Безопасность — прежде всего

Когда речь заходит о безопасности детей, родители согласны на все. Именно из этой истины исходят организаторы нового для Казахстана бизнеса — онлайн-сопровождения детей

Безопасность — прежде всего

C момента появления в 1973 году GPS (глобальной системы позиционирования) у бизнеса появился еще один вид деятельности. Отслеживание людей, техники и других материальных ценностей в режиме реального времени. Сегодня без GPS жизнь невозможно представить. В частности, она активно используется в сегменте международных грузовых перевозок: клиент должен знать, где находится товар и когда прибудет к заказчику.

Системы онлайн-сопровождения активно развиваются во всем мире, но дальше всех ушли японцы. Так, профессор Сенг-Хи Ли из японского университета города Цукуба в конце прошлого года презентовал новый прибор слежения за детьми. Чтобы показать эффективность прибора, японцы затеяли эксперимент, в котором принимает участие обычная японка Йоко Ихара и ее пятилетний сын Йошинобу.

Йоко работает допоздна, а ее сын проводит большую часть дня в детском саду. Сам прибор в виде симпатичного треугольника находится на груди ребенка и позволяет определить его конкретное местоположение, а благодаря мини-камере передает маме то, что видит ребенок. В то же время кардиометр позволяет отслеживать внутреннее состояние ребенка в целом и работу его сердца в частности.

Под разными наименованиями аналогичные приборы предлагают и российские компании. Так, ООО «Снабпроект» именует его трэкфоном, «Торговый Дом Легион» — GPS-трекером. Некоторые компании называют его «устройством слежения за детьми». Но суть от этого не меняется: прибор позволяет следить за ребенком в режиме реального времени.

Общественное объединение «Международная лига по обеспечению и защите прав и интересов детей, студентов, граждан, обучающихся за рубежом», руководит которым Берик Иманбаев, предлагает казахстанцам онлайн-сопровождение детей как внутри Казахстана, так и по всему миру.

Профи лучше справятся

— Берик Жансерикович, во всем мире услуги сопровождения очень популярны. Вы предлагаете те же самые услуги или идея отличается новизной?

— Мы предлагаем комплексное решение. Кстати, недостаток уже существующих систем сопровождения заключается в их ограниченности. Поясню на примере. Возьмем эксперимент в Японии. На самом деле вы покупаете прибор, вешаете на шею ребенку и в последующем будете самостоятельно его сопровождать.

Японка допоздна засиживается на работе. Если, не дай бог, что-то случится с ребенком, ей придется извещать полицию, родственников, друзей, знакомых и просить помощи. Или срочно отпрашиваться с работы и на всех парах лететь к малышу.

Полиция может сработать неоперативно, тогда как надеяться на остальных из этого списка довольно сложно. Но даже если женщина и успела быстро добраться до попавшего в беду сына, еще не факт, что она сможет оказать эффективную помощь.

Мы берем на свои плечи все заботы о безопасности ребенка, ему на помощь в случае необходимости придут профессионалы, знакомые с навыками оказания первой медицинской помощи, способные быстро вывести ребенка из опасной зоны и отвести любую угрозу.

Вот в этом и разница. Мы выстраиваем систему оперативного оповещения и реагирования, которая будет срабатывать в случае опасности.

— Понятно. Однако, как и во всем мире, вы предлагаете крэкфон?

— Не только. Как я заметил раньше, мы предлагаем комплексное решение.

Во-первых, наш прибор стильный, и его необязательно носить на шее. Можно и в карманах, где угодно, лишь бы он был всегда при себе. При этом исходим из мысли, что многие молодые люди и девушки не любят носить на шее всякие пластмассовые штучки.  Во-вторых, кроме крэкфона даем также портмоне с двумя флешками. В памяти этих устройств находится вся информация о ребенке, включая фотографии анфас и в профиль, отпечатки пальцев, рентгеновские снимки, история болезни, группа крови.

Эта информация поможет медикам, если ребенку нужно будет оказать срочную медицинскую помощь. Доступ к досье ребенка имеют родители и наш уполномоченный комиссар. Данные находятся под охраной пароля, который меняется один раз в 15 дней. В нашем алматинском офисе есть диспетчерский пункт с большим монитором, где в режиме реального времени отслеживаются передвижения наших клиентов. Здесь круглосуточно сидит оперативный дежурный, он принимает решения в нештатных ситуациях.

В-третьих, уполномоченными комиссарами являются бывшие работники полиции, имеющие неплохие навыки ведения оперативно-разыскной работы. Это профессионалы высокого класса.

Главный акцент — профилактика

— Родители часто не знают, чем живут их дети. Работа отнимает слишком много времени. Можете ли вы гарантировать абсолютную безопасность детей?

— Сразу скажу, абсолютную гарантию не может дать и Господь Бог. Но скорость реагирования у нас выше, чем у полиции. Для сравнения приведу пример. Чтобы полиция приняла ваше заявление о пропаже ребенка, должно пройти трое суток. И только потом полицейские начинают действовать.

Сегодня в Алматы 220 тысяч детей учатся в 120 школах. Значит, нагрузка на одну школу — 1—1,3 тысячи человек. Ныне существующие системы безопасности, а также сеть школьных инспекторов не всегда срабатывают.

Мы же реагируем мгновенно. На каждого ребенка заводится персональный журнал, в котором фиксируется все. Один раз в три месяца уполномоченные комиссары обращаются к директору школы, заведующему учебной частью, классному руководителю, психологу и школьному инспектору с вопросами о ребенке. Причем вопросы составлены таким образом, что, не зная ребенка, на них не ответишь.

Потом журнал попадает в штаб, где записи из него анализируются бывшим полковником одного из алматинских РОВД, специалистом по работе с детьми. В случае возникновения чрезвычайных происшествий уполномоченный комиссар выходит на школьного инспектора или местное отделение полиции с просьбой о принятии мер административного воздействия.

Комиссар стремится предотвращать любые противозаконные и иные действия против ребенка, а не работать, как школьные инспекторы, постфактум. Нельзя винить инспекторов в позднем реагировании: им сложно, так как на одного инспектора приходится от нескольких сотен до нескольких тысяч детей. Мы же работаем с каждым ребенком персонально.

В свою очередь родители ежедневно получают наши отчеты на электронную почту.

— Берик Жансерикович, не только дети, но и подростки, а также взрослые теряют вещи. Не опасаетесь, что и ваши клиенты будут терять трэкфоны?

— Если потерял, его быстро восстановят. Но если клиент сознательно оставляет прибор где попало, то здесь сложнее.

Прежде чем приходить к нам и заказывать услугу, родители и дети должны договориться между собой. Спрашивается, зачем родителям платить деньги за недешевую услугу, если ребенок сознательно не носит трэкфон? С другой стороны, дети должны понимать: родители не ради забавы нанимают людей, чтобы те круглосуточно сопровождали их детей. Так что многое строится на доверии. Родители доверяют нам, дети — родителям, а родители — детям.

Если же трэкфон постоянно выключают без веских на то причин, а клиент сознательно стремится от него избавиться, мы расторгаем договор.

— Как ваше сопровождение выглядит на практике?

— Скоро проведем командно-штабные учения в Алматы, где отработаем методики на практике. Если ребенок потерялся в каком-то районе города (об этом нас известит трэкфон) или нажал три тройки (сигнал тревоги), блокируем район, а на место выезжает уполномоченный комиссар.

Он оповещает диспетчерскую службу, вызывает группу специалистов, которая начинает реальные поиски. С момента потери сигнала трэкфона и до начала поисков обычно проходит 12—20 минут.

В жизни случается всякое. Бывает и такое, что в целях отмщения вашему ребенку могут подбросить героин. Такая метода популярна в среде силовых структур. Но если силовики знают, что за вашим ребенком стоят профессионалы, они тысячу раз подумают, прежде чем применять такой метод.

Мы обеспечиваем 24-часовое сопровождение ребенка. В частности, сопровождение в стране пребывания, для чего на место выезжает оперативная группа. Можно сопровождать ребенка и удаленно из Алматы. В случае ЧП на место оперативно выезжает группа специалистов.

В рамках правового поля

— Идея интересная. Но как родители могут убедиться в том, что ваши специалисты все делали правильно?

— Мы предоставим клиентам доказательную базу. Все действия уполномоченного комиссара, диспетчерской службы, оперативного дежурного фиксируются на аудио- и видеоносителях. Одновременно комиссар ведет запись от руки. Анализ материалов позволит сделать необходимые выводы: какие действия, в какие сроки и в каком порядке осуществляли наши специалисты.

Все эти материалы понадобятся и для отчета перед родителями. Безусловно, наши специалисты действуют в рамках действующего казахстанского законодательства, за границей — в рамках национальных законов тех стран, где они работают.

— Берик Жансерикович, разъясните, пожалуйста, смысл словосочетания «точка принятия решений»?

— Во-первых, точкой принятия решений может стать та или иная форма техногенной катастрофы. Самый свежий пример — это землетрясение и цунами в Японии. Наш предел гарантий заканчивается там, где человек уже не может бороться с природой. Например, как это случилось в Индонезии, когда цунами накрыло побережье. В такие моменты человек, организация и даже система бессильны.

В других случаях уполномоченный комиссар выезжает на место, представляет местным властям соответствующие документы на ребенка и занимается его эвакуацией. При этом его не волнует, объявлена или не объявлена властями локальная или полная эвакуация населения.

Во-вторых, точкой принятия решений может быть локальная война в стране пребывания ребенка или террористический акт.

И напоследок о самом важном. Наша защита обеспечивает максимум безопасности. Так, согласно нормам международного права власти страны, где совершен террористический акт, не имеют права начать штурм, пока представляющий ребенка уполномоченный комиссар не даст на это своего согласия.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности