И плохое станет хорошим

Программа оздоровления крупных и средних компаний должна оздоровить и банки

И плохое станет хорошим

На прошлой неделе глава правительства Карим Масимов на пленарном заседании мажилиса напугал депутатов возвращением финансового кризиса. Но тут же успокоил: «Я хотел вас заверить, что так же, как мы справились с трудными моментами 2007—2008 годов, точно так же мы найдем решение для всех существующих вопросов». В правительстве уже создана рабочая группа, которая «отслеживает ситуацию на мировых рынках и возможность повторения тех кризисных моментов, которые были в 2007—2008 годах». Одним словом, власти Казахстана готовятся к новому кризису, а пока продолжают расчищать завалы, оставленные предыдущим, то ли уже завершившимся, то ли находящимся в состоянии ремиссии.

15 февраля министр финансов Болат Жамишев на заседании правительства представил программу оздоровления крупных и средних предприятий, имеющих большое значение для экономки Казахстана.

Локальная помощь — крупным банкам, малому и среднему бизнесу, а также заемщикам-ипотечникам через рефинансирование займов, строительному сектору — путем вливания бюджетных средств для завершения начатых объектов, крупным компаниям — через субсидирование ставок по кредитам в рамках «Дорожной карты бизнеса — 2020» — дала передышку, но не восстановила платежеспособность предприятий. От этого страдают они сами, их работники и кредиторы — те же банки. Новая программа должна помочь бизнесу, а опосредованно и банкам: облегчая бремя перекредитованных предприятий, государство, по сути, стимулирует погашение их задолженности перед банками, в результате снизится доля просроченных кредитов в портфелях. Кроме того, ряд мер касается непосредственно и самих банков второго уровня (БВУ), в частности, программой предусмотрен механизм очищения балансов банков от плохих активов. По данным «Тройки Диалог», на данный момент неработающие кредиты составляют 20 млрд долларов.

«Как известно, за период кризиса у отдельных компаний из сегмента крупного бизнеса накопился серьезный набор проблем, главной из них являются большие долговые обязательства перед кредиторами, в основном перед финансовыми институтами. Это финансирование в свое время было выделено на развитие их инвестиционных планов по расширению имеющихся мощностей. Кроме того, на ухудшение деятельности предприятий повлияла девальвация, снижение спроса и рентабельности. Разработанная правительством программа оздоровления позволит, прежде всего, восстановить предприятия в реальном секторе экономики, оживить банковскую активность в сфере кредитования, снять социальную напряженность, а также дать новый толчок устойчивому росту экономики в будущем», — так оценивает значение программы для экономики управляющий директор Банка ЦентрКредит Ерлан Ермаханов.

Большие занимали по-крупному

Возьмись правительство сразу за решение проблем крупных предприятий, кто знает, возможно, не понадобились бы вливания денег из госказны на поддержку малого бизнеса, полностью зависящего от платежеспособного спроса, потому что предприятия МСБ в основном работают в сфере услуг и торговли, а также в качестве поставщиков и подрядчиков крупных компаний. Когда системообразующие предприятия не выплачивают зарплату, увольняют работников, не рассчитываются за поставленные услуги и товары со своими партнерами, облегчение долгового бремени МСБ — временная мера, ведь основная проблема не устранена. Нестабильное финансовое состояние крупных предприятий проецируется на более мелкие компании, которые зависят от их благополучия. «Решением проблем крупного бизнеса на уровне государства занялись в последнюю очередь. Сначала были приняты необходимые меры по поддержке МСБ, затем была очень правильная программа поддержки строительного сектора. Тогда все посчитали, что крупный бизнес может сам решить свои проблемы. Если бы этим сегментом также занялись сразу, то накопленных проблем к сегодняшнему дню было бы гораздо меньше», — посетовал один из представителей банков.

Программа ограничивает список претендентов на госпомощь, в первую очередь речь идет о системообразующих, даже градообразующих предприятиях несырьевого сектора, важных для регионов не только с точки зрения пополнения местных бюджетов, но и создания рабочих мест. По словам г-на Ермаханова, это те предприятия, которые могут работать и рассчитываться по долгам, если сейчас им будет оказана поддержка.

У многих финансовых институтов большие проблемы сегодня именно с кредитами крупных заемщиков. В основном это действующие предприятия, но они не могут обслуживать свои долги, а большая часть их активов заложена в банках. Это замкнутый круг — компаниям для работы нужны оборотные средства, кредиторы же с полным основанием отказываются давать деньги неплатежеспособному клиенту. Если программа будет реализована как задумано, то снизится долговое бремя на заемщиков юридических лиц, улучшится их платежеспособность, восстановятся, в конечном счете, производственные процессы. А это хорошо для банков второго уровня. «Улучшение финансового актива, финансового состояния заемщика за счет снижения бремени банку выгодно, поскольку улучшает в целом его финансовые активы», — отмечает директор департамента финансирования корпоративных клиентов ДБ АО «Сбербанк» Казахстан» Евгений Решетник.

Вообще банкам в этой программе уделено много места. Они основные кредиторы, им и решать, стоит спасать предприятие или лучше его обанкротить. Кроме того, оздоровление предприятий будет способствовать очищению портфелей БВУ от плохих кредитов, в чем банки кровно заинтересованы.

Последняя мера

По словам председателя Агентства финансового надзора Елены Бахмутовой, порядок работы с проблемными компаниями такой: сначала оценивается масштаб проблемы, затем комитет кредиторов выносит вердикт — включать это предприятие в список спасаемых или нет, причем предполагается, что нужно будет одобрение не менее 85% от числа кредиторов. Понимая, что оздоровление экономики невозможно без банкротств нежизнеспособных предприятий, власти намерены внести изменения в соответствующее законодательство. «Чтобы была возможность реабилитации предприятий в рамках эффективно работающего закона о банкротстве, чтобы все интересы кредиторов, особенно залоговых, были удовлетворены, а компании не уходили от своих обязательств через банкротство», — объяснила г-жа Бахмутова. Она подчеркнула, что цель программы — очистить портфель банков так, чтобы жизнеспособные предприятия, которые важны еще и с точки зрения занятости, поступления налогов в бюджет, остались, нежизнеспособные были обанкрочены, банки же списали потери за счет своих собственных средств.

Но как раз банкам такой поворот не нравится, во всяком случае, до основательной переработки законодательства о банкротстве. «Мы говорим о действующем бизнесе, и банкротить его невыгодно всем. Особенно учитывая, что у нас плохо отработана процедура банкротств и компания продается не как бизнес, а фактически по отдельным уцененным частям», — отмечает Ерлан Ермаханов.

Банкротство — это достаточно сложный процесс с юридической и экономической точек зрения, подчеркивает Евгений Решетник. «Предприятие может быть обанкрочено, имея какие-то задолженности. В законе о банкротстве затрагиваются интересы в первую очередь кредиторов — банков и других финансовых учреждений. Я думаю, правительство и регулирующие органы будут дорабатывать закон, необходимо внести поправки, связанные с защитой интересов финансовых институтов. Они являются кредиторами третьей-пятой очереди. Удовлетворение требований очередников осуществляется либо за счет денег предприятия, либо за счет продажи имущества. Как правило, у компаний, которые испытывают трудности, все имущество заложено в банках. Без согласия банка это имущество, естественно, не может быть реализовано. За счет чего в таком случае предприятие будет удовлетворять кредиторов?» — резюмирует он.

Таким образом, предприятие не может решить свои проблемы по долгам без согласия кредиторов, а тем тоже не хочется фиксировать убытки и банкротить предприятие. Одним из главных элементов программы является определение приемлемого уровня долга, который позволит компании восстановить текущую платежеспособность и в течение пяти лет достичь показателей в бизнесе, позволяющих перейти к стратегии роста и закрыть с некоторой отсрочкой старые долги. «Такая мера возможна при внесудебной реструктуризации, при согласии основного большинства кредиторов на долгосрочную поддержку предприятия в соответствии с предложенной независимой экспертизой. Для реализации программы реструктуризации и надлежащего управления неработающей частью обязательств кредиторами будут создаваться КУСА — компании по управлению стрессовыми активами», — говорит г-н Ермаханов.

В здоровом банке — здоровый баланс

В действующем законе «О банках и банковской деятельности» есть норма, которая разрешает БВУ передавать проблемные активы в отдельные компании по управлению такими активами, но до сих пор ни один банк не воспользовался этим правом. По словам г-жи Бахмутовой, новая программа будет обязывать банки передавать стрессовые активы в специальные компании. Как рассказали в компании «Тройка Диалог», механизм, возможно, предполагает создание выделенного юридического лица для каждого банка, которому будут переданы его «плохие» активы для последующей продажи инвесторам — Национальному банку, другим банкам, пенсионным фондам — путем секьюритизации (рекапитализации) либо для объявления этого юридического лица банкротом и списания «плохих» активов. Правительство намерено поддерживать выделенные юридические лица, которые продолжат свое существование, через субсидии, льготное налогообложение и прочие механизмы, при этом через налоги стимулируя списание банками безнадежных активов, которые на данный момент составляют 20%.

Банки в целом приняли эту идею: им нужно очищать балансы от «плохих» кредитов, причем как можно быстрее. «Это оздоровит балансы БВУ и повысит активность банков в кредитовании экономики Казахстана. Можно бесконечно долго говорить об отсутствии рынка “плохих” кредитов и инвесторов, но если ничего не делать, то этот рынок и не появится, и мы никогда не узнаем о реальном инвестиционном спросе на эти активы. Кроме того, нельзя увязывать создание банками компаний для работы с проблемными активами только с перспективой их продажи в краткосрочной перспективе другим инвесторам. Здесь также идет речь об эффективном операционном управлении данными активами с целью их продажи в среднесрочной или долгосрочной перспективе по мере восстановления экономики и спроса», — уверен аналитик отдела анализа и прогнозирования БТА Банка Анвар Дебердеев.

Но как это будет, пока точно никто не знает — механизмы не отработаны. Судя по высказываниям банкиров, существуют разногласия, какую часть долгов сбрасывать в КУСА. По словам Ерлана Ермаханова, банки хотели бы передавать неработающие части кредитов с последующей конвертацией этого долга в капитал, а АФН выступает с предложением передачи в компанию задолженности всех кредиторов в полном объеме. По его мнению, при таком подходе будут страдать интересы залоговых кредиторов, а ведь именно они являются основными кредиторами крупных и средних компаний.

Еще один вопрос: будут ли КУСА дочерними компаниями банков, как будет определяться цена активов и, наконец, сохранят ли БВУ за собой право регресса? «По закону у банков это право есть, однако они могут его лишиться по суду в отношении кредитов, списанных с баланса. Из-за этого обстоятельства, а также из-за падения цен на недвижимость крупные списания стали экономически невыгодными», — предполагают аналитики «Тройки Диалог».

Евгений Решетник считает, что с созданием КУСА у банка появится возможность передачи части задолженности, которую клиент просто не в состоянии обслуживать. Но передавать «плохие» активы в такие компании для банков — значит раскрывать долю проблемных активов и убытков по ним. Готовы ли игроки к этому? «Зачем нам переводить долг в компанию по управлению стрессовыми активами и признавать убытки, если проще зафиксировать убытки и признать долг в качестве “плохого“, — отвечает на этот вопрос г-н Решетник. — Тут все затрагивается — и законодательство, и надзорное регулирование, и пруденциальное регулирование. Вопрос не одного дня, только видя отработанный механизм, можно будет говорить о выгодности или невыгодности для банка. Пока ситуация противоречива. Да, нужно переводить “плохие” долги. Где-то банки самостоятельно пытаются улучшить состояние своих заемщиков — иногда это дает положительные результаты, иногда нет. Основная задача компаний по управлению плохими активами — из неработающего актива сделать работающий. Пока не известен механизм расчетов: если компания будет покупать эти долги, тогда встанет вопрос о дисконтировании, но при этом все деньги, которые удастся вернуть, будут принадлежать этой компании».

Как нам рассказали в одном из банков, предполагается, что при передаче в КУСА обязательства компании будут отражаться на балансе банков как дебиторская задолженность. Регуляторы предлагают амортизировать ее в течение пяти лет по 20%, если долги все-таки не будут выплачены, банки будут списывать их постепенно, а не единовременно. Для предприятия это тоже хорошо, все его долги будут сосредоточены в одном месте, и оно будет работать не с 20 кредиторами, а с одной компанией и с ней искать пути выхода из ситуации. У кредиторов появится возможность вернуть хотя бы часть своих денег, а у предприятия — вернуться в рабочее состояние.

«Если все мероприятия, запланированные государством в рамках программы оздоровления предприятия, будут реализованы и предприятие реанимировано, то банк вернет все проблемные долги. Если нет, то все равно предприятие сможет обслуживать часть своей задолженности, а определенный объем процентов государство берет на себя», — говорит Евгений Решетник.

Нацбанк сейчас реанимирует идею Фонда стрессовых активов. ФСА, созданный в начале 2009 года, так и не заработал — денег было слишком мало (на капитализацию обещали миллиард долларов, а дали только часть этой суммы), и конфликт интересов между банками и ФСА по поводу дисконта при выкупе фондом плохих активов так и не был разрешен. Сейчас предлагается создать ФСА-2 без участия государственных средств. По словам главы Национального банка Григория Марченко, фонд будет выпускать облигации, размещать их на рынке и за полученные деньги выкупать плохие активы у банков. Для первого ФСА тоже найдется работа: с кредитами, связанными с недвижимостью. Кредиты будут разделяться на три категории. Первая — уже завершенное строительство и введенное в эксплуатацию, вторая — строящаяся недвижимость и третья — участки земли, на которых стройка еще не начата. «Вот по этим трем видам будут выводиться кредиты из балансов банков в компании специального назначения, что позволит очистить балансы от таких кредитов. Потом эти компании будут покупать эти активы для того, чтобы их потом реализовать», — рассказал г-н Марченко.

Так общими усилиями можно будет очистить балансы банков, чтобы они вновь начали кредитовать, другие способы уже не помогают.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом