Страховая революция

Переломить ситуацию со слабыми выплатами в обязательном автостраховании смогут точные расчеты убытка и свободные цены

Страховая революция

Тарифный кризис — именно так некоторые участники страхового рынка характеризуют текущую ситуацию в обязательном страховании ответственности автовладельца (ГПО ВТС). Объем премий почти в пять раз превышает объем выплат, выдвигая ГПО ВТС в наименее безубыточный вид страхования. В 2010 году средний уровень убыточности по ГПО ВТС составил 21%, тогда как средний показатель по другим видам страхования равнялся 60%. Это означает, что из 100 собранных тенге страховщик выплачивает в виде убытка лишь 20—25 тенге, остальные идут ему в прибыль.

Для страховых компаний безубыточность — позитивный тренд. Чем больше денег остается в компании в виде чистой прибыли, тем шире возможности для развития бизнеса и дотаций для более убыточных видов страхования. Однако слабые выплаты по автогражданке снижают ее привлекательность и не стимулируют развитие добровольного автокаско. Это всерьез беспокоит страховые компании, и сегодня они готовы выплачивать больше. О том, как отрегулировать выплаты, шла речь на круглом столе «Автострахование: перспективы развития рыночных технологий», прошедшем в рамках V Международной конференции «Страхование в Центральной Азии», состоявшейся в начале марта.

«Двойка» за оценку

Как отметили участники дискуссии, причина низких выплат кроется в комплексе проблем. Главная из них связана с ужесточением требований к виновникам страховых случаев. Для них увеличена стоимость полиса по системе «Бонус-малус», повышены административные штрафы и наказания, вплоть до лишения прав. После этого мелкие происшествия стали урегулироваться его участниками по договоренности, без вызова страхового комиссара и дорожной полиции. В страховые компании потерпевшие обращаются лишь за получением больших возмещений.

Не менее болезненная тема — несоответствие страховых выплат страховому ущербу. Сейчас стоимость ущерба определяет оценщик, используя нормативы советской эпохи, современных разработок еще нет. Это приводит к тому, что сумма считается неточно, и у страхователя деньги от ремонта либо остаются, либо их не хватает.

Страховой омбудсмен Виталий Веревкин считает, что ситуация с оценкой ущерба неадекватна и ее надо менять. Единственный выход в этой ситуации — правильно оценить размер ущерба. Сегодня оценщик может включить в счет повреждения, не относящиеся к транспортному происшествию.

По мнению омбудсмена, следует предоставить страховщику обязательное право определять размер ущерба, а страхователю — доказать, что ущерб был получен в рамках конкретного страхового случая. Если же клиент не будет доволен насчитанной страховщиком суммой, тогда он может прибегнуть к оценке независимого оценщика.

По мнению председателя совета Палаты профессиональных оценщиков Олега Кузнецова, следует разделять понятия «стоимость восстановления» и «ущерб», хотя одно и вытекает из другого. Ущерб учитывает больший спектр потерь, например, упущенную выгоду (когда владелец планировал продать машину, но после ДТП ее стоимость снизилась, и он недополучил ожидаемую сумму) или вопросы безопасности человека. Стоимость восстановления касается ремонта, оплаты деталей и работы механика. В первом случае участие оценщика обязательно, во втором он может даже не присутствовать.

«Существует понятие “потеря товарного вида”, когда происходит уценка товара, страховщики его не оплачивают. Получается, что клиенту выплачивают заведомо меньшую сумму, нежели ту, на которую он может рассчитывать», — объясняет г-н Кузнецов. Он частично согласен с тем, что страховщик и страхователь должны сами регулировать отношения, страховщик может самостоятельно рассчитывать стоимость восстановления и предлагать клиенту сумму, достаточную для восстановления функциональных свойств автомобиля, но в этом случае речь не должна идти об оценке ущерба. В случае несогласия с оценкой клиент должен обратиться к независимому оценщику. По мнению эксперта, если исключить из процесса оценки восстановительного ремонта оценщика, существующие программные обеспечения, в частности Audatex, вполне способны урегулировать отношения страховщика и страхователя.

Виталий Веревкин в свою очередь отметил, что назрело время, когда казахстанским страховщикам следует использовать надлежащие инструменты оценки ущерба. Ведь до сих пор из-за отсутствия современных нормативов и технологий для покраски «Мерседеса» используются расценки «АвтоВАЗа». Он призвал оценщиков не использовать каталоги ГАЗа и ВАЗа, а считать стоимость деталей «Тойоты» по «Тойоте», а «Жигули» по нормативам «Жигулей», используя современные технологии оценки ущерба, которые построены таким образом, что если поврежден элемент, влияющий на безопасность, он в обязательном порядке должен заменяться на равноценный. Но оценка данных программ должна признаваться судами.

Директор департамента надзора за страховыми и другими нефинансовыми организациями Агентства финансового надзора (АФН) Диляра Каракулова уверена, что проблема признания судами оценки технических программ решаема. По закону методику оценки ущерба разрабатывает Министерство юстиции по согласованию с АФН. Закон принят год назад, но на сегодняшний день НПА с методикой (подзаконный нормативный акт) Минюст не принял, есть сопротивление со стороны оценщиков. В конце прошлого года под эгидой омбудсмена был заключен меморандум страховых компаний с оценщиками о применяемой методике оценки, произошла аккредитация оценщиков, которые будут придерживаться этой методики. «Для себя я понимаю, что в обязательном страховании ГПО ВТС оценщик не нужен. Он нужен в каско — в добровольном виде страхования, куда госорган не должен вмешиваться», — отметила г-жа Каракулова. В Гражданском кодексе есть норма, согласно которой страховщик имеет право самостоятельно оценивать размер вреда. Поэтому вопрос о необходимости оценщика решается легко.

Без максимума

На сегодняшний день единой методики оценки ущерба, которой придерживались бы все участники рынка, не существует. Поэтому, по словам г-жи Каракуловой, в будущей методике нужно прописать механизмы оценки. Главное, чтобы оценка ущерба была прозрачной и понятной потребителю.

Председатель совета директоров украинской компании Brokbusiness Вадим Загребной поделился опытом обязательного автострахования в Украине. «Мы переживали похожие проблемы в течение последних 10 лет и остановились на международной практике. Согласно ей ответственность автовладельца не покрывает потерю товарного вида, для этого есть добровольное автокаско. В соответствии с европейской практикой надо создавать моторно-транспортные бюро — добровольные ассоциации страховых компаний. А также присоединиться к программе “Зеленая карта”, которая объединяет 60 стран Европы», — сказал он.

«У нас есть Фонд гарантирования страховых выплат, который помимо выплат страхователям при банкротстве страховщика также выплачивает возмещение автовладельцам, когда виновник скрылся с места происшествия или не застрахован. Но, наверное, стоит подумать о создании отдельного моторного бюро и передать ему подобные функции», — прокомментировала Диляра Каракулова украинский опыт.

Вхождение в «Зеленую карту» тормозится тем, что Казахстан географически не входит в территорию Европы, хотя переписка и переговоры ведутся давно и в рамках ШОС, и в формате ЕЭП (Россия, Белоруссия, Казахстан), а теперь к рычагам воздействия добавился еще и Таможенный союз. Сейчас Казахстан рассматривает с партнерами по ТС механизм признания казахстанских полисов в России. Уже есть разрешение российским страховым брокерам продавать полисы на территории Казахстана, хотя казахстанские страховщики не наделены такими правами на территории РФ — для этого необходимо внести изменения в российское законодательство.

Ключевым сообщением от г-жи Каракуловой стало предложение установить минимальный тариф по ГПО ВТС. Поскольку проблемой этого вида страхования является отсутствие конкуренции среди страховщиков (все страхуют одинаково), регулятор предлагает установить минимальный тариф, ниже которого нельзя опускаться, а максимальный отпустить. Тогда страховщики начнут понимать, чего же хочет клиент, и повышать сервис. И мастера из подворотни просто уйдут с рынка, поскольку владелец машины пойдет в автосервис, ведь его страховка будет стоить дороже. В итоге на рынке появятся прозрачные и цивилизованные отношения.

Предложение АФН прокомментировали страховщики. По оценке председателя правления страховой компании «Лондон-Алматы» Ергали Бегимбетова, данная мера положительно повлияет на рынок ГПО ВТС. Увеличится количество обращений по страховым выплатам, поскольку компенсация перевесит практику решать дорожные споры на месте. «Хотя точно подсчитать экспертную оценку ущерба могут только актуарии, думаю, что уровень выплат вырастет в два раза к нынешнему объему, — считает эксперт. — Когда несколько лет назад повышали цены на тарифы, я предлагал установить минимальный, а не максимальный тариф, который обеспечил бы отсутствие банкротства страховой компании. Ограничивать максимальный тариф не надо: если страховая компания захочет более качественно обслуживать клиента и делать дополнительные выплаты, она поднимет тарифы. Позиция регулятора правильная — нужно установить минимальные тарифы, чтобы страховые компании, исходя из своей убыточности, сами регулировали свои цены. Тогда они будут устанавливать тариф в соответствии с затратами и намеченной маржой».

Установление минимальных тарифов может стать стимулом для добровольного автострахования. Когда клиент покупает полис ГПО, его не беспокоит, как будет урегулирован убыток потерпевшей стороны, ему главное — предъявить полис. И автовладельцу сегодня безразлично, полис какой страховой компании он покупает, он идет туда, где дают скидки, бензин, подарки, разыгрывают лотереи.

В случае отпуска страховых тарифов с установлением минимального значения конкуренция приобретет ценовой и сервисный характер. С минимальными тарифами станут предлагать минимальный сервис, страхователи, желающие получать более высокое качество услуг, предпочтут страховаться дороже.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?