Оружейники сильны партнерством

Создавая СП с иностранцами, казахстанская оборонка планирует не только удовлетворить собственный гособоронзаказ и внутренний рынок продукции двойного назначения, но и отправить кое-что на экспорт

Оружейники сильны партнерством

За последний год казахстанские компании военно-промыш­ленного комплекса (ВПК) заключили несколько договоров о создании совместных предприятий по производству в РК техники и вооружений. Стимулирует такую активность оружейников ежегодно растущий госзаказ. Не имея собственных технологий, Казахстану не остается ничего иного, как кооперироваться с более продвинутыми партнерами. С другой стороны, наша оборонка не только пытается ослабить зависимость от зарубежного (в первую очередь российского) оружия, но и составить ему конкуренцию, хотя бы локально и по некоторым позициям.

Пороховницы еще целы

В наследство от СССР остался крепкий ВПК. «Оборонка выпускала оборудование для атомной отрасли, ракетостроения, систем ПВО, военного авиастроения, судостроения. Продукция этих заводов была конкурентоспособной тогда и остается таковой сегодня, несмотря на развал СССР, убийственную приватизацию, неграмотное управление, отсутствие инвестиций в техническое перевооружение этих заводов в течение последних 20 лет», — вспоминал в недавнем интервью «Эксперту Казахстан» независимый эксперт в области машиностроения Юрий Чабин.

Многие предприятия казахстанского ВПК зависели от поставок из других стран СССР, а после 1991 года оказалось, что потребители их продукции (например, военно-морской) — за рубежом. В результате какие-то предприятия конверсировались, какие-то закрылись. «Основная часть предприятий специализируется только на ремонте отдельных видов вооружения и военной техники (ВВТ). Отсутствует производство ВВТ с полным технологическим циклом для внутренних потребностей РК», — характеризует сегодняшнее состояние отрасли президент Центра военно-стратегических исследований Георгий Дубовцев.

В 2003 году большую часть предприятий ВПК объединили в государственный холдинг АО «Национальная компания “Казахстан Инжиниринг”» (КИ), единственным акционером которой стал ФНБ «Самрук-Казына». На сегодня в КИ входят 24 ­дочерних предприятия, 17 из них — заводы, ориентированные на выпуск продукции двойного назначения.

Кроме КИ, являющегося крупнейшим игроком, на рынке присутствуют еще несколько предприятий. Например, АО «Западно-Казахстанская машиностроительная компания» (ЗКМК, производит пулемет НСВ–12,7 «Утес», 30-миллиметровые патроны, а также оборудование для нефтегазового сектора) и ТОО СКТБ «Гранит» (производит ремонт, модернизацию и техсопровождение различных систем ПВО).

Сначала КИ управлялся из Мининдустрии, но в 2009 году компанию передали Министерству обороны, по-видимому, стремясь повысить координирующую роль ведомства в ВПК. Напомним, что в соответствии со Стратегическим планом развития РК до 2020 года к отчетному периоду гос­оборонзаказ должен на 80% обеспечиваться отечественными предприятиями. Задача осложняется тем, что с 2009-го в структуру гособоронзаказа входят только ВВТ, военная одежда, средства личной защиты и военные НИОКР. По разным данным, импорт ВВТ в РК на сегодня составляет около 60—70%. «Казахстан очень зависим от внешних поставщиков по авиации и тяжелой бронетехнике», — считает аналитик специализированного российского издания «Национальная оборона» Илья Кедров.

В то же время военный бюджет Казахстана растет: в 2010 году он составлял 171 млрд тенге, а в текущем достигнет порядка 200 млрд. Государство активно тратит на армию, при этом заявляя в качестве основных принципов военной политики «оборонную достаточность, увязанную с реальными возможностями экономики».

Тот факт, что государство стало вкладывать в ВПК больше, свидетельствует о росте объема реализации КИ (см. график). По данным компании, реализация продукции военного назначения (ПВН) занимает в этой сумме около 50%, а за последние два года выросла на 20—30%. «Такую динамику обеспечивают в том числе и новые проекты», — поясняет вице-президент КИ Куаныш Бишимов.

Расширяя линейку

В 1990-х годах компании ВПК выжили за счет диверсификации продуктовой линейки, в основном в отношении невоенных товаров и ПДН. Так, компании «Казахстан Инжиниринга» освоили выпуск продукции для нефтегазового комплекса, железнодорожной отрасли, химической и атомной промышленности, которые сегодня приносят до половины доходов компании. Тем же путем пошли и на ЗКМК, и на других предприятиях казахстанского ВПК. У этих заводов с нацкомпаниями разработаны программы сотрудничества, направленные на повышение казахстанского содержания в закупках последних.

Как и все казахстанские производства, военные заводы сейчас участвуют в нескольких госпрограммах по модернизации. «Идет крупномасштабная программа модернизации, компании понимают, что нужно повышать производительность. У каждого предприятия есть программа, модель, под которую предприятие берет кредитные ресурсы, и под мягкие субсидированные ставки обновляет основное производство», — рассказывает г-н Бишимов. Модернизационные проекты финансируются как через банки развития (например, БРК предоставил кредит в 4,3 млн ПЗТМ на приобретение станков с числовым программным управлением), так и коммерческие банки.

По мнению г-на Дубовцева, предприятия с развитой инфраструктурой, в данный момент работающие на казахстанский рынок (например, уральский завод «Зенит», АО «НИИ “Гидроприбор”», АО «Тыныс» и ПЗТМ), есть смысл дооснастить производственной и технологической базами и наращивать объемы производства. Те же предприятия, которые на внутренний рынок не работают (например, «Семмашзавод», «ЗИКСТО») — переориентировать на выпуск востребованных Казахстаном ВВТ. «А для оснащения казахстанской армии нам необходимо производство современных средств связи, автоматизированных систем управления (АСУ), радиоэлектронной борьбы (РЭБ), боеприпасов к стрелковому оружию и артиллерийским системам, кораблей, беспилотных летательных аппаратов», — говорит он, предлагая создавать не только сервисные центры под эти вооружения, но и предприятия с полным циклом производства.

В зоне особой кооперации

Когда Казахстан объявил о технической модернизации своих вооруженных сил, стало ясно, что страна входит в состав участников мирового рынка вооружений. На военной выставке KADEX-2010 было заявлено, что емкость центральноазиатского рынка составляет пять миллиардов долларов, хотя до этого ее оценивали в 500 млн. По данным Центра анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО), мировой экспорт ВВТ в 2010 году достиг 71,7 млрд долларов.

Имея потенциал, пусть и довольно скромный, Казахстан попытается побороться как минимум за самообеспечение ВВТ. Чтобы добиться этого, наши оружейники выбрали оптимальный путь — привлечение иностранцев для создания качественно новых совместных предприятий. В КИ считают, что новые проекты в ближайшую пятилетку привлекут около 80 млн долларов прямых иностранных инвестиций. «Все зависит от проектов, но я не думаю, что это конечная цифра, скорее всего, она будет увеличиваться», — предполагает вице-президент «Казахстан Инжиниринг» Вадим ­Шакшакбаев. По его словам, речь идет о прямых иностранных инвестициях, когда иностранные партнеры вкладывают живые деньги. «Плюс ведь есть еще технологии, которые они приводят сюда, эти технологии тоже имеют свою стоимость», — подчеркнул г-н Шакшакбаев.

При этом Казахстан уже имеет опыт создания СП. Самым скандальным стало сотрудничество с израильскими оружейниками из IMI, Soltam Systems и Elbit по проектам создания реактивной системы залпового огня «Найза», 122-миллиметровой гаубицы «Семсер» и 120- миллиметрового миномета «Айбат». Предусматривались передача почти всей техдокументации и производство систем в РК на ПЗТМ. Стоимость контракта составила 190 млн долларов. Но после нескольких залпов большая часть поставленной техники вышла из строя. Общий ущерб составил около 82 млн. Однако военные специалисты уточняли, что сама задумка модернизации довольно успешная, а неудачи испытаний списали на небольшие недостатки конструкции и производственный брак.

Но сотрудничество с израильтянами (которые, кстати, имеют широкий опыт модернизации вооружений) на этом не закончилось. На KADEX-2010 был представлен другой продукт сотрудничества (правда, уже с ЗКМК) — стрелковый комплекс «WAVE-300-Толкын» (на основе «Утеса»), теперь партнеры ищут заказчика.

В октябре 2010 года «Казахстан Инжиниринг» и Eurocopter заключили договор о создании СП в РК по производству вертолета ЕС145, общая стоимость инвестиций составила 11,5 млн евро. Первые 8—10 вертолетов (необходимых как полицейским, так и медикам и нефтяникам) соберут к концу текущего года. Минобороны уже обязалось закупить 45 вертолетов в следующие шесть лет. По мнению управляющего директора КИ Адильбека Сарсембаева, проект должен окупиться через пять-восемь лет, причем планируется повышать локализацию. Об успехе предприятия можно будет судить по итогам выпуска первых «вертушек». «Я думаю, что потенциал гораздо выше, только у нас в течение шести-семи лет в перспективе будет закупаться не меньше сотни вертолетов, и это без учета внешних рынков», — ­отметил г-н Шакшакбаев.

Сложно сказать, насколько данная модель будет конкурентоспособна. Стоимость единицы составит около шести миллионов евро. Для примера: ближайший российский конкурент «Ансат» будет стоить около четырех миллионов долларов. Правда, этот вертолет выйдет в гражданскую продажу не ранее 2012 года и ему еще предстоит завоевывать авторитет на рынке.

А на минувшей неделе о планах открыть СП в Казахстане заявили турецкая Aselsan и International Golden Group из ОАЭ. Открытие ориентированного исключительно на экспорт (страны Персидского залива) предприятия (доля Aselsan — 49%, IGG — 51%) запланировано на первую половину этого года. Напомним, что в мае 2010 года Aselsan договорилась с КИ о создании производства стоимостью в 40 млн долларов. Пока детали того и другого проекта не раскрываются, но на KADEX был представлен совместный казахстано-турецкий проект тепловизионного прицела для бронетехники.

Без трансферта не входить

Одним из основных принципов создания новых СП наряду с экспортной ориентированностью продукции стал трансферт технологий. Бросается в глаза, что среди известных совместных проектов компаний казахстанского ВПК нет ни одного с россиянами.

«Трансферт технологий тоже бывает разного уровня, но ясно, что российские компании стремятся продавать готовую продукцию, а не технологии», — считает Илья Кедров.

Г-н Бишимов ссылается на достаточно тесные связи с соседями в других направлениях. «У нас есть и успешные совместные проекты по производству новой и модернизации старой техники, правда, они закрытые. Постоянно действуют комиссии (в том числе и в рамках ОДКБ), где обсуждаются вопросы военно-технической кооперации и действуют совместные проекты, — рассказывает он. — В структуре КИ есть три-четыре предприятия, которые стабильно работают на Россию, поставляя комплектующие. И экспорт в Россию постоянно растет».

К этому стоит добавить, что в минувшем году ЗКМК и российский производитель самолетных двигателей МППП «Салют» наметили создание СП по ремонту двигателей Су-24, Су-27 и МиГ-29. Однако, как сообщили «Эксперту Казахстан» в ЗКМК, пока подписан только протокол намерений.

Можно объяснить ситуацию и тем, что Казахстан и Россия (да и другие постсоветские страны) в силу старых связей образуют фактически один региональный рынок вооружений, поэтому настроены скорее на локальную конкуренцию по отдельным видам вооружений, чем на сотрудничество.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности