Водка отступает

В последние годы производители крепкого алкоголя столкнулись с устойчивым снижением спроса на свою продукцию. Выход водочные короли видят в расширении экспорта и повышении цен на внутреннем рынке

Водка отступает

C каждым годом казахстанцы будут пить все меньше водки, и этот процесс необратим, констатирует президент Ассоциации добросовестных производителей и продавцов алкогольной продукции Казахстана «КазАлко» Амиржан Калиев. «КазАлко» объединяет 21 предприятие, на которые приходится около 90% спирта и 82% всей ликеро-водочной продукции, выпускаемой в нашей стране. Сохранить сегодняшние доходы и объемы производства, по мнению «водочников», отрасль сможет только через повышение качества и выход на российский рынок.

В последние годы наблюдается устойчивая тенденция снижения потребления ликеро-водочной продукции. Если пять-шесть лет назад в стране потреблялось около 9—10 млн декалитров крепкого алкоголя, то сегодня объем рынка с учетом импорта не превышает семи миллионов. Импорт составляет примерно 15% общего объема потребления водки, все остальное производится в стране.

«На дворе кризис, у людей стало меньше денег, и граждане их тратят на питание, детей и прочие первоочередные нужды, — отмечает г-н Калиев. — Водка, к счастью, для большинства товаром первой необходимости не является».

Многие граждане трудятся в частных компаниях, а частный бизнес крайне нетерпим к употреблению алкоголя в рабочее время. Кроме того, в стране около 3,5 млн автомобилей и примерно каждый третий трудоспособный гражданин ежедневно садится за руль. Есть и более фундаментальные причины: до 70% населения страны — мусульмане, а ислам запрещает потребление алкоголя. В последнее время все больше людей отказываются от водки по религиозным причинам, особенно сильно это стремление в южных регионах Казахстана и среди молодежи.

Дешевое удовольствие

Оставшиеся казахстанские потребители предпочитают покупать самую дешевую водку. По данным «КазАлко», продукция высшего качества занимает до 15% рынка, еще около 30% — средний сегмент, все остальное — дешевый алкоголь. Наши заводы выпускали преимущественно продукцию нижнего и среднего ценового сегмента. Самую дорогую водку в основном завозили из России. Верхний сегмент на рынке — это примерно 500—700 тенге за пол-литровую бутылку. По классификации казахстанских производителей все, что дороже 700 тенге, относится к премиум-классу. Средний же сегмент — это 300—500 тенге, а самая дешевая водка с 1 марта этого года стоит в рознице 300 тенге. Доля виски и коньяка, не считая дешевого отечественного бренди, очень небольшая — не более 5%.

Все, что продается дешевле — это «левая» водка, неизвестно кем и из чего произведенная, с нее не платятся налоги. Надо отметить, что в последние годы объем теневого рынка сокращается: если в середине 2000-х «левый» алкоголь занимал не менее 60% рынка, то сегодня 35—40%. Но подделка водки все еще остается бизнесом достаточно прибыльным. Время от времени предприимчивые граждане налаживают сбор бутылок определенных марок и, в кустарных условиях разливая некую смесь, поставляют затем товар в мелкие торговые точки ниже цен официального производителя. Чтобы этому воспрепятствовать, правительство приняло постановление, требующее крепить наклейки акциза не на стенку бутылки, а на горловину, чтобы потребитель при вскрытии эту наклейку разрывал.

Впрочем, надо отметить, что полностью легального рынка алкоголя нет ни в одной стране мира, все лишь стремятся сделать его таковым.

Выгодный бизнес

«Хотелось бы отметить, что наши производители не особенно обеспокоены снижением объемов потребления, — говорит президент «КазАлко». — Они состоявшиеся бизнесмены и заработали достаточно денег. Мы никого не призываем пить больше водки. И если завтра народ в основной массе вовсе откажется от потребления алкоголя, то они сменят сферу деятельности, только и всего. Но пока спрос на эту продукцию имеется, хотелось бы, чтобы люди покупали качественную продукцию отечественного производства».

Тем не менее падение спроса сильно ударило по налаженному бизнесу многих компаний. Вместе с падением объемов потребления уменьшается число предприятий на рынке. Если в 2007 году лицензии на производство спирта и ликеро-водочной продукции имели 53 компании, то сегодня их осталось всего 27. Рентабельность в отрасли сегодня, по словам Амиржана Калиева, составляет примерно 30% — и это при загрузке лишь на треть имеющихся мощностей. «И на сжимающемся рынке можно работать рентабельно. Это можно сделать путем перехода на выпуск продукции премиум-сегмента. Такой путь развития хорош и для нас, и для потребителя, который получит только высококачественную продукцию», — замечает глава ассоциации.

Несколько лет назад ставился вопрос о введении госмонополии на производство ликеро-водочной продукции. Главный аргумент «водочников» с тех пор остался прежним: монополия государства — это монополия чиновников, это неизбежный рост коррупции, черного рынка и контрабанды. Судя по всему, власти к этому мнению прислушались и от обсуждения данной меры отказались.

Вместо этого был взят курс на совершенствование регулирования оборота алкогольной продукции. Действующий закон в этой сфере принят еще в 1999 году, а сейчас разработан проект нового, который уже находится в правительстве, и в апреле, как ожидается, поступит в парламент. Основной разработчик — Налоговый комитет.

Удар по базарам

Проект нового закона уже вызвал легкую панику среди мелких предпринимателей. Его принятие, без сомнения, нанесет сильный удар по малому бизнесу. А вот производителям легального алкоголя и крупным торговым сетям новые нормы выгодны. Авторы проекта намерены вообще исключить торговлю крепким алкоголем на рынках и в мелких магазинах. Проблема в том, что розница, особенно мелкие торговцы и рынки, часто не хотят брать легальную продукцию у заводов, потому что она дороже. Контроль же происхождения алкоголя на уровне базаров чисто номинальный, все проблемы там легко решаются при помощи наличных.

Поэтому в проекте закона есть новые требования, которые приведут к значительному сокращению числа точек розничной торговли алкоголем. В частности, требование к размеру торговой площади магазина, продающего алкоголь. Для Алматы и Астаны барьер торговой площади составит не менее 40 кв. м, для прочих городов и для крупных райцентров — 30 квадратов, для сел — 20. По оценкам участников рынка, это приведет к сокращению числа торговых точек на 20—30%.

Кроме того, проект закона содержит много новых требований: тут и введение видеонаблюдения на заводах, новые сопроводительные накладные, новые требования по повторному использованию стеклотары. На цену эти требования, как утверждают «водочники», не повлияют. Цену определяет акциз, на сегодня это около 40% цены бутылки. В этом году они платят 160 тенге — то есть цена в рознице выросла на 20%. В следующем году, как ожидается, акциз будет увеличен еще на 10%. Затем, в следующие три года, ставка акциза будет расти на 25% ежегодно. Таким образом, наши акцизы приблизятся к ставкам в России.

К пьющему соседу

Одновременно водочная индустрия старается компенсировать падение прибыли экспортом. Компании пытаются продавать товар в дальнее зарубежье, но в ЕС и США потребляют в основном легкий алкоголь. Играет свою роль и культура потребления алкоголя. В США до 80% крепкого алкоголя потребляется через рестораны, в основном это очень дорогие напитки. В Казахстане примерно такую же долю люди покупают через торговые точки.

Большие надежды производители крепких напитков связывали с образованием Таможенного союза. Они рассчитывали, что смогут поставлять товар на российский рынок. Россия сегодня — самая пьющая страна в мире. Средний россиянин по статистике потребляет 18 литров чистого спирта в год. (По оценке ВОЗ, потребление свыше 8 л/год ведет к деградации нации.) В Казахстане ежегодно потребляется в среднем не более 5 литров.

По логике, если есть спрос, то должно быть и предложение. ТС уже действует, однако доступа на рынки России и Белоруссии наши производители так и не получили, говорит г-н Калиев. В Белоруссии действует госмонополия, там всего около десятка производителей крепкого алкоголя, их доходы идут в бюджет, и власти их всячески защищают. В России есть серьезные барьеры как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов федерации. В прошлом году, например, Татарстан запрещал не только импорт из-за рубежа, но даже ввоз из других областей России. Пока ни один казахстанский производитель не смог попасть на российский рынок, хотя качество водочной продукции в Казахстане ничем не хуже, чем в России. Возможно, что в 2012 году, когда начнет действовать ЕЭП, этот вопрос будет решен.

Пивной выбор

Отказываясь от водки, Казахстан медленно начинает переходить на западный тип потребления алкоголя, отдавая предпочтение слабоалкогольным напиткам. Наибольшую выгоду от изменения предпочтений потребителей получат производители пива.

В последнее время на отечественном пивном рынке сложилась своеобразная олигополия, при которой рынок занят несколькими крупными фирмами.

Потребление пива в стране будет расти и дальше, считает маркетинг-менеджер компании Carlsberg Kazakhstan Дильшод Буранов: «В 2010 году доля пива в общем объеме потребления алкогольных напитков составила 54,6 процента. Мы наблюдали уверенный тренд роста потребления пива в докризисный период, потом (конец 2008 года — 2009 год) был спад (рынок упал на 15 процентов), в 2010 году рынок пива вновь начал расти. В текущем году мы также ожидаем рост рынка на уровне шести процентов. Это с учетом влияния внешних факторов, таких, как повышение с января 2011 года ставки акциза на алкогольную продукцию». Доля пива, произведенного в Казахстане (включая лицензионное), по данным Carlsberg Kazakhstan, составляла на 2010 год 87,6%. Местное производство растет, а импорт пива сокращается.

Но пока что, к сожалению, структура потребления алкоголя в пересчете на чистый спирт в Казахстане, как и в целом в странах СНГ, радикально отличается от европейских тенденций. Для Европы характерен высокий удельный вес потребления слабоалкогольных напитков, в том числе пива. Казахстанцы же пьют значительно больше водки и других крепких напитков. Одним из факторов, влияющих на выбор, является, конечно, цена. Водка в пересчете на процентное содержание алкоголя стоит в 3,5 раза дешевле пива. Себестоимость пива гораздо выше себестоимости большинства крепкоалкогольных напитков, поэтому качественное пиво никогда не будет стоить дешевле той же водки. К слову сказать, на сегодня доля пива в общем объеме потребляемого казахстанцами алкоголя в пересчете на чистую единицу спирта составляет где-то 20% (остальное — крепкий алкоголь). В Европе этот показатель — 60—70%.

Производителям слабого алкоголя приходится быть более эффективными, чтобы не повышать вслед за акцизами цену на свою продукцию и не перекладывать рост своих расходов полностью на потребителей. Пивные компании и производители вина пытаются доказать государству, что через регулирование ставки акциза на крепкий алкоголь и слабоалкогольные напитки можно регулировать уровень потребления, постепенно направляя его в сторону напитков с более низким содержанием алкоголя. Это, кстати, совпадает с рекомендациями ВОЗ.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики