Найдите десять отличий

Демографическое давление в отдельных регионах, зависимость от импорта продовольствия и отсутствие перспектив для молодежи — эти проблемы, взорвавшие арабский мир, актуальны и для Казахстана

Найдите десять отличий

Быстрый рост числа жителей арабских стран, переживающих в последние месяцы смену режимов, эксперты и социологи почти единодушно называют в числе главных причин этой революционной волны. Мировой финансовый кризис, рост цен на продовольствие, истощение водных ресурсов, нехватка плодородной земли ощущаются повсюду, но в арабском мире все эти факторы оказались многократно усилены демографическим взрывом.

Молодая страна

Согласно теории демографического перехода, эти страны находятся на первых этапах данного процесса. Первый этап демографического перехода (от высоких темпов рождаемости и смертности к низким), как его понимал сам создатель теории — американский демограф Фрэнк Ноутстейн — это резкое снижение смертности при сохранении высокой рождаемости, главным образом из-за успешной борьбы с болезнями. Европейские страны и США прошли этот этап в конце XIX — начале XX века, и сегодня большинство развитых стран вошли в третью стадию демографического перехода, когда рост населения едва обеспечивает его простое воспроизводство. Ряд государств — Германия, Россия, Япония — достигли четвертой стадии перехода, при которой население стареет и сокращается.

Арабский мир вошел в демографический переход одновременно с другими развивающимися странами, однако первый этап, который начался в этом регионе еще в 1930-х, благодаря целому ряду причин растянулся на полвека.

Эффект снижения смертности вследствие победы над смертельными инфекциями в 1940—1970-е был поддержан «зеленой революцией» — комплексом изменений в сельском хозяйстве развивающихся стран, приведших к значительному увеличению мирового сельхозпроизводства. Новые сорта семян, пестициды и удобрения позволили увеличить урожайность и снизить цену продуктов на мировом рынке.

Семейные ценности ислама, особенности местного менталитета и исторического развития сделали арабский мир вторым по темпам роста населения регионом мира. Сегодня, по данным Population Reference Bureau, арабские страны уступают лишь государствам Черной Африки, Афганистану и Пакистану. Во времена Наполеона в Египте жило лишь три миллиона человек, в 1939 году — 16, в 1963-м — 30, в 1981-м — 45 млн. Сегодня население страны превышает 80 млн человек, каждый третий житель — моложе 15 лет. В Ливии этого возраста еще не достиг каждый второй из 6,5 млн граждан. В беднейшей арабской стране Йемене — младше пятнадцатилетнего возраста 46% населения, а среднестатистическая йеменская женщина имеет шесть детей. Еще в 1950 году на территории страны проживало 4,3 млн человек, сегодня — уже 28 млн. В ближайшем будущем, по прогнозам, нищий Йемен обгонит по численности населения гораздо более крупную и богатую Саудовскую Аравию, где темпы роста несколько ниже — лишь 38% жителей страны моложе 15 лет. В Омане этого возраста не достигли 42% всех граждан, в Ираке — 39%, в Иордании — 32%.

Казахстан находится на другой стадии демографического цикла — стадии стабилизации темпов роста численности населения. В нашей стране, судя по данным статистики, коэффициент рождаемости снижается быстрее коэффициента смертности, что приводит к старению населения. В 1989 году 32% населения Казахской ССР было моложе 15 лет, а старше 65 — лишь 6%. По данным на 2010 год, доля детей до 15 лет в общей численности граждан снизилась до 24%, а доля людей старше 65 лет, наоборот, выросла до 7%. Тем не менее страна имеет все же весьма молодое население: треть из 16,4 млн жителей республики — молодежь в возрасте до 29 лет.

В то же время все южные соседи Казахстана находятся на более ранних этапах демографического перехода. Так, в Киргизии доля граждан в возрасте до 15 лет — 30%, в Таджикистане — 35%, Узбекистане — 36%, в Туркменистане — 37%. Возможное демографическое давление со стороны соседей, граждане которых будут вынуждены покинуть свои страны из-за растущих внутренних проблем, может стать для Казахстана серьезным дестабилизирующим фактором уже в ближайшем будущем.

Кризис перенаселения и вызванная им нехватка ресурсов Казахстану, похоже, пока не грозят. В силу особенностей развития двух последних десятилетий — экономического кризиса и массовой эмиграции на историческую родину 1990-х — страна лишь в 2011 году превысила прежний пик численности населения — 16,4 млн — достигнутый в 1992-м. Население растет медленнее, чем 20 лет назад, наметилась тенденция его старения.

Впрочем, революции случаются и без взрывного роста числа граждан. В Тунисе, где в январе этого года народ сверг президента Зину эль-Абидин Бен Али, перенаселения не наблюдалось. По возрастной структуре населения (23% граждан младше 15 лет, и 15,4 новорожденных на 1000 жителей) и темпам его роста эта страна очень похожа на Казахстан.

Бедная деревня

Сегодня в Казахстане сельское население примерно такое же по численности, как и 20 лет назад, но производит оно значительно (на 20—40%) меньше сельхозпродукции. В результате общая эффективность сельского хозяйства все больше отстает от других отраслей промышленности, и оно требует все больше дотаций из госбюджета. При этом страна попадает в зависимость от импорта многих продуктов питания, рост мировых цен на которые вызывает всплески инфляции на внутреннем рынке.

Похожие процессы, только в еще более острой форме, протекают и в экономиках большинства арабских стран. Эти государства также отличаются значительной долей крестьян в общей массе населения. Они составляют около 55% общей численности граждан Египта. В Алжире, Марокко и особо интересующем нас Тунисе в селах проживает примерно половина населения, в Йемене сельским хозяйством занято более 70% жителей. Причем даже сильный отток в города не особо меняет картину. В Казахстане тоже большой процент сельского населения. Но если в 1990-м сельскими жителями были 42,6% казахстанцев, то сейчас, несмотря на переезды в города, «на земле» живут 46% граждан страны.

Если вернуться в Северную Африку и на Ближний Восток, несмотря на огромное число рабочих рук, регион уже давно не может прокормить себя сам. По данным МВФ, в 2008 году страны мира в среднем тратили на импорт продовольствия 1,6% ВВП. Однако арабские страны тратили на эти цели гораздо больше: Сирия, Оман, Алжир, Марокко, Египет и Тунис — 4—5% ВВП, а Иордания и Йемен — от 8 до 11% ВВП. Доля продовольствия в потребительской корзине среднего жителя Египта и Туниса, по данным The Economist, доходит до 40%, а граждане Йемена тратят на еду почти половину всех доходов. Резкий рост мировых цен на продукты поставил многих граждан этих стран в отчаянное положение и стал одним из катализаторов массовых протестов.

В 1952 году в Египте была проведена земельная реформа, в результате которой у крупных собственников отобрали часть земли и разделили ее между крестьянами. Неэффективная аграрная экономика не позволяет жителям заработать на жизнь, а мелкие хозяйства не имеют средств на внедрение новых эффективных технологий. При явной нехватке продовольствия на внутреннем рынке в Египте большие площади заняты под хлопок, который пользуется спросом на мировом рынке. По данным The Food and Agriculture Organization UN, до 40% всех доходов сельские жители Египта получают от занятий, не связанных с сельским хозяйством. Более 60% крестьян производят продукцию не для продажи, а для собственного потребления. Картина предельно похожая на то, что произошло в последние два десятилетия в казахстанском сельском хозяйстве.

После роспуска совхозов и приватизации земли в стране образовалось множество мелких хозяйств. Так, по данным статистики, общее количество сельхозформирований в стране выросло с 4,9 тыс. в 1990 году до 175,6 тыс. в 2009-м. В то же время все основные показатели аграрного сектора ухудшились. Посевные площади с 35,1 млн гектаров в 1990 году сократились до 21, 4 млн гектаров в 2009-м. Площади зерновых с 23,3 млн гектаров в 1990 году уменьшились до 17,2 млн в 2009-м. Поголовье крупного рогатого скота к концу 2009 года составило 6,09 млн голов, тогда как в 1990-м общее стадо насчитывало 9,7 млн голов. По данным на 2008 год, 83% отечественных коров, примерно столько же свиней и немного меньше баранов выросли на частных подворьях. По данным РГП НПЦ животноводства и ветеринарии, за 15 лет площадь посевов кормовых культур уменьшилась с 12 млн гектаров до 2,5 млн. В последние годы в РК в расчете на одну корову заготавливают на 30—40% меньше кормов, чем в конце 1980-х. В 1990 году в Казахстане получили более 1,5 млн тонн мяса в убойном весе, а в 2009-м — в два раза меньше (896,3 тыс. тонн).

Информация для размышления: в предкризисном 2007 году в доле населения с доходами ниже величины прожиточного минимума (12,7%) жители города составили 6,9%, а села — 18,1%. Уровень доходов сельских жителей гораздо ниже уровня доходов горожан, и это усиливает миграцию сельской молодежи в города.

Сломанные лифты

Можно было бы предположить, что именно бывшие крестьяне, не найдя себе места в городской среде, стали основными зачинщиками бунтов. Однако среди тысяч недовольных, вышедших на улицы арабских городов, в объективы телекамер особенно часто попадали современно одетые молодые люди, не выглядевшие голодными и обиженными жизнью. Кто из них вышел из «низов», а кто принадлежит к потомственной городской интеллигенции, понять трудно. Да это, наверное, и не столь важно.

Цели, сплотившие арабскую молодежь, очень подробно и доходчиво объяснил премьер-министр Казахстана Карим ­Масимов 21 февраля в интервью радио «Эхо Москвы»: «На первый взгляд оказывается, что основоположники или те, кто толкал все эти революции, как бы они там ни назывались, были люди образованные. То есть это люди, имеющие высшее образование, но у которых в перспективе не было определенных социальных лифтов, они не видели большой перспективы двигаться вперед. И вот эта новоявленная группа, даже не знаем, каким словом сейчас их назвать, она и выступила на первом плане… То есть получилось, что группа людей, которая вкладывала и связывала свое будущее с получением образования, не смогла найти в своем обществе возможности для дальнейшего развития. И это подтолкнуло их на такие революционные действия».

Итак, проблема лишних людей, по мнению г-на Масимова, состоит из двух подпроблем: во-первых, полученное образование не пригодилось, во-вторых, если и пригодилось, то возможности сделать карьеру нет и не предвидится.

Справедливости ради надо сказать, что данная проблема в первую очередь актуальна для Туниса. В других арабских странах, которые пережили или все еще переживают смену режима, она так остро не стояла. Однако для Казахстана проблема сломанного лифта действительно актуальна. Молодая энергия, не находя выхода в самореализации, вполне может быть направлена вовсе не в мирное русло.

Если обратиться к примерам, государственный образовательный заказ на подготовку специалистов на 2010—2011 годы выделяет 400 грантов на специальность «Технология и конструирование изделий легкой промышленности». Эта отрасль определена в числе приоритетных для развития страны. Но готовы ли предприятия легпрома принять на работу такое количество специалистов ежегодно? Вряд ли. За последние три года объем производства в легкой промышленности Казахстана сократился почти вдвое. Если в 2007 году объем производства составлял 38,1 млрд тенге, то в 2008-м отмечено падение на 28%, в 2009-м тот же показатель составил 20,4 млрд тенге. По состоянию на 1 января 2010 года численность активно действующих предприятий в отрасли сократилась до 526. При этом число закрывающихся фирм и компаний в полтора раза больше, чем открывающихся. В 2008 году окончательно прекратили работу Алматинский хлопчатобумажный комбинат (АХБК) и ковровая фабрика «Алматы килем». На сегодняшний день в Казахстане в шерстеперерабатывающей отрасли осталось практически одно действующее предприятие — Каргалинский суконный комбинат.

Будут ли в отрасли через четыре года созданы рабочие места для 400 инженеров? Ответа на этот вопрос в госпрограммах нет. Между тем речь идет не об абстрактных цифрах, а о судьбе четырех сотен молодых людей, выбравших специальность на всю жизнь. Что они потребуют от власти взамен так и не созданных достойных рабочих мест?

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики