Дорогой трудной, дорогой непрямой…

Дорогой трудной, дорогой непрямой…

В Алматы в галерее «Тенгри-Умай» открылась персональная выставка Алмагуль Менлибаевой «Моя шелковая дорога к тебе». И хотя казахстанская художница лауреат премий «Тарлан» и «Дарын», она чаще выставляется в Европе, Америке и Австралии, чем на родине. Сейчас ее произведения можно также увидеть в Национальной австралийской галерее Квинсленда, на выставке «XXI век: искусство первой декады», а весной она примет участие в биеннале в Шардже и в ньюйоркской галерее Priska C. Juschka Fine Art. Живет Алма то в Берлине, то в Амстердаме. Но моделей и сюжеты для своих работ находит там же, где и черпает вдохновение, в казахской глубинке. По ее собственному признанию, уехав за границу, она совершила «культурный исход», потому что в нашей стране скучно и тесно, а у нее есть и желание, и потенциал работать на международных площадках. По мнению художницы, материал для творчества в Казахстане более драматичный, чем на Западе, конфликты у нас выглядят острее и отчетливее. Например, фильм «Exodus» («Исход») она сняла в 2009 году в Центральном Казахстане, в селе недалеко от Караганды. «Это очень интересное место, полное драматичных событий, расположено недалеко от печально известного Карлага. Самобытные азиатские лица, действительно провинциальный быт жителей этого села — где бы я еще нашла такое?» — задается она риторическим вопросом.

В этот раз на выставке можно посмотреть два видеоарта: «Бабочки Айша-биби», фильм 2010 года, снятый близ Тараза, и «Джихад» 2004-го — в Туркестане. Местом действия обоих фильмов стали знаменитые памятники архитектуры — мавзолеи. В первом фильме местом действия стал мавзолей Айша-биби, во втором — Хаджи Ахмеда Ясави. Существует казахская легенда об Айша-биби, дочери известного поэта-суфия, трагически погибшей, не успевшей соединиться со своим возлюбленным Караханом, который воздвиг на месте ее гибели мавзолей, как пишут в преданиях, «сказочной красоты». Если эстетически фильм спровоцирован красотой мусульманского и языческого зодчества, то идейный мотив художница черпает в современной социально-политической проблематике — гендерном конфликте. Но война полов — не просто модная западная тема. Спор между мужчиной и женщиной вечен. Даже доминировавшая тысячелетиями патриархальная культура не смогла разрешить его. Подавление женского начала мужским еще больше способствовало вытеснению энергии и усилению конфликта. В фильме Алмы женщина обладает неземной мистической силой, она не от мира сего. Мужчины же показаны серыми и банальными, все как один похожими друг на друга. Они не замечают волшебства, происходящего у них прямо перед глазами. Пока женщины, как бабочки-пэри, возносятся над землей, мужчины зевают. Найденный художницей контраст магии и рутины, возвышенного и низменного, производит тонкий комический эффект.

В видео «Джихад» Алмагуль исполняет перформанс с покрывалом перед входом в мавзолей Хаджи Ахмеда Ясауи, написавшего суфийскую «Книгу книг», пустую книгу. «На Востоке образ женщины с покрывалом ассоциируется с множеством значений: он репрезентирует покорность или красоту, ограниченность или защищенность, слабость или конвенциональное мышление. В перформансе покрывало символизирует наш ум. Женщина играет с условностью ума. Каждый кадр заканчивается резким ударом покрывала о камеру, как пощечина…», — поясняет автор.

Алмагуль присуще критическое отношение к окружающей действительности, ментальности и образу жизни своего народа. Как признается художница, по мировосприятию она не мусульманка, а язычница. Ей близка шаманская мифология. Казалось бы, ее творчество пропитано тюркской эстетикой и отражает традиции древней кочевой культуры. Но это, скорее, форма, которую художница заполняет современной проблематикой. Реанимируя отжившие ценности прошлого, Алма находит для них современные трактовки и смыслы и помещает в контекст массовой поп-культуры. Мистика в ее работах не самодостаточна, она лишь повод к разговору о жесткой реальности и непроходимой дремучести традиционного мышления. «Мы сейчас все бросились сохранять свои традиции, но не многие понимают, что в такой трактовке это не что иное, как возвращение в Средневековье. Для необразованных людей сохранить свою ментальность в буквальном смысле означает вернуться в прошлое, т.е. деградировать. Многие уверены, что вернуться к своей национальной идентификации — значит стать мусульманином. По большей части они тесно связывают нашу уникальную культуру с религией, хотя очевидно, что это абсолютно разные вещи», — уверена она.

По мнению художницы, главное условие, способствующее сохранению традиций с богатым потенциалом и отсеиванию нежизнеспособных — это знание истории: «К сожалению, мы, пережившие советский период, практически не знаем свою историю. Когда человек имеет о своей истории лишь приблизительное понятие, тогда возникают проблемы».

Сейчас на всем постсоветском пространстве активизировался национализм. Это как раз пример возвращения к прошлому, к древним временам. Все это идет от невежества и необразованности — на это невыносимо смотреть, переживает художница. Еще одной тянущей нас на дно традицией Алма считает кумовство: «У нас страна непрофессионалов. Непрофессиональные врачи, учителя и так далее. “Мы же братья, мы из одного аула, вспомни семь поколений предков...” — это у нас вместо рекомендаций. Страдает профессионализм, страдает страна. Давно пора пересмотреть систему ценностей, пусть это будет и неприятно, и больно, но что делать?» — вопрошает она. Возможно, именно в готовности говорить о проблемах и нелицеприятных фактах жизни своего народа и своей страны, в способности открывать посредством творчества правду жизни другим и заключается подвижничество художника. Только в нем в полной мере проявляют себя поиск и движение, гармония чувств, а главное — любовь, такая же вечная, как Великий шелковый путь.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности