Вначале было слово

Вначале было слово

Если столетия назад члены королевской семьи соперничали между собой за право обладания короной, не гнушаясь средствами, нередко крайне коварными и жестокими, то теперь, в эпоху торжества демократии, парламентарной культуры и прав человека, они всеми способами пытаются переложить эту почетную обязанность на плечи друг друга. «Что может король — распустить правительство, начать войну? — риторически вопрошает король Георг VI, в великолепном исполнении Колина Ферта в фильме “Король говорит!”. — Нет. Он может быть лишь посредником». Режиссер Том Хупер рассказывает историю о том, как становились королями в ХХ веке. И хотя брат Георга, Эдуард VIII, больше запомнился потомкам отказом от престола ради любимой женщины, Хупер, иначе расставляя акценты, заставляет задуматься о том, как личность оставляет след в истории. Отказ Эдуарда предстает в картине не жертвой ради любви, и даже не верностью любимой женщине, а бегством от ответственности и долга и свидетельством страха перед тем, что ты не в силах исполнить. При этом «Король говорит!» — не исторический фильм, а скорее философско-психологическое исследование человеческих отношений и увлекательное повествование о том, как можно преодолеть личные комплексы и предрассудки.

Картина иронична, в ней много тонкого, но вполне понятного английского юмора. Хупер попал в самую точку — на фоне современной риторики, разоблачающей нечистоплотность политиков и правительств, обличающей пороки и коварство власти, картина о ценностях, традициях, моральных нормах и чувстве долга не избранного, но призванного происхождением монарха, ставшего объектом гордости и любви подданных, хранителя социальных устоев, смотрится гуманно и актуально. Конечно, найдутся те, кто обвинит режиссера в однобокости и идеологической конъюнктуре. И в чем-то они будут правы — тот, кто обладает реальной властью и принимает решения, даже если он и отстаивает интересы государства, а не преследует личную выгоду, не может руководствоваться исключительно представлениями о чести и достоинстве. Политика и мораль — понятия мало совместимые. Но все же обществу нужны хорошие примеры, дающие уверенность в завтрашнем дне, в том, что те, кто наверху, могут служить образцом нравственности и стать лицом целого общества. Парадокс в том, что перед нами не человек, поднявшийся по социальной лестнице и сделавший карьеру, а тот, кому власть передается генетически по крови и долгу наследования.

Благодаря повороту сюжета и удачно продуманному образу второго главного героя фильма, логопеда Лайнела Лога, который оказывается не просто врачом, исправляющим дефекты речи, а тонким и опытным психологом, зрителя посвящают в тайны королевской семьи. Неизвестно, что больше повлияло на речь будущего короля: генетическая наследственность или семейные ритуалы. Но заикание Георга, как с самого начала определяет Лог, обусловлено не столько физиологическими, сколько психоаналитическими предпосылками. Умерший в юном возрасте брат-эпилептик, впавший перед смертью в слабоумие король-отец Георг V не могли не наложить роковой отпечаток болезненности на наследника престола и не вызвать у него чувства обреченности. Но еще большее влияние оказали условия жизни и воспитания монаршего отпрыска. Вступление на престол становится для герцога Альберта, для близких просто Берти (так он звался до того, как стал Георгом VI), жизненной инициацией, душевным преображением, но не в мистическом, а в рациональном смысле. Недаром Лог (его с не меньшим, чем Ферт, пылом играет Джеффри Раш), объясняясь с королем, замечает, что главное не титулы и звания, а опыт (здесь Лог и Локк* оказываются созвучны), который наносит на tabula rasa, «чистую доску» нашего сознания, свои неизгладимые знаки. Это значит, что человек сам в процессе всей жизни преобразует и меняет себя, он может переписать сюжет своей жизни, пересказать, выговорить то, что было тщательно скрыто в глубинах бессознательного и тайно определяло его поступки.

Речи придается ведущее значение в психоанализе. Искусство риторики стоит у истоков европейской цивилизации, формируя важные принципы общественного устройства и индивидуального сознания. Как нельзя лучше это понимаешь благодаря одной из сцен фильма, когда королевская семья случайно смотрит пленку с выступлением Адольфа Гитлера. Речь фюрера по своей избыточной экспрессивности, резкости и агрессивности производит зловещее, пугающее впечатление. Эффект усугубляется незнанием языка, на котором говорит оратор. Когда дочь Елизавета спрашивает отца, о чем говорит человек на экране, Георг отвечает: «Я не знаю, но делает он это неплохо». Из эпизода становится ясно, что король окончательно укрепляется в необходимости своей миссии — «стать буфером между герром Гитлером и товарищем Сталиным». А для этого нужно превозмочь себя, найти силы и сделать то, что так претит натуре — говорить с аудиторией, играя роль посредника. Начало ХХ века — время масс и культа личности, а также расцвета радио и зарождения кинематографа. Голос Левитана прошел через всю Великую Отечественную с миллионами советских людей, став для них символом Победы. Как сообщается в финале фильма, выступления короля Георга во время войны пользовались большой популярностью у британцев. В картине создан позитивный образ традиционной Великобритании, бережно хранящей и передающей опыт предшествующих поколений, чью историю делали патриоты, пекущиеся о благе отечества. Сценарист Дэвид Сайдлер был в числе слушателей знаменитой The King’s Speech, «Королевской речи», запомнившейся ему на всю жизнь, ею и завершается картина. Более того, сам Сайдлер заикается, и мог опереться на собственный опыт в понимании этой проблемы.

«Король говорит!» завоевал семь наград BAFTA как «Лучший фильм», Колин Фёрт — как лучший актер, а Джеффри Раш и Хелена Бонэм Картер были признаны лучшими исполнителями ролей второго плана, также лучшими были названы сценарий и музыка к фильму. Картина стала триумфатором премии «Оскар», одержав победу в главных номинациях — «Лучший фильм» и «Лучший режиссер», а Колин Ферт получил «Оскара» за роль короля.

* Джон Локк — представитель школы английского эмпиризма, провозглашающего опыт основой познания. Основатель теории сенсуализма, автор высказывания «Нет ничего в уме, чего бы не было в ощущениях».

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее