Фундамент требует обновления

Задачи, поставленные президентом перед АПК — развитие мясного животноводства, увеличение производительности сельского труда, достижимы при перенастройке систем землеустройства, учета, финансирования, субсидирования

Фундамент требует обновления

Проблем структурного характера в АПК много, но решать их без боязни разрушить нынешнее более-менее поступательное развитие агробизнеса трудно. Многие чиновники считают, что легче наводить порядок тогда, когда проблема созреет и станет понятной органам власти.

Проект по развитию мясного животноводства, амбициозный и рискованный, только начав реализовываться, сразу обнажил ряд проблем. По мере его развития, считают в Минсельхозе, будут планомерно решаться возникающие вопросы и вноситься корректировки.

Возможно, после наведения порядка задача увеличения производительности труда на селе (в два раза к 2014-му и в четыре — к 2020-му) приобретет разумные очертания.

Мясной проект

Перед сельскохозяйственным сектором руководством страны поставлена серьезнейшая задача — к 2016 году нарастить экспортный потенциал мяса до 60 тыс. тонн, увеличив его почти в 15 раз!

В АО «НУХ КазАгро» при разработке своей программы пошли с конца цепочки. Призыв увеличить экспорт мяса до 60 тыс. тонн к 2016 году при высоком качестве и конкурентоспособной цене там восприняли буквально. И рассчитали, что для этого объема надо 500 тыс. голов маточного поголовья. Для качества и нормальной себестоимости нужен племенной скот, у которого высокий коэффициент перевода кормов в товар. По ветеринарным нормам племенного поголовья необходимо порядка 70 тыс. голов.

Чистопородные бычки отдаются в аренду крестьянам для покрытия беспородных телок

«Нацходинг “КазАгро”» реализует ряд крупных инвестиционных программ по развитию животноводства, в состав которых входит строительство мясокомбинатов, современных высокотехнологических репродукторов, откормочных площадок. Но все это не будет работать в полной мере без основы — стройной конструкции развития фермерских хозяйств. Акиматы должны содействовать выделению земельных участков, осуществлению ветеринарного обслуживания, административному содействию и методологическому сопровождению новых проектов. Холдинг «КазАгро» готов все это финансировать, причем финансирование будет по наиболее упрощенной схеме», — сообщил глава «КазАгро» Асылжан Мамытбеков. Система проста. Если крестьянин имеет 10 коров, то может получить еще 20 голов сверху в лизинг. То есть основой станут существующие хозяйства, которые знают, с какой стороны подходить к корове, как ее кормить, ухаживать. «Это не новички в животноводстве, но они не имеют сейчас возможности выйти на такой уровень. С помощью государственного финансирования этот бизнес сразу же вырастет чуть ли не в геометрической прогрессии, в арифметической прогрессии это точно», — пояснил он.

Со своей стороны «КазАгро» вместе с несколькими иностранными фирмами создает центр воспроизводства и управления стадом, организует и кредитует создание племрепродуктора, откормочной площадки, на которую завозится импортный племенной скот. Чистопородные бычки отдаются в аренду крестьянам для покрытия беспородных телок. Затем центр управления стадом отслеживает потомство, проводит необходимые селекционные, ветеринарные мероприятия. Полученных бычков крестьяне сдают на откормочную площадку. Там они подвергаются сортировке, достойные продолжатели породы поступают в племрепродуктор, а рядовые — доращиваются, откармливаются и сдаются на мясокомбинат. 60% телочек крестьянин использует по своему усмотрению — или продает новым участникам программы, или оставляет себе.

Компенсация кормов по-прежнему будет  осуществляться при субсидировании конечной продукции — мяса и молока

В Акмолинской области уже действует пилотный проект. Причем на откормочной площадке применены жестокие, но популярные в Северной Дакоте, откуда родом племенные животные, условия содержания. Это открытая площадка, защищенная от ветра и снабженная хорошей подстилкой. При этом главное — правильное питание и постоянный мониторинг состояния животных. Стоит отметить, что импортные буренки благополучно пережили первые 30-градусные морозы.

Несколько десятков фермеров уже изъявили желание участвовать в проекте. Однако критерии отбора желающих довольно строгие — наличие пастбищ, инфраструктуры содержания животных, воды, а также платежеспособности крестьянина. Между тем, по расчетам «Каз­Агро», взятые в лизинг телочки окупятся у крестьян при условии сдачи на откромплощадку животных по цене не ниже 300 тенге за килограмм живого веса. Вероятно, потребуется субсидирование в размере 50 тенге за килограмм.

Для достижения поставленной задачи в стране должно быть порядка 56 таких племрепродукторов и откормочных площадок.

Эта программа утверждена правительством, и необходимость ее реализации озвучена президентом страны в ежегодном послании. Для чего в бюджете запланированы деньги — пока 140 млрд тенге.

Программное разделение

Во время того как нынешняя программа находилась еще на стадии проекта, у нее был конкурент в виде программы крупномасштабной селекции, в которой предлагалось обратить внимание на свои, адаптированные породы: казахскую белоголовую, аулиекольскую. Вместо того чтобы завозить из Северной Дакоты 70 тыс. телок и нетелей пород герефорд и ангус. Стоимость одной головы с транспортировкой обходится в 4,5 тыс. долларов.

Казахская белоголовая, выведенная на основе герефорда, при хорошей продуктивности, качественном мясе имеет безусловные преимущества в содержании. Она вынослива, может проходить до 25 километров в поисках кормов. Набирает до 900 граммов в сутки на простой пище — грубых кормах, силосе, концентратах. Но при мизерных объемах селекционно-племенной работы в стране, порода почти выродилась, испытывает расщепление генетического потенциала и сегодня лишь на 44% соответствует эталону. Кроме того, племенные головы нарасхват — очередь расписана на годы вперед. То же и по другим породам.

Программа крупномасштабной селекции ориентировалась лишь на крупные и средние сельхозформирования, их доля на мясном рынке составляет лишь 18%. К тому же это означало, что личные подсобные, крестьянские и фермерские хозяйства снова окажутся не у дел. Основным инструментом наращивания племенного скота в этой программе было искусственное осеменение однополым семенем, трансплантация эмбрионов. Что при дефиците специалистов и достаточного количества оцененных доз семени растягивало достижение поставленной задачи кратного роста экспорта на десятилетия. И потом, в шутку или всерьез некоторые аграрии говорили, что к заморским буренкам отношение будет более уважительное — кормить и содержать их придется по рекомендациям, иначе те моментально потеряют вес и заболеют.

Совершенно непонятно, почему программы противопоставлялись, вместо того чтобы быть объединенными воедино, поскольку прекрасно дополняют друг друга. Вероятно, объяснение этому самое простое — распределение финансовых потоков.

Есть земля, нет пастбищ

Невозможно увеличить продуктивность животных и выполнить задачу кратного роста экспорта мяса посредством улучшения лишь одного из звеньев цепи. Не сработают в этом случае никакие постановления правительства и субсидии.

Создание откормочной площадки и репродуктора — удел крупного бизнеса. Нужны большие инвестиции, соответствующая территория. Однако после двух сложных лет крупный бизнес на селе находится не в самой лучшей форме. «Последние два года не принесли ожидаемой прибыли, а многие сельхозформирования перекредитованы. Я думаю, что программу оздоровления предприятий надо бы распространить и на сельхозбизнес», — заметил ответственный секретарь Минсельхоза Евгений Аман.

Сегодня уже ведется строительство восьми откормочных комплексов. Один из них — мощностью 8640 голов — в Западно-Казахстанской области, в Зеленовском районе. Завершается строительство откормочной площадки на пять тысяч голов в селе Акдала Балхашского района Алматинской области. Завершено строительство площадки в Карасуском районе Костанайской области. Ну и, конечно, в Акмолинской области, мощностью две тысячи голов американских буренок.

Вторая составляющая проекта — активное участие фермеров из сел, прилегающих к откормочным площадкам. Они будут поставлять телят на откорм. И здесь возникает множество проблем. Прежде всего, коммерческая заинтересованность. Ведь зерновой бизнес менее хлопотный, и надо предложить фермерам очень заманчивые перспективы, чтобы они переключились на животноводство.

«Надо продумать систему субсидирования кормов. В такие годы, как сейчас, скот выгоднее вырезать, а корма распродать по баснословным ценам. И вообще, чтобы стимулировать развитие животноводства, надо создать условия, при которых животноводство от растениеводства выгодно отличалось в плане благополучия и этот бизнес был более прибылен, окупаем, чем зерновой», — считает глава КХ «Жанбай» Анатолий Ковальчук.

[inc pk='1342' service='media']

Сейчас высокий интерес к откорму наблюдается в Западном Казахстане. И, по мнению специалистов Минсельхоза, такой интерес обеспечен в регионах, где имеется достаточное количество пастбищ и сенокосов. В так называемых зерновых регионах с выпасом животных имеются трудности. Выгоны либо распаханы, либо находятся в длительной аренде или собственности крестьян, которые их не используют. Здесь бы активно подключиться земельным инспекторам, но у них недостаточно полномочий, людей, да и желания обращаться в суд. Кроме того, это самое «не по назначению» доказать очень трудно. Поскольку требуется предоставить доказательства, что два года из пяти участок использовался для иных целей. Но здесь масса обходных вариантов. Крестьянин, использующий выгон как пашню, может сказать, что посеял многолетние травы под покров зерновых. А то, что житняка до сих пор не видно, так это из-за некачественных семян.

Депутат мажилиса, член аграрного комитета Петр Дмитриенко предлагает более радикальный подход к решению этой проблемы: использовать в некоторых случаях «право изъятия земли для государственных нужд и целей». Причем проводить эту меру он предлагает через правительственные постановления, а не отдавать на откуп местной власти. При этом, по его мнению, акиматы могут предложить либо схему замены одного участка другим, либо — компенсацию возмещения затрат. Словом, без должного контроля Агентства по управлению земельными ресурсами возникнет очень много проблем.

Со своей стороны Минсельхоз предлагает очень солидные субсидии при семеноводстве многолетних трав. А компенсация кормов по-прежнему будет осуществляться при субсидировании конечной продукции — мяса и молока. Между тем пастбища, особенно отдаленные, помимо коренного улучшения травостоя, требуют обустройства. На них необходимо восстановить или же пробурить скважины для обеспечения водой, организовать источник энергии — или протянуть ЛЭП, или установить ветрогенератор. Вряд ли на это у фермеров найдутся деньги.

Возвращение ветеринаров

Еще одним фактором, тормозящим реализацию амбициозных планов, может стать дефицит ветеринаров. Лицензированных ветеринарных врачей в стране катастрофически не хватает — в наличии лишь 66% от требуемой численности. При этом ветеринарных инспекторов КГИ в АПК, ветврачей при акиматах более чем достаточно, их численность вдвое превышает подконтрольных им ветеринаров. Соотношение численности инспекторско-координационной службы к практикующим специалистам в среднем в мире составляет 1 к 20, а не 2 к 1, как у нас.

Минсельхоз разворачивает широкомасштабную акцию по возврату и привлечению ветеринаров в село. Активно строятся лаборатории, предлагаются финансовые стимулы ветврачам — большие подъемные, льготные кредиты, предоставление жилья. «В прошлом году построили девять ветлабораторий, в этом построим 44. За три года должны построить 180 лабораторий. На 500 миллионов тенге закупаем спецветмашины, оснащаем эпизоотряд. Впервые будет проведен двукратный забор крови всего поголовья — крупного и мелкого рогатого скота. Электронная система учета племенного скота уже введется», — сообщил лишь некоторые параметры реанимации ветеринарной службы в стране г-н Аман.

Но и тут могут возникнуть неожиданные препятствия. Например, требование забоя скота, предназначенного для продажи, иногда не выполняется по объективным причинам. «В прошлом году мы построили убойную площадку. Но загрузить ее трудно. Основная причина в том, что для предубойного осмотра надо везти ветинспектора из соседнего села. Это не всегда получается — то он на выезде, то дорогу замело или размыло», — рассказывает г-н Ковальчук.

Есть еще и внешняя причина, которая может затормозить широкую поступь мясной программы. А именно — требования по ветеринарии стран Таможенного союза. Пока эпизоотически благополучными признаны три области Казахстана — Северо-Казахстанская, Костанайская и Мангистауская. Наши переговорщики отстаивают права. В начале марта на совместной коллегии министерств сельского хозяйства России и Казахстана поднимались вопросы по взаимодействию ветеринарных служб. Евгений Аман привел многочисленные факты необоснованного запрета на ввоз мяса из Казахстана. «Действия инспектирующих служб Россельхознадзора считаем необоснованными и противоречащими соглашениям Таможенного союза и международных норм. Ветеринарные службы Казахстана, руководствуясь таможенным соглашением и рекомендациями Всемирной организации по здоровью животных (МЭБ), обеспечивают так называемую регионализацию или деление административных территорий на зоны (неблагополучную, буферную, зону наблюдения и благополучную)», — сообщил он, добавив, что мясо, запрещенное к провозу, было произведено в благополучных зонах. Конечно, эти вопросы будут решены, но россияне решительно защищают свой рынок и наверняка еще продолжительное время будут возникать подобные недопонимания.

Допустить к ресурсам

В глобальном проекте мелким и средним сельхозпроизводителям отведена конкретная ниша — выращивание молодняка и производство кормов. Но пока не совсем ясны механизмы взаимодействия, условия работы. Крестьяне опасаются того, что монополис-откормочник будет предлагать цены и условия, более выгодные ему. Крестьяне же, при отсутствии консолидации, не смогут отстоять свои права и попадут в кабалу. Кроме того, на прошедшем в конце февраля съезде фермеров многие участники жаловались на проблемы при получении кредитов в Аграрно-кредитной корпорации (АКК). «Заявки на получение льготных кредитов рассматривались месяцами, иногда — годами, требовалась уйма документов. Подсчитано, что фермер на оформление более 30 документов тратит 500—700 тысяч тенге. А один фермер из Кургальджинского района потратил миллион тенге и ничего не получил», — заметил глава Союза фермеров Ауезхан Даринов. Также, по его словам, не оправдались надежды на получение кредитов и преференций у некоторых сервисно-производственных кооперативов (СПК). «АКК вопреки закону о потребкооперативе в своем ведомственном акте установила требования дискриминационного характера. Согласно им состав кооператива должен содержать не менее 10 хозсубъектов. А по закону можно не менее двух. Кроме того, было предъявлено требование о предоставлении межведомственной комиссией акимата справки о том, что данное СПК дееспособно и может претендовать на льготные кредиты. Это значит, идти на поклон к акиму. Но по закону местные исполнительные органы и органы самоуправления не вправе вмешиваться в хозяйственную, финансовую и иную деятельность СПК», — сообщил г-н Даринов. При этом глава фермеров отметил, что институт сельских кредитных товариществ (СКТ) в последнюю пару лет испытывает трудности с получением кредитов в «КазАгро». Между тем это реально действующий, эффективный и зачастую единственно возможный источник кредитных денег. Ауезхан Даринов предложил субсидировать банки второго уровня при выдаче ими кредитов сельхозкооперативам, чтобы создать альтернативу финансовым институтам «КазАгро».

«Фермеры жалуются на бюрократизацию, долгое рассмотрение заявок в АКК. Но почему так происходит? А потому, что тем людям, которые сидят в этой организации, без разницы — состоится этот проект или нет, входит ли он в программу или нет. Будут ли достигнуты большие стратегические цели — не влияет ни на его должность, ни на зарплату, ни на премию», — считает руководитель Агропромышленной палаты Казахстана, зампред НЭП «Союз “Атамекен”» Арман Евниев. — Надо концентрировать усилия — административный и финансовый ресурсы на конкретных проектах, группируя их в конкретные программы. Каждой области с учетом ее специфики надо дать понять, какой должен быть комплекс, какие в него должны входить проекты, кто участвует и как. Например, если мелкие субъекты не обладают ресурсами для выращивания молодняка, они могут заготавливать корма. Но при этом каждый знает свое место в этом комплексе, проекте, каждый знает свой гарантированный заказ и стабильный рынок сбыта. Тогда понятно, как стимулировать, на каких условиях давать кредиты и субсидии, чтобы получить большую отдачу. И главное, когда устраиваем такой региональнй комплекс, то во главе группы проектов должно стоять конкретное лицо, ответственное за его реализацию».

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности