Драма в процентах

Перекошенная структура доходов и расходов у большинства крупных банков показывает, что стагнация в казахстанской банковской системе продолжается

Драма в процентах

Казахстанские банковские игроки за время кризиса несколько подзабыли свою роль в экономике — перераспределять финансовые ресурсы. Они деньги собирают, однако дальше — заемщикам — их не пускают. Ладно бы страдали только экономика, предприятия, население, не получающие кредитов, для банков это тоже большая проблема. Пока банки могут генерировать прибыль практически в отсутствие кредитования, что показали результаты прошлого года, но долго так продолжаться не может.

После значительного падения в 2009 году доходность* банковского сектора в 2010-м в несколько раз превысила докризисные значения (см. график 1). Говорит ли это о том, что банковский сектор наконец-то выходит из кризиса? Вовсе нет, ведь насколько здоров банк, можно определить по тому, как он зарабатывает деньги. Теоретически это должно происходить за счет основной деятельности, то есть кредитования. А как видно на том же графике, в прошлом году кредитование упало даже по сравнению с не самым удачным в жизни финансового сектора 2009-м. Лишь несколько банков проанализированной нами первой «девятки» (по величине активов) — «правильные», то есть продолжают кредитовать и на этом зарабатывать.

Деньги из заначек

Традиционно для банка процентные доходы и расходы, как это было и у нас до кризиса, являются основой финансового результата. Разница между этими статьями позволяет оплачивать различные операционные издержки и генерирует чистую прибыль. С 2005 года, когда о кризисе даже не подозревали, до его начала, то есть до 2007-го, около 60% доходов банков в среднем были связаны с получением вознаграждения по требованиям к клиентам. И около 30% расходов были связаны, соответственно, с выплатой процентных вознаграждений. Скорее всего, то же самое происходило и раньше, однако в отсутствие данных (статистика Агентства финансового надзора публикуется с 2005 года) трудно это утверждать.

За последние три года ситуация сильно изменилась (см. график 2), и теперь размер прибыли банков определяют непроцентные доходы и расходы. Так, в 2010 году процентные доходы были ниже процентных расходов в пять раз! Фактически отчет о прибылях и убытках теперь формируется в сфере непроцентных потоков, и прежде всего по статьям формирования и восстановления провизий, что является бухгалтерскими записями, а не реальными деньгами.

Именно эти статьи стали причиной таких экстремальных значений убытков и прибыли в 2009—2010 годах. Как отмечает аналитик компании «Тройка Диалог Казахстан» Айнур Медеубаева, чистый убыток 2009-го связан в основном с аномальными отчислениями в резервы со стороны банков, реструктурировавших свои обязательства. Те же банки в 2010-м стали генераторами совокупных доходов сектора, которые сформировались за счет снижения долгов в результате реструктуризации и восстановления провизий.

Однако нельзя сказать, что искажением сводный отчет обязан только реструктризованным банкам. Наибольший перекос структуры доходов наблюдается у шести крупнейших финансовых институтов страны (график 3). Из первой «девятки» своими доходами обязаны кредитованию три замыкающих ряд банка. Среди лидеров нормальная структура расходов и доходов только у Народного банка, способность генерировать процентное вознаграждение другими пятью банками можно поставить под сомнение. Например, у Казкоммерцбанка, самого большого по активам, доходы, связанные с получением вознаграждения по требованиям к клиентам, сократились в прошлом году на 20%, в то же время в 2010-м банк существенную часть доходов получил за счет восстановления провизий. Сокращение доходов от кредитования в 2010 году характерно для всех крупных банков страны. Например, у Банка ЦентрКредит большая часть доходов сгенерирована переоценкой валюты. Кстати, переоценка — другая, ставшая значимой, статья в отчете о доходах и расходах, что можно объяснить значительными объемами кредитования и фондирования в иностранной валюте.

По сравнению с 2009 годом в структуре доходов больше чем в два раза снизилась доля вознаграждения по ценным бумагам. Начиная с осени 2009 года банки избыточную ликвидность, объем которой у крупных игроков достигает трех-пяти миллиардов тенге, стали вкладывать в ценные бумаги, размещать на депозитах в Национальном и других банках, чтобы увеличить процентную часть доходов. Однако дефолты эмитентов, низкие ставки по госбумагам, а также по депозитам Нацбанка снизили интерес к такому способу наращивания доходов. Ликвидность, которая не трансформируется в займы, давит на рентабельность, маржинальность банковского сектора быстро сокращается.

Маржинальный застой

Сравнивая прошлый год с наиболее доходным 2007-м, можно увидеть, что разница между процентными доходами и расходами уменьшилась почти вдвое (см. график 4). С одной стороны, выросли расходы, поскольку фондирование стало более дорогим. Издержки по депозитам за три года почти не изменились — банки почти сразу после кредитного дефицита и закрытия внешнего фондирования увеличили ставки по депозитам. В то же время в 2010 году резко выросли расходы, связанные с выплатой вознаграждения по ценным бумагам (этот источник заменил прежние займы от других банков). Сразу несколько банков вышли с облигационными выпусками на фондовый рынок. С другой стороны, как говорилось выше, заметно упали процентные доходы: поступления от требований к клиентам сократились на 20%. Доходность банковского сектора по своим значениям вернулась примерно к 2006 году, сгладив резкий рост в 2007-м.

«Годовая динамика показывает, что чистый процентный доход банковского сектора упал в 2010 году на 28 процентов из-за сокращения процентных доходов, притом что расходы тоже упали, — говорит Айнур Медеубаева. — Данная тенденция не является новостью — давление со стороны плохих кредитов, а также рыночное снижение процентных ставок по кредитам, привели к данному тренду». Она добавляет, что в целом прибыльность капитала сектора за исключением реструктуризированных банков, показатели которых искажают картину, была в 2010-м отрицательной и пока очень слабая.

Если во времена кредитного бума банки генерировали доходы, адекватные их кредитной активности, то сегодня и здесь наблюдается перекос. Высокие доходы не означают, что банк получил их благодаря ссудной деятельности. Самый низкий прирост кредитного портфеля показали реструктуризированные банки, чьи суммарные доходы составили порядка 40% доходов всего сектора.

Анализ показателей первой девятки банков выявил закономерность: чем больше доля неработающих кредитов, тем меньше выдается новых (см. график 5). Так что причина ограничения кредитования на поверхности. «Финансовые показатели варьируются в зависимости от банка — некоторые наиболее стабильные банки значительную долю доходов получают от своей кредитной деятельности, другие — более слабые или пережившие реструктуризацию, главным образом занимаются “расчисткой” своего кредитного портфеля», — отмечает кредитный аналитик направления «Финансовые институты» Standard & Poor’s Аннет Эс.

Действительно, хуже всего дела с качеством кредитного портфеля у банков, прошедших реструктуризацию. На их долю приходится не только две пятых доходов сектора, но и 53% неработающих займов (сомнительные 5-й категории и безнадежные). К примеру, доля БТА Банка на кредитном рынке — 18%, но ссудный портфель быстро сокращается. Сложно представить, как такой банк будет зарабатывать прибыль в будущем. Народный банк и Казкоммерцбанк, на которые приходится почти 40% совокупного кредитного портфеля банков, имеют более чем по 20% неработающих кредитов, что также ограничивает их кредитную деятельность, а значит, и процентную маржу.

«Прибыльность банковской системы Казахстана продолжает оставаться под давлением стагнации в кредитовании, увеличившихся расходов на создание резервов на возможные потери по ссудам и сжатой процентной маржи. Мы ожидаем, что этот тренд сохранится и в 2011 году», — прогнозирует Аннет Эс.

Пора чистить портфели

Если отвлечься от роли банков в экономике и их ответственности за ее финансирование, то кредитование просто необходимо самим игрокам для того, чтобы держаться на плаву. Проблема в том, что банки продолжают привлекать ресурсы, а кредитов дают все меньше, спрашивается, каким образом оплачивать фондирование?

«Почему в банке образуется большой объем ликвидности? — задается вопросом аналитик ИК Unicorn IFC Николай ­Андриянов. — Во-первых, существенные капитальные вливания. Во-вторых, растущая депозитная база. И при этом — отсутствие кредитования. Капитал сейчас дорогой, но банки привлекают депозиты под пять-восемь процентов, а размещают в государственные бумаги и денежный рынок, где доходность не превышает четырех процентов годовых. В результате чистая процентная маржа получается отрицательной и данный убыток ложится на капитал. В такой ситуации банковская система долго находиться не может, поэтому единственный выход — начать кредитование». Без кредитования не будет восстанавливаться нормальная работа и рентабельность предприятий, следовательно, спрос на кредитные ресурсы не будет расти, а восстановление резервов по проблемным займам будет куда более сложной задачей.

Решение проблемы кредитования и неработающих кредитов будет ключевым драйвером доходности сектора. Программа оздоровления крупных и средних предприятий, о которой мы недавно писали, как раз и предполагает механизмы очищения балансов банков от плохих активов. Вообще эта программа в целом должна вывести банковский сектор на точку роста кредитования: такие меры, как субсидирование ставки, будут этому способствовать. И все же ждать быстрого выхода из кредитной стагнации не приходится.

Айнур Медеубаева отмечает, что даже при успешной реализации программ по очищению балансов банков ощутимые результаты в виде возврата провизий и роста кредитования в лучшем случае появятся в 2012 году. «Надо понимать, что накопленные проблемы — результат многолетней дисбалансированной деятельности, и их решение также требует немало времени», — говорит эксперт.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики