Нагревать. Не доводить до кипения

Если нам удастся добиться устойчивых темпов роста в районе 5% в год, это будет хорошим результатом. 9—10% роста казахстанского ВВП в 2003—2007 гг., конечно, замечательно, но в результате мы получили перегрев отдельных секторов экономики и тяжелый кризис, считает министр экономического развития и торговли РК Жанар Айтжанова

Нагревать. Не доводить до кипения

В 2010 году экономика Казахстана продемонстрировала впечатляющий рост — ВВП вырос на 7%. Среди постсоветских государств, успевших подвести экономические итоги минувшего года, это третий результат после существенно менее рыночных хозяйств Узбекистана (8,5%) и Беларуси (7,6%). По темпам посткризисного восстановления экономики Казахстан существенно опережает таких «тяжеловесов» СНГ, как Россия (4% роста) и Украина (4,2%). Позади и нефтяной Азербайджан (5%). Не говоря уже о странах «большой семерки» — ВВП США вырос в прошлом году на 2,9%, Германии — 3,6% (рекорд с момента объединения страны!), Японии — 3,9%. Среди мировых лидеров роста сильно опережает Казахстан только Китай (10,3% прироста ВВП в 2010 году), а вот Индия (8,2%) и Бразилия (7,5%) — в принципе на досягаемой дистанции (см. график 1).

Среднедушевой ВВП в Казахстане достиг 8,9 тыс. долл. (в валютном эквиваленте, в расчете по текущему курсу) — всего на 15% ниже российского показателя. Правда, разрыв по зарплате между Казахстаном и Россией пока выше — он достигает 25%, за счет более высокой нормы накопления в казахстанском хозяйстве (см. таблицу).

Международное рейтинговое агентство Standard&Poor’s в конце декабря повысило долгосрочный суверенный кредитный рейтинг Казахстана, вернув его к докризисному уровню BBB. Этот шаг можно расценивать в качестве своеобразного «штемпеля», сигнализирующего глобальным инвесторам о завершении кризиса в Казахстане. При всех «морщинках» на репутации мировой тройки рейтинговых агентств, нажитых со времен азиатского кризиса 1997 года, к их оценкам продолжают прислушиваться рыночные игроки. Достаточно вспомнить, что понижение S&P на одну ступень странового рейтинга Казахстана в октябре 2007 года изрядно поспособствовало ухудшению условий доступа ведущих компаний и банков страны на внешние рынки заимствований.

Чем руководствовался американский рейтинговый арбитр на этот раз? Традиционно в фокусе внимания рейтинговых агентств находится внешняя и внутренняя финансовая позиция страны. А последняя в минувшем году существенно улучшилась. Международные резервы Казахстана (с учетом средств Национального фонда) увеличились с отметки кризисного локального минимума (март 2009 г.) более чем на 20 млрд долл., до 62,6 млрд. Совокупный внешний долг Казахстана сократился к концу третьего квартала прошлого года до примерно 80% ВВП (против свыше 100% в разгар кризиса, после девальвации тенге в феврале 2009 г.), в том числе внешняя задолженность банковского сектора снижена с 50% ВВП до менее чем 15% ВВП. Учитывая многомесячный тренд укрепления реального курса тенге по отношению к доллару, Нацбанк Казахстана принял решение перейти с конца марта текущего года от политики валютного коридора к модели управляемого плавания национальной валюты.

На этом фоне российская динамика финансовых показателей выглядит частично хуже. Скажем, международные резервы России растут гораздо медленнее, не дотягивая до предкризисного максимума 19% (график 2).

Кроме того, относительный размер международных резервов в Казахстане (42,1% ВВП) превышает российский уровень (32,5% ВВП, см. таблицу). Обратное соотношение выходит у стран по показателю относительного размера совокупного внешнего долга, однако следует учесть, что почти половина казахстанского внешнего долга приходится на так называемую межфирменную задолженность, то есть долги глобальных компаний, оперирующих в Казахстане. Фактически эти долги носят офшорный характер, то есть по ним отвечают глобальные ТНК, а не страны, где последние ведут бизнес.

Однако, оценивая текущую хозяйственную конъюнктуру Казахстана, нельзя не упомянуть и проблемы. Набирает обороты инфляция, особенно интенсивно растут цены на продовольствие и моторное топливо. Пока еще мощность инфляционной волны существенно проигрывает инфляционному эпизоду 2007—2008 гг., но признаков замедления роста цен не просматривается (график 3).

Строительство и финансы — два важнейших сектора казахстанской экономики, бывшие локомотивами бума 2000-х годов, — все еще пребывают в состоянии кризисного анабиоза. Несмотря на адресную поддержку властей, объемы строительных работ стагнируют (объем строительных работ в реальном выражении в прошлом году вырос всего на 1%) — фактически идет достройка начатых до кризиса жилищных проектов, а строительно-монтажные работы сконцентрированы на ремонте действующих объектов.

Продолжаются кредитные заморозки. Несмотря на экстренное вхождение государства в капитал крупнейших банков и обильные вливания бюджетных средств, несмотря на завершение тяжелейших переговоров по реструктуризации внешних долгов крупнейших банков, а также возобновление интенсивного притока в банки вкладов населения (график 4), с осени 2007 года совокупный портфель кредитов казахстанских банков экономике не подает никаких признаков жизни (скачок в момент девальвации из-за курсовой переоценки не в счет). Если тенговый совокупный кредитный портфель все же медленно растет, то портфель валютных кредитов продолжает снижаться. В результате за 2010 год общий остаток банковской ссудной задолженности компаний и населения в Казахстане «усох» на 0,6% (см. график 5). Это не страшно для кредитующихся за рубежом нефтянки и металлургии, но для внутренне ориентированных отраслей дефицит заемного финансирования резко ограничивает возможности посткризисного роста.

Несколько снизились в Казахстане в прошлом году (на 0,5%) инвестиции в основной капитал. При этом уровень прямых иностранных инвестиций остался практически неизменным — по предварительным оценкам, они, как и в 2007—2009 гг., останутся в диапазоне 18—20 млрд долл.

Каковы особенности посткризисной модели роста в Казахстане? Как власти страны оценивают инфляционные риски и какие меры планируют противопоставить росту цен? Каковы первые результаты работы Таможенного союза? Эти и другие актуальные вопросы мы обсуждали с министром экономического развития и торговли Республики Казахстан Жанар Айтжановой.

— Жанар Сейдахметовна, ВВП Казахстана в минувшем году вырос на 7%. Каковы, на ваш взгляд, факторы посткризисного экономического роста в Казахстане и каково соотношение между ними?

— Экономика страны в 2010 году не только восстановила докризисный уровень развития, но и смогла обеспечить значительный задел для дальнейшего устойчивого посткризисного развития.

Объем промышленного производства возрос на 10%. Впервые темпы роста в обрабатывающем секторе (18,4 %) более чем в три раза превысили темпы в горнодобывающей отрасли (5,3%). Это позволило увеличить долю обрабатывающей промышленности в структуре ВВП. Правда, необходимо учесть и восстановительный рост отрасли, поскольку кризисный спад в обрабатывающем секторе был более глубоким, чем в горнодобывающем.

Во многом устойчивому развитию отраслей промышленности способствовала стартовавшая в прошлом году Государственная программа форсированного индустриально-инновационного развития до 2015 года. Она начинает приносить первые плоды, в том числе в части импортозамещающего машиностроения. Свежий пример — открытие в Семипалатинске совместного предприятия с корейскими партнерами по производству небольших автобусов для малых городов. Кстати говоря, первые 20 автобусов этот завод выпустил под заказы российских регионов.

Вы знаете, что строительство ввиду своей зависимости от заемных средств было наиболее подвержено влиянию кризиса, поэтому особо примечательно, что в 2010 году удалось обеспечить восстановление в строительном секторе. По итогам года объемы строительных работ возросли на 1% после 4,9% спада в 2009 году.

Положительные темпы роста объемов строительно-монтажных работ в первую очередь мы связываем с вводом новых объектов на рынке жилья, в том числе за счет антикризисных средств по поддержке жилищного строительства и реализации инвестиционных проектов, включая реконструкцию транзитного транспортного коридора Западная Европа — Западный Китай.

Вместе с тем на темпы роста экономики повлияло сокращение почти на 12% объемов производства в сельском хозяйстве. В силу природно-климатических условий произошло сокращение производства в растениеводстве на 23%.

Одним из важнейших факторов роста наряду с восстановлением темпов роста в реальном секторе экономики явилась благоприятная внешняя конъюнктура. Вы знаете, что среднегодовая цена на нефть выросла почти на треть — с 61,9 долл./барр. до 79,6. В результате стоимость нашего экспорта выросла в прошлом году более чем на 37,1%, тогда как импорт — на 4,8%. Соответственно, вклад чистого экспорта в прирост ВВП оказался весьма значительным. Кроме того, рост экспорта дал мультипликативный эффект повышения деловой активности в таких секторах экономики, как транспорт, торговля, связь. Во всех этих секторах в прошлом году был зафиксирован значительный рост — от 7,4% на транспорте до 12% в торговле.

— Каков рабочий прогноз Министерства экономического развития по темпам роста в 2011 году?

— Мы рассматриваем в качестве базового сценария рост ВВП на 5% в 2011 году, при этом прогноз среднегодовой мировой цены на нефть сохранен на уровне 65 долл. за баррель с учетом возможных ценовых колебаний и сохраняющихся рисков волатильности. Это достаточно консервативный прогноз, так как, напомню, в прошлом году цена на нефть составила почти 80 долл./барр., а сейчас нефть торгуется вокруг отметки 100 долл./барр.

Я считаю, что если нам удастся добиться устойчивых темпов роста в районе 5% в год, это будет хорошим результатом. 9—10% роста казахстанского ВВП в 2003—2007 гг. — это, конечно, замечательно, но закончился этот эпизод структурными перекосами, перегревом отдельных секторов экономики, прежде всего финансового сектора и строительства, и в конечном итоге тяжелым кризисом.

— Почему, несмотря на быстрый рост ВВП в минувшем году, не выросли инвестиции?

— Мы связываем этот эффект с определенной цикличностью инвестиционной сферы. Инвестиции в крупные проекты, такие, например, как Кашаган или трансконтинентальная дорога Западная Европа—Западный Китай, осуществляются не непрерывно, а отдельными этапами, связанными с закупками оборудования и строительно-монтажными работами. В прошлом году по многим крупным проектам осуществлялось освоение средств, инвестированных в предыдущие периоды. Отсутствие массовых закупок оборудования сказалось одновременно и на скромных темпах роста импорта.

В структуре финансирования инвестиций наблюдается рост доли собственных средств компаний. Если до кризиса эта доля составляла около 30%, то сейчас выросла до 50%. Соответственно, доля инвестиций, финансируемых на заемные деньги, упала. Бюджетные инвестиции в 2010 году составили 21% общего объема, их доля несколько выросла.

Как сдержать инфляцию

— Один из наиболее острых вопросов последнего полугодия — растущая инфляция. В январе рост потребительских цен достиг 8,1% в годовом выражении. Каковы причины инфляции и какие меры планируется предпринять для сдерживания роста цен?

— Прогнозный коридор роста цен в 2011 году определен Национальным банком Казахстана на уровне 6—8%. Этот же коридор мы используем для прогноза социально-экономического развития страны. Ускорение роста цен в декабре и январе — это сезонное явление, связанное с удорожанием ряда продовольственных товаров, которые не производятся в Казахстане, прежде всего плодоовощной продукции. Прибавьте к этому цепочку посредников между импортерами и конечным прилавком, накручивающих цену на каждом этапе.

Следующий неблагоприятный фактор — снижение производства мяса как следствие падежа стада в суровую зиму 2009/2010 гг. Сильно пострадали производители в Восточно-Казахстанской и Алматинской областях, наших основных поставщиках товарного мяса. Это обусловило рост цен на мясную продукцию.

Наконец, нельзя не упомянуть и такое явление, как мировая агроинфляция. Со второго полугодия 2010 года наблюдается быстрый рост цен на сырье и продовольствие на мировых рынках, что не может не сказываться и на Казахстане вследствие сохраняющейся существенной зависимости нашей страны от импорта ряда продовольственных товаров.

— Что можно противопоставить импортируемой инфляции? Планируете ли вы государственные интервенции?

— У нас есть государственный зерновой запас, и зерновые интервенции предусмотрены. По другим товарам запасы отсутствуют. В частности, восемь наших сахарных заводов работают практически исключительно на кубинском и бразильском тростниковом сырье. В рамках Таможенного союза Казахстан договорился со своими партнерами о сохранении для себя на 9-летний переходный период нулевых ввозных таможенных пошлин на сахар.

Параллельно мы будем разрабатывать конкретные меры государственной поддержки агропромышленного сектора в части повышения самообеспечения страны важнейшими продуктами питания.

В частности мы будем и дальше повышать уровень самообеспечения по мясу птицы. Сейчас здесь у нас положение 50 на 50 — 110 тысяч тонн в год мы производим сами и еще столько же завозим в рамках тарифной квоты, в основном из США. По баранине и говядине мы практически самообеспечены. По свинине осуществляем импорт для колбасного производства.

Важная особенность казахстанского животноводства — его недостаточно товарный характер. Значительная часть стада сосредоточена на личных подворьях, где мясо потребляется в местах производства или направляется мелкими партиями на базар. Эта специфика не работает на массовое производство и на массовую сертификацию продукции, без чего рассчитывать на экспорт нашего мяса, например, в Россию не представляется возможным. Кроме того, мелкие хозяйства не позволяют получить экономию масштаба, соответственно, мы проигрываем ценовую конкуренцию на нашем рынке с мясом из США или Аргентины.

— Как вы оцениваете значимость монетарных факторов инфляции? Как скажется на росте цен планируемое весной 30%-ное повышение зарплат в бюджетном секторе?

— НБК при определении прогнозного уровня инфляции закладывает в расчеты все монетарные факторы, включая и упомянутый вами канал роста бюджетных расходов.

Я рассчитываю, что нам совместно с Нацбанком удастся удержать инфляцию в прогнозных рамках. Не следует забывать, что на законодательном уровне предусмотрена возможность вводить административные потолки розничных цен на 19 социально значимых продуктов (соль, сахар, мука, хлеб, масло, молоко, рис и др). Однако этот инструмент — на самый крайний случай. Лично я против каких-либо административных механизмов сдерживания цен. Все-таки цены должны на рынке устанавливаться, и мы не должны вынуждать производителей переходить на выпуск тех видов продукции, цены на которые не регулируются. Поэтому если ценовое регулирование все же будет вводиться, оно должно быть дополнено механизмом субсидий производителям.

В ВТО в 2012 году

— С упразднением таможенного декларирования товаропотоков между странами-участницами Таможенного союза (ТС) затруднено получение статистических данных о взаимной торговле, в связи с чем пока трудно количественно оценить эффект влияния создания ТС. Тем не менее какие-то первые качественные результаты работы ТС вы можете подвести? С какими непредвиденными проблемами пришлось столкнуться?

— Думаю, что вопрос с налаживанием торговой статистики будет решен уже в этом году. А предварительные оценки объемов торговли внутри ТС имеются уже сегодня. Так, по итогам прошлого года экспорт Казахстана в Россию увеличился на 35,9%, до 4,8 млрд долл., а экспорт в Беларусь вырос почти в четыре раза — с 54,7 млн долл. в 2009 году до 200,2 млн долл. в прошлом году. Импорт продукции из России и Беларуси в Казахстан рос более скромными темпами — примерно на 24%. Общий объем товарооборота Казахстана со странами-членами ТС в прошлом году вырос на 28,1%, до 16,5 млрд долл.

В качестве одного из важнейших конкурентных преимуществ Казахстана в рамках ТС мы рассматриваем дружественный бизнес-климат. В рейтинге Мирового банка по легкости ведения бизнеса Казахстан входит в первую десятку стран с развивающимися рынками. Мы будем продолжать работу по совершенствованию бизнес-климата. Наша цель — свести к минимуму разрешительные и лицензионные документы для того, чтобы бизнес спокойно мог приходить и работать в стране, создавать рабочие места.

Что касается проблемных вопросов, могу назвать НДС по транзиту. До создания ТС товар, который направлялся в Казахстан через территорию России, считался транзитом и НДС не облагался. После создания ТС такой товар уже не считается транзитом — ведь он ввезен на единую таможенную территорию — и облагается сразу же в России, а затем и в Казахстане, то есть возникает двойное налогообложение. Мы обязательно урегулируем этот вопрос с нашими партнерами по ТС.

Заранее все вопросы по взаимной и внешней торговле трудно было предусмотреть. Переговоры были нелегкими ввиду существенных различий между нашими экономиками и, соответственно, разными подходами к таможенно-тарифной политике. Я в течение шести лет работала на посту вице-министра торговли и курировала эту политику в Казахстане. Наш подход был таков, что по тем позициям, которые мы не производим и не имеем возможности производить сами, ввозные пошлины должны быть нулевыми. Это не только кофе, лимоны и бананы, но и, например, фармацевтическая продукция.

Торговая политика в России в существенно большей степени ориентирована на таможенную защиту целого ряда секторов обрабатывающей промышленности с целью стимулирования импортзамещения. Это касается прежде всего автомобильной и авиационной промышленности.

В ходе переговоров Казахстан был вынужден повысить уровень ввозных пошлин на ряд товаров. Наш среднеарифметический тариф в результате вступления в ТС вырос с 6% до 10%. Одновременно по ряду социально значимых позиций Казахстан добился сохранения для себя изъятий из единого таможенного тарифа ТС, в частности, на лекарства и медицинское оборудование, на определенные виды бумажной продукции, на вагоны и некоторые нефтехимические товары. По легковым автомобилям мы разрешили физическим лицам льготный режим ввоза машин не старше трех лет в размере не более одного автомобиля в год на человека. При этом автомобиль регистрируется специальным образом, так чтобы при перепродаже владелец должен был выплатить полный объем ввозной пошлины.

— Насколько осложнило создание Таможенного союза процесс вступления стран-участниц ТС в ВТО?

— Переговоры продолжаются, у Казахстана и России они на более продвинутой стадии, коллеги из Белоруссии находятся пока еще в начальной стадии процесса. Таможенный союз должен функционировать и после вступления нашего в ВТО. Мы, как Таможенный союз, будем им интересны. Казахстан практически завершил все двусторонние переговоры по товарам. Остались два нерешенных вопроса с США по услугам. Кроме того, предстоит определенная работа по гармонизации условий вступления в ВТО наших трех стран.

Моя оценка срока окончания переговоров по вступлению Казахстана в ВТО — 2012 год. Насколько я могу судить по информации от российских коллег, Россия намерена завершить переговоры по вступлению уже в 2011 году.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?