Удаленный доступ

Облачные вычисления — тема, которая последние несколько лет будоражит умы IT-специалистов по всему миру. Похоже, привычный персональный компьютер с массой установленных на нем программ уходит в прошлое

Удаленный доступ

Придя утром на работу, сотрудники запускают свои персональные компьютеры, на них синхронно грузится операционная система, появляется привычная надпись «Windows». Далее работник запускает программу — допустим, Microsoft Excel, создает в ней какой-то документ или открывает уже существующий, чтобы внести в него изменения. Закончив работу над документом, он записывает файл на гибкий диск и несет своему начальнику, который копирует его на свой ПК… Так когда-то выглядел типичный офис. Следующим этапом эволюции стали локальные сети, когда файл внутри организации перекидывался с компьютера на компьютер без использования каких-то переносных носителей. Суть от этого не менялась: размножающиеся в организации локальные копии документов часто противоречили друг другу.

Революцией стало массовое появление серверов в фирмах. Конечно, в крупных и серьезных организациях серверы и все, что описано ниже, имелось всегда. Но теперь такой подход распространился повсеместно. Через серверы не только осуществлялось подключение к Интернету, но и, что самое главное, на них стали хранить особо важную информацию. Данные, во-первых, дублировались внутри самого сервера или группы серверов — так минимизировался риск их потери. Во-вторых, сотрудники получили разные уровни допуска к информации. Расширился и класс серверных приложений.

Именно в таком виде IT-инфраструктура просуществовала достаточно долго, постепенно развиваясь. Появилась возможность совместной работы над документами; общий планировщик работ; система управления взаимоотношениями с клиентами (CRM) и т.д. Сервер был как базарная площадь средневекового города, где пересекались интересы всех горожан и решались их общие проблемы. Тем не менее большая часть работы все же выполнялась на локальных машинах. Благо, их мощности постоянно возрастали.

Казалось бы, структура устоялась, и тут ничего нового не предложишь. Однако ситуация не устраивала часть IT-специалистов. Несколько лет назад они вдруг заговорили о так называемой виртуализации рабочих мест. Это походило на историю про вдруг оживших динозавров. Первые компьютеры были громоздкими и очень дорогими. Поэтому у них одновременно могло быть несколько пользователей, сидящих в разных, иногда весьма удаленных, кабинетах одного здания. Каждый из пользователей тогда связывался с общей машиной через терминал, состоящий из монитора и клавиатуры.

То же самое касается и виртуализации. Допустим, в компанию пришел новый сотрудник. Ему выделили стол с компьютером. Но ЭВМ, с которой имеет дело работник, — по сути, лишь терминал, с помощью которого он может добраться до своего настоящего рабочего места, существующего в недрах серверов. Именно на сервере запускаются программы, в которых он работает, там же сохраняются его данные. Все работники трудятся на серверах, которых, скорее всего, даже никогда в жизни не видели. Если за тот же физический компьютер, который выдали новичку, сядет завтра другой работник, ему за считаные секунды на сервере создадут другое виртуальное рабочее место, относящееся только к нему.

Эта технология заинтересовала в первую очередь крупные компании. Они посчитали, что у них слишком много времени уходит на установку разного рода программ на локальные компьютеры. Причем под каждого работника нужно формировать свой набор ПО. Когда компьютер ломается, эффективность сотрудника резко падает, поскольку для работы ему нужны данные, хранящиеся именно на его машине. А если эти данные оказываются в результате поломки и вовсе утеряны, компания несет убытки. Насильно заставлять персонал хранить всю важную информацию на сервере — занятие практически безнадежное. Если же сотрудник покидает компанию или переходит в другой отдел, возникает еще и масса проблем с данными и программами на его ПК — непонятно, что с ними делать. С виртуальными рабочими местами контролировать ситуацию значительно проще. Серверы не ломаются. Точнее, если вдруг выходит из строя один, его тут же заменяет другой — пользователь этого практически не замечает. И данные консолидируются там же. Однако мода на виртуализацию коснулась в основном больших организаций. Все-таки содержать серверы, на которых одновременно работают десятки, сотни, тысячи человек — задача не для рядового системного администратора.

Почти одновременно возникла технология, которую со свойственной программистам лиричностью называли «облачными вычислениями». Суть в том, чтобы перенести работу уже не в собственные серверные комнаты, а в информационные центры специализированных компаний — провайдеров. И не покупать программное обеспечение, а как бы брать его в аренду на время, так же как и чужие вычислительные мощности. Связь же между серверами и сотрудниками осуществляется по Интернету. Серверы провайдера как раз и назвали «облаком».

Нельзя сказать, что данный подход обошел стороной Казахстан. Например, прием налоговых деклараций через кабинет налогоплательщика, доступный через Интернет, — это типичное облако. Однако бизнес пока мало знает об этом подходе.

О том, как развивается технология облачных вычислений, «Эксперт Казахстан» побеседовал с Марселем Шнайдером, директором Microsoft по региону CEE (Центральная и Восточная Европа, включает в себя и Казахстан).

— Как бы вы описали технологию облачных вычислений человеку, который никогда о ней не слышал?

— Это можно сравнить с распространением электричества. Когда в 1886 году был изобретен электрогенератор, люди стали устанавливать их у себя дома. Лампочки освещали комнаты, и все вроде бы были довольны. Но генераторы выдавали энергию разного напряжения и силы тока. Их могли себе позволить лишь исключительно богатые люди. Но затем страны стандартизировали параметры тока. А еще чуть позже поставка электроэнергии стала происходить по сетям уже с крупных электростанций. То же происходит сейчас и в индустрии IT. За последние 15 лет произошла стандартизация в области передачи данных, обмена информацией. Хороший тому пример — электронная почта. Сейчас никто уже не говорит: «В нашей компании самая лучшая электронная почта!» Она везде одинаковая. И мир теперь подходит к этапу, когда услуги по работе с приложениями можно будет получать подобно тому, как мы получаем электроэнергию, вставляя вилку в розетку. Мы в Microsoft полагаем, что за облаками будущее, и вкладываем в эту технологию очень серьезные деньги.

— То есть речь идет о стратегическом направлении для Microsoft?

— Могу сказать, что благодаря технологии облачных вычислений наша инвестиционная политика в области исследований и разработок серьезно изменилась в последние три года. Уже видны изменения и в нашей структуре продаж и сервиса. Причем это не завтрашний день — это уже наша реальность. Все наши хорошо знакомые офисные продукты, наша система управления предприятием, Sharepoint и все прочее мы теперь предлагаем уже не в виде программных пакетов, а в виде услуг в облаках. Кроме того, нашу облачную платформу — Windows Azure — мы открыли для разработчиков, так что в ней становится все больше доступного софта от сторонних софтверных компаний.

— Почему вы так уверены в том, что такого рода сервис будет пользоваться популярностью?

— Прежде всего потому, что это очень просто с точки зрения потребителя. Вы платите только за то, чем вы пользуетесь. Вам нужно в этом месяце такое-то программное обеспечение — вы подписываетесь на него. Вам нужно произвести в этом квартале много расчетов — вы заказываете дополнительную мощность. Расчеты закончены — вы отписываетесь от услуги. Таким образом, вы точно знаете, за что платите. И это не капитальные вложения, а операционные траты. Вы можете получить мгновенно доступ к тому программному обеспечению, покупка и установка которого потребовала бы в обычной ситуации целой процедуры, которая затягивается иногда на полгода. По статистике в среднем в мире компании пользуются программным обеспечением четырехлетней давности, что по меркам IT является просто архаикой. Почему это происходит? Потому что замена ПО — это отдельный проект, который требует специальной строки в бюджете. Компании предпочитают подождать несколько лет, прежде чем произвести обновление. Но работники уже пользуются новыми версиями софта у себя дома. Они испытывают неудобство из-за того, что на их рабочих местах установлены устаревшие версии этих программных продуктов. Мы называем этот феномен консюмеризацией, от слова consumer — потребитель. Они требуют от своих компаний, чтобы те быстрее обновляли софт. И тут видно одно из главных отличий облаков — ваше ПО всегда находится в актуальном состоянии. Вы находитесь на переднем крае. Это дает возможность быть продуктивнее. В качестве примера можно упомянуть о новом поколении выпускников университетов, для которых электронная почта — это уже слишком медленный способ коммуникации. Они предпочитают пользоваться социальными сетями или сервисами мгновенных сообщений. И мы в нашей системе облачных вычислений Windows Azure даем им такую возможность. Также IT-инфраструктура больше не является препятствием для резкого наращивания штата или его сокращения. Я уж не говорю о том, что это ­просто дешевле.

— Дешевле даже для крупных компаний?

— Я понимаю, откуда появился ваш вопрос. У крупных компаний, казалось бы, есть большой штат IT-специалистов, которые могут справиться с любой задачей. Но вот вам пример: даже для такой компании, как Coca-Cola, располагающей огромным департаментом IT, оказалось менее затратно пользоваться облачными вычислениями. Экономическая выгода была одним из основных мотивов для ее миграции с Lotus Notes на Microsoft Exchange Server с Windows Azure. Мы содействовали им в этом переходе и теперь помогаем в управлении услугой. Другой пример — Siemens-Nokia, которая в целом является инновационной компанией. Они посчитали, что переход на облачные вычисления будет способствовать их новаторскому подходу.

Преимущества, о которых я говорил — дешевизна, простота контроля, гибкость, зависимость оплаты от объема использованных услуг — являются очень сильными аргументами. В результате и Shell, и Philips перешли на нашу облачную платформу. И это крупные компании. Для небольших организаций выгоды еще более очевидны. Я еще недавно руководил немецким офисом Microsoft. Так вот, там уже есть около 2500 компаний среднего размера, которые пользуются открытыми облаками Microsoft. Конечные пользователи — работники этих компаний — часто даже не ощущают, что речь идет об услугах, полученных из облаков. Но они, конечно, замечают, что в их собственных офисах серверов больше нет.

— У облачных вычислений есть серьезный недостаток — если вы отключены от сети, вы не можете работать…

— Это так. Необходимо понимать некоторые предварительные условия, при которых можно переходить на облачную платформу. Первое — это, конечно, надежность при пересылке и хранении данных. Второе условие — информационная безопасность, ограничение доступа к серверам. И третье — законодательная защита информации, которая хранится у стороннего провайдера. Когда мы полтора года тому назад запустили наш проект в США и ряде европейских стран, то для начала должны были убедиться, что все условия соблюдены.

— Казахстан, по-вашему, удовлетворяет этим требованиям?

— С инфраструктурной точки зрения ситуация у вас отличается от многих развивающихся стран: здесь распространен доступ к Интернету, в том числе широкополосный. В вашей стране национальным телекоммуникационным оператором большие средства инвестируются в создание сети дата-центров. Этого уже достаточно для возникновения частных облаков — думаю, крупные компании будут арендовать серверы для себя. Следующим этапом, полагаю, станет возникновение уже открытых облаков, где одними и теми же серверами и приложениями будут одновременно пользоваться уже сотрудники совершенно разных компаний.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?