Mатриархат-2: перезагрузка

Mатриархат-2: перезагрузка

Политические революции обычно совершаются с шумом и треском, и в случае успеха их вождям ставят памятники на всех перекрестках. Революции научно-технические менее крикливы, но тоже видны невооруженным глазом. Их результатами мы ежедневно пользуемся — ездим на них на работу или печатаем с их помощью статьи, а имя Эйнштейна ничуть не менее на слуху, чем имя Че Гевары.

 А вот величайшие перевороты в истории свершаются тихой сапой. Их результаты сказываются постепенно, так что хотя человечество благодаря им полностью меняет свои приоритеты и жизненный уклад, оно почти не обращает на это внимания. Революция — всегда чей-то выигрыш и чей-то проигрыш, но в случае таких «эволюционных» революций проигравшие замечают, что проиграли, когда уже ничего поправить нельзя. Тем более что они уступают власть добровольно — повинуясь непреложному ходу вещей. Сказанное в полной мере относится и к трем гендерным революциям. В первой победил матриархат, во второй — патриархат, а по итогам третьей, уже завершающейся, женщины вернули себе власть над миром.

 Часто и матриархат, и патриархат представляют в упрощенном, грубо зооморфном виде — наподобие лежбища моржей, где спесивые представители победившего пола грозно рычат и беспощадно эксплуатируют (во всех смыслах — от сексуального до производственного) покорное стадо проигравших. Конечно, кое-где можно еще и сегодня такие картины наблюдать. Но в целом человеческое общество устроено сложнее. Говоря об успехах феминизма, обычно указывают на возрастающее количество женщин на командных должностях. Для матриархата этот признак вторичен. Фронт гендерной борьбы пролегает не на уровне гениталий или начальственных кресел, а на уровне идей. И победитель определяется вовсе не тем, кто рычит и кто молчит, а кто и на что реально влияет.

 Намного важнее доминирующее представление о Верховном божестве. При матриархате оно имеет четко выраженную женскую природу, его служители тоже, культ построен на воспевании исконно женских ценностей, плодородия, близости к матери-земле и так далее. Мир и человеческое общество мыслятся как нечто неизменяемое. Основа материальной жизни — непосредственное «ненасильственное» использование даров природы, не требующее ни больших энергозатрат, ни сложных приспособлений. Отсюда — отрицательное отношение к агрессии любого рода, и не только к охоте и войне, но и к связанному с ними научно-техническому прогрессу.

А чтобы эти мировоззренческие установки воспроизводились в каждом поколении, матери имеют абсолютное преимущественное право на воспитание детей. В простодушные вегетарианские времена первого матриархата это выглядело так: женщины собирали дикие плоды или мирно мотыжили землю, чтобы вырастить плоды одомашненные. Вокруг ползали дети. Мужчины допускались к женщинам только в подходящие для зачатия периоды. Остальное время они проводили в своеобразных первобытных резервациях — так называемых «мужских хижинах», куда женщинам, кстати, вход был запрещен.

 Потом мужчины приручили лошадей и собак, изобрели соху и лук со стрелами и стали главными добытчиками пищи. Боги изобретательства, войны и охоты Зевсы, Меркурии и Аполлоны сменили ориентированных на женские ценности Диониса и Деметру. Из женских божеств на первый план выдвинулась Афродита — не богиня-мать, а богиня-любовница, сексуальная игрушка. Воцарился патриархат.

 А теперь оглядимся вокруг. Где большинство современных семей добывают себе хлеб насущный? В офисах. А кто количественно превалирует среди офисного планктона? Конечно женщины. А где они черпают душевные силы и жизненные установки? Тоже не бином Ньютона — перед телевизором!

 Другими словами, Верховной богиней нашего времени является ТВ. Оно — зеркало очередной гендерной революции. Поначалу жрецами зомбоящика, то есть директорами телекорпораций, были исключительно мужчины. Они и сейчас номинально им командуют. Но подлинная власть не у того, кто исполняет музыку, а у тех, кто ее заказывает. За последние 20—30 лет процент программ, ориентированных на женские ценности, постоянно увеличивается за счет программ «мужских». Тренд эпохи — мода, светские сплетни, антихудожественная самодеятельность так называемых «звезд» (прыгающих по льду или пищащих в караоке). В последнее время — чудовищное количество гастрономических и медицинских телепроектов. Женские установки все увереннее проникают в прежде сугубо мужские форматы. Программы о дикой природе преображаются в экологические, телепутешествия — в путеводители по сувенирным лавкам, политические ток-шоу — в базарные разборки о том, кто у кого детей похитил. Даже новости теперь редко читает диктор-мужчина, в лучшем случае — в паре с женщиной, причем внешний вид и манера говорить современных «телемужчин» заставляют задуматься об их гендерном самопозиционировании. Что касается «тележенщин», то сексуальные Венеры уступают место бесполым бизнесвумен. Даже сериалы о ментах и бандитских разборках строятся по лекалам мыльных опер. По сути, мужчинам оставлены только футбольные трансляции, но и они, вместе с охотой, рыбалкой, наукой и техникой, постепенно вытесняются в своеобразные резервации — на специализированные каналы.

 Таким образом, схема первого матриархата практически один в один воспроизводится на новом технологическом уровне. Под нее подверстывается и все остальное, и в первую очередь право на воспитание детей. В XIX веке развод практически всегда был результатом женской измены (мужские считались допустимыми), и дети оставались с отцом. А в наше время суд обычно ограничивает или вовсе лишает отца права общаться с ребенком (хотя обязывает его содержать и детей, и бывшую супругу). И боюсь, что окончательное изгнание не переориентировавшихся мужчин из властных структур и активной общественной жизни (под предлогом агрессивности и склонности к опасным переменам) — вопрос времени.

 И как бы не сопротивлялись отдельные мужские особи или целые сообщества — сила вещей неодолима. Остается только ждать — веков эдак сто — до новой перезагрузки патриархата.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?