Плановое опоздание

Все последнее десятилетие Казахстан, в лице своей нацкомпании «КазМунайГаз», не считал отечественную нефтепереработку приоритетным направлением развития. Когда цены на бензин в России и Казахстане сравняются, топливный рынок республики, возможно, будет захвачен российскими компаниями

Плановое опоздание

Розничные цены на нефтепродукты в Казахстане и России будут выравниваться в рамках ЕЭП, заявил 24 января этого года председатель правления НК «КазМунайГаз» (КМГ) Каиргельды Кабылдин. В настоящее время цены на ГСМ в России и Казахстане «в принципе, одинаковые», сообщил он журналистам. При этом, как пояснили журналу в КМГ, речь идет о ценах на светлые нефтепродукты без учета налогов — акциза и НДС. «Что касается розницы, то здесь сегодня наш рынок чуть дешевле, чем российский», — отметил г-н Кабылдин.

Разница в розничных ценах между топливными рынками двух стран довольно существенна. По данным Росстата, на дату пресс-конференции главы КМГ средняя цена литра бензина марки А-92 (Аи-93) на рынке России составила 24,11 рубля, или 120,5 тенге по курсу Нацбанка РК. В Казахстане бензин этой же марки, по данным АО «Главное диспетчерское управление нефтяной и газовой промышленности» (АО «ГДУ НГП» — уполномоченный орган Министерства нефти и газа РК), стоит в среднем 90,3 тенге за литр. Другими словами, разница в цене составляет 33,4%. Бензин марки АИ-95 в России стоил 130,5 тенге (103 тенге в Казахстане). Дизтопливо на российском рынке в последние месяцы резко подорожало, 24 января оно в пересчете на отечественную валюту продавалось в розницу в среднем по 124,8 тенге за литр, или на 41% дороже, чем в Казахстане.

В КМГ поясняют следующее: «Разница в розничных ценах — это, прежде всего, налоги (В РФ НДС — 18%, в РК –12%, акциз в РФ на 2011 г. на бензин стандарта Евро-2 — 5995 руб/тонна (28 776 тг/тн), на дизельное топливо — 2 753 руб/тонна (13214 тг/тн). В РК акциз на бензин составляет 5000 тг/тн, на дизельное топливо — 600 тг/тн. Уровень внутренних цен на нефть и нефтепродукты в Российской Федерации находится в прямой зависимости от мировых цен на углеводородное сырье, в связи с действием механизма определения ставки таможенной пошлины на экспорт нефти и нефтепродуктов в зависимости от изменений мировых цен. При этом рост или снижение цен на нефть не означает мгновенное увеличение или снижение цен на нефтепродукты, поскольку процесс покупки, переработки нефти и реализации готовой продукции занимает как минимум 1—2 месяца. Соответственно, приобретая нефть по высокой цене, нефтедобывающие компании реализуют выработанные нефтепродукты также по высокой цене в течение указанного периода».

Г-н Кабылдин, очевидно, успокаивал общественность. И он предельно откровенно объяснил причины, по которым горючее в нефтедобывающей России стоит так дорого. «Чем выше экспортная таможенная пошлина (ЭТП), которую устанавливает российская сторона, тем выше <цены на нефтепродукты>, потому что российские нефтяные компании получают то, что недополучили от экспорта нефти за счет внутреннего рынка», — сказал глава КМГ. Ряд экспертов полагает, что российские власти фактически позволили своим нефтяникам частично компенсировать рост платежей в бюджет за счет других отраслей и населения.

Сегодня российские цены вплотную приблизились к розничным ценам автомобильного топлива на рынке США. Согласно сайту Energy Information Administration US, 14 февраля литр дизеля на американском рынке стоил 136 тенге, а бензин — в среднем 121 тенге за литр. В Китае в прошлом году власти трижды поднимали розничные цены на бензин и дизтопливо, и горючее там стоит на 10—15% выше, чем в Америке.

Соответственно, цены на автомобильное топливо в странах Таможенного союза сопоставимы с ценами на рынках крупнейших импортеров нефти, хотя члены этого объединения являются его экспортерами. Рост цен на горючее раскручивает инфляцию и негативно влияет на общий рост экономики, увеличивая издержки. В то же время компании нефтяного сектора, поставляющие нефть на внутренний рынок, занятые в ее переработке и владеющие сетями заправок, получают дополнительную прибыль.

Нефтяники прежде всего

В условиях единого экономического пространства и открытия таможенной границы выравнивание внутренних цен внутри нового экономического образования было неизбежным. Поскольку внутренние цены на основные ресурсы в рамках существующей доктрины развития не считаются факторами, серьезно влияющими на конкурентоспособность, этот вопрос при образовании Таможенного союза не стал для Казахстана проблемой.

Как именно изменение цен на топливо влияет на инфляцию и отражается на экономике в целом, никто в нашей стране толком не считал. По крайней мере, в ежеквартальном «Обзоре инфляции» Нацбанка РК таких оценок не содержится. И в России, и в Казахстане экономическая политика строится на основе либерально-монетаристских идей, отдающих предпочтение финансовым инструментам регулирования экономических процессов. Поэтому официальных исследований влияния существующих низких цен на горючее на конкурентоспособность отечественных компаний и товаров не проводилось. Степень влияния дешевого бензина на стоимость потребительской корзины также серьезно не изучалась.

Низкие внутренние цены на топливо и природный газ, по мнению известного российского экономиста Сергея Глазьева, представляют собой механизм перераспределения части ренты от использования природных ресурсов среди всего населения страны. В бедных странах и странах со средним уровнем доходов такая схема позволяет повышать уровень жизни и доступность благ для большинства.

Наоборот, слишком высокий уровень относительных цен, например на нефтепродукты (по отношению к общему уровню цен на внутреннем рынке и покупательной способности потребителей), можно интерпретировать как неоправданное завышение рентных прибылей нефтяного комплекса за счет доходов, получаемых потребителями.

Повышение внутренних цен на энергоносители, в первую очередь на газ, стало одним из основных условий вступления России и Казахстана в ВТО.

Ресурсная невозможность

В Казахстане к такому повороту событий были готовы. В октябре прошлого года правительство утвердило «Программу по развитию нефтегазового сектора в Республике Казахстан на 2010 — 2014 годы». В частности, одним из ключевых моментов программы стало решение о поэтапной либерализации цен на газ. Сегодня газ в Казахстане стоит 23—143 доллара/тыс. куб. метров. «Ресурсные возможности страны после 2020 года будут резко ограничены и, с учетом высоких цен на рынках европейских стран, которые уже сегодня составляют порядка 250—340 долларов/тыс. куб. м, цены на газ в Казахстане будут неизбежно расти», — указывается в документе.

Почему ресурсные возможности будут ограничены, если к 2030 году, согласно официальным прогнозам, Казахстан будет добывать 100 миллиардов куб. м газа ежегодно и войдет в пятерку крупнейших мировых экспортеров? Ответа на этот вопрос в программе нет. Из добытых в 2009 году 36 млрд кубов внутри страны на все возможные нужды использовано лишь около 14 млрд (в том числе сухого газа — 8,6 млрд), и в будущем добычу планируется наращивать опережающими темпами.

Так как цена газа в тарифе на тепловую энергию составляет до 70%, то рост цен до европейского уровня, по официальным данным, приведет к увеличению тарифов от 140% (Алматы) до 200% (Костанайская область). Вряд ли они будут компенсированы даже для малоимущих — нагрузка на бюджет в этом случае окажется слишком велика.

Таким образом, КМГ, как и российские нефтяники, по сути, получил возможность компенсировать свои расходы и платежи в бюджет за счет потребителей. Это полностью согласуется с фактической стратегией нацкомпании, предполагающей увеличение доли зарубежных активов и снижение зависимости от всех рисков, связанных с Казахстаном. Одним из таких рисков была обязательная продажа топлива по сниженной цене.

Проблемы на контроле

Сегодня КМГ контролирует подавляющее большинство перерабатывающих мощностей республики: 99,49% на Атырауском нефтеперерабатывающем заводе (АНПЗ), 49,7% в PetroKazakhstan Oil Products (Шымкентский НПЗ, или ПКОП) и 100% на Павлодарском нефтехимическом заводе (ПНХЗ) через ТОО «Refinery Company RT».

Все предприятия технологически устарели. При этом лишь АНПЗ работает исключительно на отечественной нефти, тогда как ПКОП загружен российской нефтью на 20%, ПНХЗ — на 100%. Глубокую переработку нефти технологически может осуществлять лишь ПНХЗ (80—85%). Это самый современный НПЗ в стране, он был сдан в эксплуатацию в 1978 году. Доля светлых нефтепродуктов в лучшие времена достигала 36% в общем объеме продукции. При максимальной загрузке завода его доля в общем производстве нефтепродуктов в Казахстане по бензину и керосину может составить 50%, а по дизтопливу — 40%. Проектная мощность ПНХЗ — 7,5 млн тонн нефти в год. Глубина переработки в настоящее время составляет около 76%.

В 2009 году в Казахстане потребление высокооктанового бензина (АИ-92 и выше) составило 2,3 млн тонн, а внутреннее производство — всего 1,3 млн. Согласно данным Агентства по исследованию рентабельности инвестиций в Казахстане, на Павлодарском заводе уровень выхода высокооктанового бензина в 2009-м составлял 21,37%, на Шымкентском заводе — 11,45%. На Атырауском НПЗ, несмотря на широко разрекламированную модернизацию, выход АИ-92 составил всего 3,88%, а более высокие марки не производятся. Импорт высокооктанового бензина в республику в 2009 году составил 38% от внутреннего потребления, авиакеросина — 18,1%. По оценкам экспертов, стоимость переработки нефти у нас достигает 30% от стоимости конечного продукта (в развитых странах эти затраты вдвое меньше).

В КМГ на вопрос редакции о состоянии нефтепереработки, ответили следующее: «В 2009 году в Казахстане был принят Комплексный план развития нефтеперерабатывающих заводов Республики Казахстан до 2015 года. Его целью является насыщение внутреннего рынка основными видами нефтепродуктов — высокооктанового бензина, авиа- и дизельного топлива. При этом на модернизацию трех НПЗ необходимо ориентировочно более 4 миллиардов долларов США. В рамках данной программы в 2010 году КМГ приступил к строительству комплекса по производству ароматических углеводородов на Атырауском НПЗ. Он позволит впервые начать производство базовой продукции для нефтехимической отрасли Казахстана: бензола и параксилола. В целом модернизация и реконструкция Атырауского НПЗ к 2015 году позволит увеличить глубину переработки нефти с 50 до 87 процентов. При этом объем переработки нефти достигнет 5,5 млн тонн в год. Выпускаемые нефтепродукты будут соответствовать международным стандартам Евро-4 и Евро-5».

Из Омска с бензином

Вступление республики в Таможенный союз дает повод сомневаться в том, что эта программа будет выполнена даже в урезанном виде. Если цены на топливо сравняются с российскими, то в перспективе весь имеющийся сегодня дефицит, а также будущие потребности страны в высококачественном бензине будут удовлетворены путем импорта из России.

Темпы модернизации российских НПЗ опережают рост спроса на высококачественный бензин на внутреннем рынке. В настоящее время только четверть российского автопарка — это автомобили с двигателями уровня Евро-3 и выше. Ожидается, что в 2012—2014 годах лишь 35—40% авто будет представлено техникой, отвечающей нормам Евро-3. Однако российским правительством объявлена программа перехода на этот стандарт. Соответственно, НПЗ вынуждены переходить к более современным технологиям.

В последние годы доля экспорта в объеме производства автобензина в России составляет около 18%, дизтоплива — более 50%, мазута — более 80%. В 2009 году российские компании продали за рубеж около 4,3 млн тонн бензина. Российские заводы активно проводят модернизацию своего производственного цикла. Так, лишь в 2010-м были введены установки изомеризации, позволяющие производить бензин высокого качества, на Сызранском и Омском НПЗ, а также на Ангарском НХК. До 2015 года планируется ввести подобные установки на всех ведущих российских НПЗ общей мощностью 4,3—4,5 млн тонн в год.

Особого внимания в нашем случае заслуживает модернизация расположенного у границ Казахстана Омского НПЗ. Завод, входящий в состав нефтегазовой компании «Газпром нефть», является одним из самых современных нефтеперерабатывающих заводов России и одним из крупнейших в мире. Установленная мощность — 19,5 млн тонн нефти в год, глубина переработки нефти — 86,6%. В 2009 году ОНПЗ лидировал в России по объемам производства светлых нефтепродуктов и ароматических углеводородов. Комплекс изомеризации легких бензиновых фракций, введенный на ОНПЗ в 2010 году, — самая мощная установка данного типа в России и Европе, третья по мощности в мире. Она позволит выпускать 800 тыс. тонн высооктанового компонента товарных бензинов.

Российские компании уже начали экспансию в Казахстан. В прошлом году ТОО «Газпром нефть — Казахстан» купило 23 АЗС на юге республики. Формально экспорту из России препятствует действующий закон «О государственном регулировании производства и оборота отдельных видов нефтепродуктов». По этому закону правительство республики имеет возможность устанавливать предельные цены на «социально значимые» ГСМ, в частности на бензин марки АИ-92. Кроме того, нормы закона требуют, чтобы бензином торговали лишь «производители нефтепродуктов, поставщики нефти, а также лица, владеющие на праве собственности или иных законных основаниях базой нефтепродуктов». Все эти ограничения, скорее всего, будут отменены, как только цены на бензин в Казахстане достигнут российского уровня.

Поздно и дорого

КМГ сегодня, по сути, не имеет серьезной возможности конкурировать с увеличением объемов импорта топлива из России. Модернизация отечественных НПЗ, о которой так много говорилось все последние десять лет, до сих пор так и не началась. «По Павлодарскому и Шымкентскому НПЗ мы находимся на прединвестиционной стадии, — заявил 12 января этого года Каиргельды Кабылдин, — По итогам ТЭО будет принята окончательная конфигурация и определена стоимость необходимых инвестиций, после этого будут проведены коммерческие переговоры, будем принимать окончательное инвестиционное решение и определять подрядчика, который будет осуществлять реализацию этого проекта».

При этом при модернизации АНПЗ обновленная установка этого завода предполагала использование нефти из Тенгиза, о стабильных поставках которой КМГ договориться не удалось. В результате планируемая степень переработки достигнута не была. Сегодня, по данным АО «КазМунайГаз — переработка и маркетинг», тариф на переработку нефти на АНПЗ вдвое превышает цены двух других отечественных НПЗ. Так, тариф на переработку тонны нефти в 2010 году в ТОО PKOP вырос с 3100 до 3947 тенге, в АО ПНХЗ — с 3742 до 4992 тенге. В то же время АНПЗ увеличил цену переработки с 5764 до 7462 тенге за тонну. По экспертным оценкам, чтобы оправдать все расходы на реконструкцию завода, цена бензина с этого предприятия должна быть установлена на уровне европейской — три евро за литр.

Проект реконструкции ПКОП требует согласования с партнерами, у которых могут быть свои интересы. Китайские совладельцы имеют собственную сеть заправок и собственное сырье. Павлодарский же завод полностью зависит от поставок из России. КМГ уже вел переговоры о его частичной продаже ТНК-BP, окончившиеся безрезультатно. Не исключено, что в будущем россияне все-таки попытаются получить контроль над ПНХЗ, используя зависимость от поставок как рычаг давления. Хотя в КМГ утверждают, что сегодня варианты продажи абсолютно никаких активов нацкомпании не рассматриваются и в ближайшие годы рассматриваться не будут.

Собственных денег на реконструкцию заводов у КМГ нет. До сих пор ни один из масштабных зарубежных инвестпроектов нацкомпании, в которые в общей сложности было вложено более 3,5 млрд долларов, не принес ей ничего, кроме убытков. Неудачей окончилась покупка Херсонского НПЗ на Украине, не решены проблемы с властями в Грузии (Тбилгаз) и Румынии. Разработки в Северном море и Ираке еще не вошли в практическую стадию. В 2009 году компания привлекла около 11,5 млрд долларов для своих «дочек». В то же время объем денежных средств на конец декабря 2009 года по всем структурам КМГ составил всего 1,5 млрд долларов. Весной 2010 года КМГ выпустил еврооблигации на 4 млрд долларов. На осень 2010 года общий долг компании составлял около 15 млрд долларов, прибыль по итогам года ожидается на уровне 1,9 млрд долларов.

Все вышеописанное позволяет сделать вывод, что к началу экономической интеграции с Россией Казахстан и КМГ, в частности, оказались, мягко говоря, не готовы. Нацкомпания имеет на балансе изношенные и малоэффективные НПЗ, значительный объем долга, большие проблемные инвестиции за рубежом и недостаток средств на развитие. Как бы то ни было, сдержать рост цен на бензин в республике государство не сможет, что будет подпитывать и без того разнуздавшуюся инфляцию.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом