После того

После того

В чем смысл жизни? Зачем мы живем? Вопросы более чем классические — вечные. «Не так уж важно, есть ли загробная жизнь. Главное — жил ли ты до того момента, как умер», — говорит герой Джона Малковича в картине Жиля Бурдо «Заложник смерти». Что вполне в духе русской классической литературы — «Смерти Ивана Ильича» или «Живого трупа» Льва Толстого. Никогда человек так глубоко не задумывается о смысле жизни, как перед смертью. Или же, как утверждают философы, в предельных, экзистенциальных ситуациях, к ней приравниваемых и требующих сделать выбор.

«Заложник смерти» — название для отечественного проката. В оригинале же оно звучит как Afterwards, т.е. буквально — потом, позже, вследствие. Но, как известно, «после того — не значит вследствие того». Более того, еще не случившееся событие может изменить текущую жизнь человека. Таким неслучившимся, но неизбежным для всякого живущего является смерть. Она могла быть смыслом жизни. Другое дело, что мы, живя, забываем о ней или попросту не думаем. Ведь вопрос еще и в том, когда она нас настигнет. Но ответ на него заставляет тревожиться человека, поменять отношение к себе и к жизни. Однажды хладнокровному служащему нью-йоркского офиса, юристу Натану является вестник смерти, доктор Кей (его и играет Малкович). Предназначение Кея помогать людям, которые скоро умрут, чтобы их смерть, а вместе с ней и жизнь не оказались бессмысленными. Сообщая о скорой кончине, милосердный доктор пытается внушить Натану, что тому нужно как можно скорее измениться. В самой смерти нет ничего страшного и трагического, философствует он. Натана осеняет, что доктор явился ему неспроста, и он решает посвятить остаток отведенного ему времени когда-то брошенной им семье. Давным-давно, ребенком, попав под машину, Натан уже испытывал состояние клинической смерти. И вот спустя 30 лет ему предстоит к ней подготовиться.

Знаком скорой смерти становится белое сияние вокруг еще живого героя. Можно сказать, что им пропитана вся картина. Оператор из Тайваня Марк Пин Бин Ли придал большое значение световым экспериментам. Свет разлит у него повсюду — от панорамных городских пейзажей до интимных, камерных сцен. Так что невольно вспоминаешь классиков советской сатиры: «По темным углам зачумленной дворницкой вспыхивал и дрожал изумрудный весенний свет. Бриллиантовый дым держался под потолком. Жемчужные бусы катились по столу и прыгали по полу. Драгоценный мираж потрясал комнату».

К недостаткам картины можно отнести такой антигуманный факт: чтобы Натан поверил посланнику, из жизни должны уйти сразу четыре персонажа. Поэтому по замыслу режиссера время от времени герои оказываются в раковом корпусе. Еще более убедительным аргументом, с точки зрения автора, должен стать загробный мир, похожий на сосновый бор с картин Шишкина. Здесь возникает и другая более поздняя ассоциация — райский домик в адской глуши из «Антихриста» Ларса фон Триера. Герой же Джона Малковича, являющийся среди бела дня и вкрадчивым голосом, глядя в глаза, сообщающий о скорой гибели, напоминает свидетеля Иеговы, пристающего на улице и всуе поминающего имя Господа. На ум приходят предупреждение из Апокалипсиса о лжепророках и то, что любое волшебство на поверку может оказаться фокусничеством.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности