают в первую очередь механизмы финансового содействия частным строительным компаниям, которые, как ожидается, будут возводить доступное жилье и прочие виды недвижимости в ближайшие годы. Ставка опять делается на частный бизнес, которому не интересно все, что приносит менее 20—30 процентов дохода ежегодно. А если вспомнить строительную отрасль накануне кризиса, так застройщики вообще не начинали проекты, если рентабельность была ниже 100%. Такова реальность.

Между тем отечественное жилищно-коммунальное хозяйство дошло до такого состояния, что речь сейчас идет не о его опережающем развитии, и даже не о модернизации, а о восстановлении до уровня, который не будет тормозить развитие всей экономики.

Но схемы финансирования этого нелегкого процесса никто пока не предлагает. Посмотрите на Алматы: индивидуальный жилой сектор самого крупного и богатого города страны зимой окутывается дымом от десятков тысяч угольных печек, потому что не хватает природного газа. В ближайших пригородах южной столицы стоят десятки многоквартирных домов, обитатели которых полтора десятка лет живут без центрального отопления. Во всем регионе подключение к воде и свету стало огромной проблемой, питающей коррупцию.

Сколько процентов экономического роста мы теряем, сколько рабочих мест не создаем, потому что предпринимателям отказывают в выдаче техусловий на подключение? И отказ зачастую оправдан: коммунальные сети просто не выдержат дополнительной нагрузки. В регионе нет дефицита электроэнергии, но изношенные линии и подстанции не позволяют обеспечивать энергией крупные объекты. А все дело в деньгах, вернее, в их отсутствии. Что-то можно делать только с помощью государства, а оно раскошеливается, если стране предстоят события международного масштаба.

Например, в 2010 году, перед Азиадой, алматинские власти всерьез занялись энергетикой, в нее должны были вложить 81 млрд тенге. Вообще на эту сферу деньги тратят с 2007 года. Итог — обновлено примерно полтора десятка подстанций из 56 имеющихся. Этот частный пример хорошо показывает порядок сумм, которые надо потратить на модернизацию ЖКХ. Заметим — деньги были исключительно бюджетные.

Коммуналка как бизнес сегодня не интересна. Причин много — тут и тарифная политика, и долгий возврат вложенных денег, и общее техническое состояние. Предлагаемые схемы поддержки строительной отрасли — и через кредиты-депозиты в БВУ, и через Жилстройсбербанк — предполагают, что в процесс будет вкладываться главным образом частник, а казна будет его поддерживать. Но в ЖКХ нет прибыли, туда никто не пойдет, и поддерживать некого.

В начале 2000-х пришлось уйти из Алматы бельгийской «Трактебель», которая пыталась решить проблемы ремонта тепло- и энергетических сетей, которыми управляла, за счет повышения тарифов. Однако власти не могли позволить иностранному инвестору поднимать цены, ведь тарифы в Казахстане — дело не только социальное, но и политическое. Бельгийцы ушли за миллионы долларов отступных.

Остается Агентство по делам строительства и ЖКХ, которое имеет стратегический план развития аж до 2014 года. План, по мнению специалистов, с точки зрения постановки проблемы вполне адекватный. Вот только суммы на решение этих проблем заложены очень уж скромные: на 2010 год — 37 млрд тенге, на 2011 год — ­48,6 ­миллиарда…

Сравните: только на предотвращение возможности аварии и отключений во время Азиады и только на один город было истрачено в два раза больше. В масштабах страны придется тратить много миллиардов долларов. И все эти миллиарды придется взять из бюджета, потому что отрасль неприбыльная. Но признать этот факт, выработать схему, определить сроки и ответственность опять не хватает духу. Может быть, потом когда-нибудь…