Без поддержки

Нацхолдинг «КазАгро» объявил о снижении ставок по кредитам на весенне-полевые работы. При этом планируется уделить внимания чуть больше обычного мелким фермерам. Об этом, а также о том, как улучшить организацию Фонда фуражного зерна, добиться исполнения трехсторонних меморандумов по поставкам зерна, рассказывает председатель правления холдинга Асылжан Мамытбеков.

Без поддержки

Обычно в это время проходила традиционная пресс-конференция руководителей дочернего подразделения холдинга — АО «Продовольственная контрактная корпорация». Но в связи с недавним уходом четырех топ-менеджеров Продкорпорации и пока пустующими креслами обязанности ее руководителя исполняет Асылжан Мамытбеков. В измененном формате — небольшой группе журналистов — глава холдинга рассказал о грядущих новшествах.

Ставки снижены

— Асылжан Сарыбаевич, во многих новых программах, касающихся других отраслей, речь идет о снижении ставок по кредитам, различным схемам оздоровления. Ожидаются ли какие-то послабления для сельхозтоваропроизводителей?

— Вы правильно заметили, что принято много программ оздоровления, поддержки. Они в первую очередь коснулись банков, предпринимателей различных секторов экономики. Даже торговлю включили в «Дорожную карту бизнеса 2020»! Но ни в одной программе нет помощи сельхозбизнесу. Агросектор, наравне с горнодобывающей отраслью, нефтянкой, исключили из числа нуждающихся в господдержке! Почему-то сложилось мнение, что аграрии живут слишком хорошо. Однако АПК — это не одни зерновики, хотя их и большая часть. Они очень неоднородны по успешности ведения бизнеса, у некоторых довольно сложная ситуация. Но эти предприниматели вполне могут выжить, если им немного помочь. Показательный момент — за последние два года резко снизилось обновление машинно-тракторного парка крестьянами. В прошлом году у зерновиков прибыль была низкая — цена упала. В этом году — цена высокая, но объемов нет, продали еще не все, что планировали, а уже надо закупать горючее, семена, готовить технику…

— В прошлом году были проблемы с невозвратом кредитов?

— Не сказать, что имелись большие проблемы, но действительно не все шло гладко. У кого-то случались кассовые разрывы, у кого-то сработали кавинанты. Столкнулись с тем, что некоторые товаропроизводители, имея банковскую гарантию, не смогли рассчитаться, и мы вынуждены были в некоторых случаях обратиться к гаранту по исполнению своих обязательств. Что-то закрыли за счет процентной ставки. У любого товаропроизводителя сегодня есть проблемы — те же кредиты, взятые под 16—20%.

— Как в этом году проходит подготовка к весенне-полевым работам?

— Год начинается сложно. После засухи был получен небольшой урожай. В западных регионах даже семена не смогли собрать. Многим не хватает оборотных средств. Поэтому мы договорились с Ассоциацией финансистов Казахстана о снижении максимального размера комиссии за выдачу банковских гарантий с 4,0% до 3,0% годовых. Пересчитав все свои риски, приняли решение о снижении ставки с 8% до 5% по кредитам под банковские гарантии. И с 12% до 8% — по займам с другим высоколиквидным обеспечением. В результате эффективная ставка будет меньше на 4%, чем в прошлом и позапрошлом году. Это касается следующих видов кредитования: финансирование весенне-полевых и уборочных работ; финансирование под будущий урожай; пополнение оборотных средств. Общий объем кредитования — 78 миллиардов тенге, операторами этой программы будут, как и раньше, Продкорпорация и Аграрная кредитная корпорация.

— Есть какие-то изменения к требованиям по обеспечению кредитов?

— Эти средства холдинг «КазАгро» получает в виде бюджетного кредита со сроком возврата в конце года. Поэтому мы не можем требовать другие виды обеспечения, менее ликвидные, чем банковские гарантии, зерновые расписки и другие. Но все же я думаю, что снижение ставок улучшит ситуацию. Мы должны принять все меры, чтоб не допустить снижения посевных площадей. Но должна проходить и дальнейшая диверсификация посевов, тем более что реализация программы по животноводству внесет коррективы — посевы кормовых увеличатся.

Мелкий интерес

— Для мелких фермеров по-прежнему никаких программ кредитования весенне-полевых работ не будет?

— С мелкими сельхозпроизводителями работает Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства (ФФПСХ). Он и напрямую кредитует крестьян, и через микрокредитные организации (МКО), кредитные товарищества. В прошлом году стартовала программа прямого кредитования крестьян под весенне-полевые работы, в результате которой кредитов выдано на 500 миллионов тенге 247 хозяйствам на два года. В этом году планируется увеличить сумму до 700 миллионов. Фондом года три назад было создано на селе 51 МКО. 49% средств вложил наш фонд, а остальное — частные лица. На сегодня в восьми МКО государственная доля ими выкуплена. Всего на селе работает порядка 140 МКО, но наибольшую активность проявляют те, что созданы фондом. Конечно, компетенцию МКО надо поднимать — там мало квалифицированных специалистов, есть недостаток специальной информации. Для устранения этого пробела совместными усилиями ФФПСХ и польским Микрофинансовым центром создан Центр поддержки микрокредитных организаций.

На сегодня ссудный портфель ФФПСХ составляет 10 миллиардов тенге, включая и реинвестицию ранее вложенных средств. Есть проблемы по возврату, но мы над этим работаем. Большую часть финансирования мелких и средних фермерских хозяйств мясной отрасли планируем осуществлять через программы микрокредитования. Мы фондируем МКО, а те — на своих условиях — кредитуют крестьян. Но думаем, что основную часть фондирования получат МКО с участием социально-предпринимательских корпораций (СПК), которые находятся в ведении акиматов. Из 14 областных центров в семи-восьми МКО существуют, скоро появятся и в остальных.

Раньше нас упрекали, что мы не даем кредиты под землю, сельхозтехнику. Теперь мы говорим — пожалуйста, берите! Но если товаропроизводители не смогут их вернуть, гасить долг придется за счет собственных средств. Объем кредитования по этой программе будет зависеть от поданных заявок, их обеспечения, от уровня капитализации СПК. На каждой СПК будет определен свой лимит заимствований, в пределах которого они смогут работать с МКО. Скорее всего, стоимость кредитов будет около 6% годовых.

В защиту Продкорпорации

— Как вы оцениваете текущий зерновой баланс и возможны ли какие-то ограничительные меры по экспорту?

— Мы постоянно мониторим зерновой баланс. У Продкорпорации сейчас 2,5 миллиона тонн зерна, всего на хлебоприемных пунктах страны лежит четыре миллиона тонн. Кроме того, есть зерно, которое находится в хозяйствах. Объем экспорта немного сократился из-за высоких цен, вероятно, этот тренд сохранится. По нашим расчетам, до нового урожая, по сути до конца маркетингового года, есть возможность экспортировать до 1,5 миллиона тонн зерна. При этом мы полностью покрываем внутренние потребности и прогнозируем переходящий остаток примерно в один миллион тонн. Поэтому никаких предпосылок для ограничения или закрытия экспорта зерновых и побочных продуктов не существует.

— Как проходит исполнение меморандумов с акиматами областей по поставкам зерна по фиксированным ценам? Встречаются сообщения о завышении цен, поставках неполного объема.

— С момента заключения меморандумов ни на один тиын цена не поменялась — отпускается по 26500 тенге за тонну, и эта цена будет держаться до полного выполнения меморандумов. Другое дело, что некоторые области задачи выполняют, когда выбирают 40—50% запланированного объема, а другие — когда выбирают 100-процентные лимиты. Это притом что на рынке цена выросла в четыре раза по сравнению с прошлогодней — до 51000 тенге за тонну.

— При выполнении меморандумов мукомолы жалуются на поставку зерна низкого качества. Проходят и сообщения о несвоевременных поставках.

— Здесь вины Продкорпорации нет. Максимальный срок отгрузки зерна после оплаты — 10 дней. Не надо забывать и о механизмах отпуска зерна. У Продкорпорации четыре собственные хлебные базы. Остальное зерно хранится на частных хлебоприемных пунктах (ХПП). Отпуск зерна состоит, по сути, в наложении индосамментной передаточной надписи на ценную зерновую бумагу. Дальше оператор обращается в ХПП, который по закону «О зерне» обязан его отгрузить. Если есть какие-либо претензии — по срокам отгрузки, качеству — это вина не Продкорпорации, а того ХПП, которое отпускает зерно. И оно должно соответствовать характеристикам, указанным в эмитированной зерновой расписке. К сожалению, приходится признать, что существует правовой вакуум в отношении ответственности ХПП по отпуску зерна. Сейчас мы инициируем внесение изменений в законодательство по административной ответственности ХПП при неисполнении в срок его обязательств. Жалобы, которые имелись, хлебная инспекция устранила, но по работе операторов вопросы остаются. Имеются случаи, когда операторов приходится подгонять, чтобы регионы не остались без хлеба.

— Мукомолы говорят, если цена жестко превысит порог в 50 тысяч тенге, то им станет выгоднее закупать муку на Алтае и перепродавать. Некоторые мельницы уже стоят…

— Обеспечить работу мельниц любой ценой — это не самоцель. Важно, чтобы в стране было достаточно хлеба по приемлемой цене и чтобы не ограничивался экспорт. Эти задачи мы выполняем, а все остальное регулирует рынок. Как только Россия открыла экспорт муки, у нас появился конкурент. Нашим мельникам и зерновикам придется смириться с недополучением желаемой прибыли. Сейчас цена поставки на условиях DAF со станции Сары-Агаш упала — этот тренд уже обозначился.

Особенности фуражного фонда

— Как сработал Фонд фуражного зерна в 2010/2011 году? Нужны ли какие-то изменения принципов его формирования?

— К сожалению, решение о создании Фонда фуражного зерна запоздало — его приняли, когда уже и цены на рынке были высокими, и объемы небольшими. Фонд был сформирован в размере 300 тысяч тонн, фураж из него отпускается по 27 тысяч за тонну. Хотя это и трудно назвать спасением, но хоть какое-то подспорье для товаропроизводителей. Сейчас на рынке зернофуража совсем нет.

Однако, учитывая, что мы взялись за реализацию животноводческой программы, нам надо задуматься о системном формировании фуражного фонда. Но чтобы вовремя, по низким ценам закупать зернофураж, хранить его до нужного момента, надо Продкорпорацию если не капитализировать, то хотя бы фондировать — выдать целевой кредит с достаточным сроком.

— Каковы планы на этот год относительно формирования зернофуражного фонда?

— Мы инициировали программу по созданию этого фонда. Будем искать источники финансирования. Возможно, придется просить средства из бюджета. Ведь неизвестно, когда фураж из этого фонда будет востребован. Поэтому нужны длинные деньги — скупить по низкой цене, а вбросить на рынок, когда цены взлетят. Сейчас мы считаем, каким должен быть оптимальный объем этого фонда, чтобы стабилизационная часть действительно выправляла ситуацию на рынке. Думаю, полумиллиона тонн будет вполне достаточно. Этот объем не слишком обременительно содержать, но в то же время должно хватить, чтобы сгладить рыночные всплески. Но есть проблема в его реализации — он может быть не востребован несколько лет. Колебания на рынке зерна постоянны. За подъемом следуют падения. Поэтому мы хотим предпринять системные меры по сглаживанию рисков, чтобы максимально привлечь инвесторов. Ожидаем подъема цен на ГСМ. Сейчас товаропроизводителям очень сложно планировать бизнес. Задача нашего холдинга — сокращение амплитуды колебаний. В 2008 году зерно стоило 350 долларов, в 2009-м — 80 долларов, потом опять 350. Тут любая голова закружится. Если мы наладим систему, когда сможем скупать зерно по низкой цене, потом хранить его до востребования, причем хранилища должны быть приближены к основной массе потребителей — южным регионам, тогда риски снизятся. Если будут хранилища и длительное фондирование, то мы сможем держать дешевое зерно до следующего повышения цен. Скупка зерна на рынке на максимуме предложения позволит уменьшить глубину падения цен, а вброс на минимуме объемов позволит срезать эти горки.

— Это вы логически подводите к необходимости создания агробанка?

— Если речь идет о создании длительного фондирования, то можно использовать и другие инструменты. Агробанк — не панацея, могут быть и частные инвестиции. Сейчас уже есть люди, которые, имея возможность отвлекать значительные средства в такие закупы, могут держать зерно до больших подъемов. Когда мы наладим систему уменьшения рисков, тогда придут инвесторы, заработает фьючерсная торговля.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?