Загадки казахской истории

Исследуя истоки казахской государственности, любой ученый неизбежно приходит к «монгольской проблеме»

Акимбеков С. М. История степей: феномен государства Чингисхана в истории Евразии. — Алматы: Центр Азии, 2011. — 640 с.
Акимбеков С. М. История степей: феномен государства Чингисхана в истории Евразии. — Алматы: Центр Азии, 2011. — 640 с.

В начале этого года увидела свет книга известного публициста и политолога Султана Акимбекова «История степей: феномен государства Чингисхана в истории Евразии». Данное издание следует рассматривать шире, чем только исторический труд или историографический обзор заявленной проблемы. Фактически автор своей работой ставит перед аудиторией вопросы политического наследия и развития современного казахстанского общества.

В обширном введении обозначены основные вопросы, на которые пытается ответить автор: что есть «монгольская проблема» в контексте истории казахов и в целом кочевников Евразии, каково историческое и политическое влияние монгольского наследия на дальнейшую эволюцию кочевников, в чем причина появления казахских жузов и другие. Немало места ученый уделяет евразийству.

С первых страниц книги автор предупреждает читателя, что рассматриваемая проблема не является далекой от нас историей — она имеет прямое отношение к идеологии формирования в Казахстане национального государства. Автор затрагивает и важную для науки проблему номадизма.

У него не вызывает сомнений, что государство, созданное Чингисханом, оказало решающее влияние на всю политическую и этническую историю Евразии. Историю многих народов Евразии, включая казахов, необходимо соотносить с унаследованной ими монгольской традицией управления. Главные вопросы истории Евразии тесно связаны с взаимоотношениями кочевых и оседлых обществ. Эта истина, хорошо знакомая большинству ориенталистов и этнологов, вызывает порой протест со стороны традиционных историков, сконцентрированных прежде всего на изучении «цивилизованных» систем.

Основное содержание книги — достаточно подробное изложение исторических событий, связанных с зарождением, формированием, расцветом и гибелью Монгольской империи. Автор считает, что истоки Монгольской империи следует искать в китайской истории. Именно события в Китае подтолкнули и спровоцировали генезис монгольской государственности. Автор делает предположение, что эволюция государственной системы Китая стала одним из главных катализаторов процессов формирования имперской кочевой государственности.

Большое внимание в книге уделяется этимологии термина «монгол». Ученый приходит к выводу, что термин носил искусственный характер и был продуктом сознательного политического решения со стороны Чингисхана с целью легитимизации своей власти. Сутью реформы Чингисхана было торжество военной организации над традиционной племенной структурой. Поэтому можно с полным основанием считать Монгольскую империю уникальным проектом, не имевшим аналога ни до, ни после в истории степной Евразии. Как заключает исследователь, Монгольская империя изменила характер внутренних связей во всех кочевых сообществах, попавших на ее орбиту, что в свою очередь изменило этническую историю центральной Евразии.

В работе делается новаторское открытие механизма формирования постмонгольской этнонимики степных племен бывшего Дешт-и-Кипчака. Автор выдвигает версию, которую вполне можно принять в научный оборот, откуда в казахской степи появилось такое большое количество монгольских названий при фактическом отсутствии массового переселения монгольских племен (что противоречит устоявшейся точки зрения многих маститых востоковедов прошлого). Ученый предполагает, что благодаря проведенной Чингисханом реформе племенная принадлежность командира вновь созданных «тысяч», заменивших прежние племена, приводила к присвоению ее всей военной единице. А в будущем монгольские военные единицы эволюционировали в племенные группы, в своей основной массе имевшие монгольские названия.

Большое внимание уделяется феномену монгольских улусов как основному элементу строительства империи. Именно улусы перехватывают функции государства у разваливающейся империи. В среде улусов происходит формирование новых этносов на основе военно-политической организации, созданной Чингисханом. Большое место в книге занимает история улуса Джучи как наиболее отвечавшего задачам монгольского имперского строительства. Отдельным сюжетом располагается в книге так называемый русский вопрос. Вполне логичен переход к истории возникновения Казахского ханства, в котором видится последний сколок Монгольской империи как ее прямого наследника организации и идеологии.

Завершает монографию раздел, посвященный «самой большой загадке казахской истории» — появлению казахских жузов. Султан Акимбеков достаточно подробно излагает исторические концепции на этот счет, не присоединяясь ни к одной из них. В духе предлагаемой им интерпретации развития монгольской истории и государственности после революционных изменений Чингисхана автор предлагает видеть в казахских жузах не территориальные объединения (основной постулат прежних концепций), а типичные монгольские улусы, т.е. объединения кочевников на политической основе. Автор приходит к заключению, что образование казахских жузов было сложным компромиссом между казахами, с одной стороны, и ногаями и моголами — с другой. Все три группы племен объединяли такие факторы, как общность языка, религии и способ ведения хозяйства.

Ранняя традиция опоры на древние и средневековые источники делала знакомство с политической историей Евразии сложным делом с точки зрения выявления логики повествования. Оно было запутанным и тяжелым для восприятия (подобным изъяном страдал даже великий Бартольд). Эта книга читается легко и интересно, при этом автор не навязывает свою концепцию, а логически подводит к ней. В этом несомненная ценность рецензируемой книги, которую мы охотно рекомендуем всем, кому интересна не только история Казахстана и Евразии, но и история вообще.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики