Дорогой трудной, дорогой непрямой…

Дорогой трудной, дорогой непрямой…

В Алматы в галерее «Тенгри-Умай» открылась персональная выставка Алмагуль Менлибаевой «Моя шелковая дорога к тебе». И хотя казахстанская художница лауреат премий «Тарлан» и «Дарын», она чаще выставляется в Европе, Америке и Австралии, чем на родине. Сейчас ее произведения можно также увидеть в Национальной австралийской галерее Квинсленда, на выставке «XXI век: искусство первой декады», а весной она примет участие в биеннале в Шардже и в ньюйоркской галерее Priska C. Juschka Fine Art. Живет Алма то в Берлине, то в Амстердаме. Но моделей и сюжеты для своих работ находит там же, где и черпает вдохновение, в казахской глубинке. По ее собственному признанию, уехав за границу, она совершила «культурный исход», потому что в нашей стране скучно и тесно, а у нее есть и желание, и потенциал работать на международных площадках. По мнению художницы, материал для творчества в Казахстане более драматичный, чем на Западе, конфликты у нас выглядят острее и отчетливее. Например, фильм «Exodus» («Исход») она сняла в 2009 году в Центральном Казахстане, в селе недалеко от Караганды. «Это очень интересное место, полное драматичных событий, расположено недалеко от печально известного Карлага. Самобытные азиатские лица, действительно провинциальный быт жителей этого села — где бы я еще нашла такое?» — задается она риторическим вопросом.

В этот раз на выставке можно посмотреть два видеоарта: «Бабочки Айша-биби», фильм 2010 года, снятый близ Тараза, и «Джихад» 2004-го — в Туркестане. Местом действия обоих фильмов стали знаменитые памятники архитектуры — мавзолеи. В первом фильме местом действия стал мавзолей Айша-биби, во втором — Хаджи Ахмеда Ясави. Существует казахская легенда об Айша-биби, дочери известного поэта-суфия, трагически погибшей, не успевшей соединиться со своим возлюбленным Караханом, который воздвиг на месте ее гибели мавзолей, как пишут в преданиях, «сказочной красоты». Если эстетически фильм спровоцирован красотой мусульманского и языческого зодчества, то идейный мотив художница черпает в современной социально-политической проблематике — гендерном конфликте. Но война полов — не просто модная западная тема. Спор между мужчиной и женщиной вечен. Даже доминировавшая тысячелетиями патриархальная культура не смогла разрешить его. Подавление женского начала мужским еще больше способствовало вытеснению энергии и усилению конфликта. В фильме Алмы женщина обладает неземной мистической силой, она не от мира сего. Мужчины же показаны серыми и банальными, все как один похожими друг на друга. Они не замечают волшебства, происходящего у них прямо перед глазами. Пока женщины, как бабочки-пэри, возносятся над землей, мужчины зевают. Найденный художницей контраст магии и рутины, возвышенного и низменного, производит тонкий комический эффект.

В видео «Джихад» Алмагуль исполняет перформанс с покрывалом перед входом в мавзолей Хаджи Ахмеда Ясауи, написавшего суфийскую «Книгу книг», пустую книгу. «На Востоке образ женщины с покрывалом ассоциируется с множеством значений: он репрезентирует покорность или красоту, ограниченность или защищенность, слабость или конвенциональное мышление. В перформансе покрывало символизирует наш ум. Женщина играет с условностью ума. Каждый кадр заканчивается резким ударом покрывала о камеру, как пощечина…», — поясняет автор.

Алмагуль присуще критическое отношение к окружающей действительности, ментальности и образу жизни своего народа. Как признается художница, по мировосприятию она не мусульманка, а язычница. Ей близка шаманская мифология. Казалось бы, ее творчество пропитано тюркской эстетикой и отражает традиции древней кочевой культуры. Но это, скорее, форма, которую художница заполняет современной проблематикой. Реанимируя отжившие ценности прошлого, Алма находит для них современные трактовки и смыслы и помещает в контекст массовой поп-культуры. Мистика в ее работах не самодостаточна, она лишь повод к разговору о жесткой реальности и непроходимой дремучести традиционного мышления. «Мы сейчас все бросились сохранять свои традиции, но не многие понимают, что в такой трактовке это не что иное, как возвращение в Средневековье. Для необразованных людей сохранить свою ментальность в буквальном смысле означает вернуться в прошлое, т.е. деградировать. Многие уверены, что вернуться к своей национальной идентификации — значит стать мусульманином. По большей части они тесно связывают нашу уникальную культуру с религией, хотя очевидно, что это абсолютно разные вещи», — уверена она.

По мнению художницы, главное условие, способствующее сохранению традиций с богатым потенциалом и отсеиванию нежизнеспособных — это знание истории: «К сожалению, мы, пережившие советский период, практически не знаем свою историю. Когда человек имеет о своей истории лишь приблизительное понятие, тогда возникают проблемы».

Сейчас на всем постсоветском пространстве активизировался национализм. Это как раз пример возвращения к прошлому, к древним временам. Все это идет от невежества и необразованности — на это невыносимо смотреть, переживает художница. Еще одной тянущей нас на дно традицией Алма считает кумовство: «У нас страна непрофессионалов. Непрофессиональные врачи, учителя и так далее. “Мы же братья, мы из одного аула, вспомни семь поколений предков...” — это у нас вместо рекомендаций. Страдает профессионализм, страдает страна. Давно пора пересмотреть систему ценностей, пусть это будет и неприятно, и больно, но что делать?» — вопрошает она. Возможно, именно в готовности говорить о проблемах и нелицеприятных фактах жизни своего народа и своей страны, в способности открывать посредством творчества правду жизни другим и заключается подвижничество художника. Только в нем в полной мере проявляют себя поиск и движение, гармония чувств, а главное — любовь, такая же вечная, как Великий шелковый путь.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее