ОПЕК пока рулит

События в Японии и на Ближнем Востоке скорее всего не приведут к сильной разбалансировке мирового рынка нефти. Не просматривается факторов, способных загнать цену до конца 2012 года существенно выше 110 долларов за баррель

ОПЕК пока рулит

Бурные события последних месяцев — сначала беспорядки в Северной Африке и на Ближнем Востоке, а теперь последствия стихийных бедствий в Японии — вносят большую неопределенность в прогнозы цен нефти. С середины февраля вплоть до позапрошлой пятницы цены спот основных сортов нефти выросли примерно на 15 долларов за баррель, частично в ответ на нарушения экспорта нефти из Ливии. В первые дни прошлой недели рынок откликнулся на события в Японии возвращением цен на отметки середины февраля (97 долларов за баррель).

В целом повышательный тренд на мировом нефтяном рынке сформировался в середине прошлого года. За последние три квартала мировая цена нефти выросла на 37%. Основных версий, трактующих причины роста цен, две. Это профессиональная, рассматривающая цену как главным образом результат движения спроса и предложения на «физическом» рынке товара. И более популярная в народе полуконспирологическая, связывающая повышение цен с вливаниями «спекулянтами» на срочный рынок нефтяных контрактов некоей «ликвидности». Такое случилось в последние месяцы в связи с программой количественного смягчения денежной политики в США, а до того склонностью к таким влияниям лет семь-восемь назад якобы славился тогдашний глава ФРС Алан Гринспен. Понимание того, какая из них ближе к истине, важно, ведь в первом случае нынешние цены — «всерьез и надолго», а во втором — они представляют собой пузырь. Попробуем рассмотреть обе.

Прожорливые новички

Согласно версии, объясняющей движение цены нефти ситуацией на «физическом» рынке, повышение в прошлом и начале нынешнего года стало результатом восстановления мировой экономики, отставания предложения нефти от спроса, а также перемещения «эпицентра» экономического роста в страны с формирующимися и развивающимися экономиками. Для них характерно большее потребления нефти на каждый процент увеличения ВВП по сравнению с развитыми странами.

Мировое потребление сырой нефти и жидких видов топлива выросло примерно на 2,4 млн баррелей в день (2,8%) — до 86,7 млн баррелей в день (б/д) в 2010 году. Это второй по величине годовой прирост за последние по крайней мере 30 лет, за которые есть достаточно надежная статистика. Он более чем компенсировал сокращения спроса в течение кризисных 2008–2009 годов и превысил рекордный до этого уровень потребления 2007 года (86,3 млн б/д).

Почему при темпах роста глобального ВВП, не дотягивающих до предкризисных отметок, наблюдается столь значительный спрос на нефть и повышение ее цен? Ответ понятен из структуры прироста потребления. Ожидается, что в ближайшие два года (2011–2012) более других потреблять нефть будут в основном Китай, Бразилия и страны Ближнего Востока. В частности, вклад Китая в прирост потребления в не кризисных 2004–2007 годах и в 2010-м составлял в среднем 32%, тогда как США — 11%. Соответственно, доля США в мировом потреблении снизится с 25% в 2003 году до 21,7–21,8 в 2012-м.

Эластичность спроса на нефть по приросту ВВП глобальной экономики составляет 0,45–0,5. Притом что для США (и аналогично для других развитых экономик) ниже — 0,2–0,3. С этой точки удорожание нефти, наблюдавшееся с 2000-го и особенно после 2004 года, не что иное, как структурный феномен, отражающий перемещение очагов экономического роста в формирующиеся и развивающиеся экономики. Это перемещение будет вести к более интенсивному спросу на промежуточное сырье, энергию и продовольствие, формируя тенденцию их удорожания, а так называемые высокотехнологичные или с высокой добавленной стоимостью продукты, вероятно, будут относительно дешеветь, способствуя стиранию барьеров между развитыми и «слаборазвитыми» странами и, возможно, даже меняя их местами во всемирной иерархии.

«Ливийская пауза» не смертельна

Что касается предложения нефти в мире, то ключевыми являются два фактора. Это, во-первых, повышение незарегулированного предложения со стороны стран, не входящих в ОПЕК, — именно оно, особенно стабильные и растущие поставки со стороны стран бывшего СССР (и России, в частности), обваливает цены в период кризисного сжатия спроса на нефть. И во-вторых, наличие резервов мощностей в странах ОПЕК, позволяющих удерживать цены в некоем «целевом диапазоне». Нехваткой таких резервов объясняется взлет цен в 2004–2005 годах, и особенно в первой половине 2008-го.

Сегодня резервы мощностей у стран клуба достаточны, чтобы ОПЕК могла держать ситуацию с ценами под контролем. Если, конечно, чего-то не случится с самой ОПЕК в свете последних ближневосточных событий.

Как ожидается, предложение нефти со стороны стран, не входящих в ОПЕК, в ближайшие два года будет существенно отставать от спроса, формируя напряженность на рынке, даже безотносительно к тому, как в итоге повлияет на предложение разрешение ситуации в Северной Африке и на Ближнем Востоке.

Прирост производства нефти вне ОПЕК составит в 2011 году 170 тыс. б/д — это чуть больше 10% прироста мирового спроса. В 2012 году прирост добычи в этих странах, как ожидается, снизится. Увеличение добычи нефти вне ОПЕК в 2011 году дадут в основном Китай и Бразилия (прирост 140 и 170 тыс. б/д за год соответственно), а также Азербайджан и Казахстан. В 2012 году ожидается увеличение производства в Канаде (на 170 тыс. б/д), в то время как рост добычи в других странах замедлится или произойдет ее снижение. Китай и Бразилия продолжат увеличение добычи, но лишь на 140 и 110 тыс. б/д соответственно. Добыча в Мексике будет снижаться, так же как и в бассейне Северного моря. Страны бывшего СССР дадут прирост производства на 320 тыс. б/д в 2011 году, который сменится снижением в 2012-м. Это главным образом станет результатом сокращения добычи в России, и особенно значительно в Западной Сибири (при этом уровень добычи в 2012 году вернется к показателю 2009 года — 9,9 млн б/д). В США добыча нефти и производство жидкого топлива упадет на 100 тыс. б/д в 2011-м и еще на 160 тыс. б/д в 2012 году.

Невозможность наращивания добычи нефти, особенно после 2012 года, в традиционных районах стран, не входящих в ОПЕК, включая и Россию, вероятно, печальна для нас. Однако для мирового рынка в целом это стабилизующий фактор, особенно ограничение возможности влиять на формирование цен поставками таких трудноуправляемых игроков, как республики бывшего СССР.

Что касается поставок стран ОПЕК, то нынешняя ситуация в Ливии усиливает рыночную неопределенность: согласно различным сообщениям, большая часть производства нефти от общего объема в 1,8 млн б/д остановлена, и неясно, как долго продлится эта ситуация. Хотя возможно, наиболее острая фаза кризиса уже позади, рынок по-прежнему обеспокоен тем, что беспорядки в регионе носят характер «инфекции» и могут распространяться на очередные нефтедобывающие страны.

Тем не менее ожидается, что падение производства нефти в Ливии может быть замещено как увеличением производства в других странах ОПЕК, так и сокращением запасов нефти в странах ОЭСР, на сегодня одних из самых значительных за всю историю, без критического влияния на цены.

В результате ухода Ливии с рынка и повышения мирового спроса, как ожидается, произойдет сокращение избыточных мощностей по добыче нефти в странах ОПЕК до 4,1 млн б/д в 2011 году и до 3,1 млн б/д в 2012-м. Это будет все еще выше среднего избытка в 2000–2010 годах и уж совсем далеко от ситуации 2003–2008 годов, так что верхний диапазон цен нефти в значительной мере будет оставаться под контролем ОПЕК.

Коридор цен

Что может повлиять на эту сравнительно идиллическую картину на нефтяном рынке, рисуемую до конца следующего года? Прежде всего, очевидно, сохраняющаяся неопределенность ситуации в арабских странах.

Это уже заставило, например, EIA поднять прогноз средней стоимости нефти для НПЗ в мире до 105 долларов за баррель в 2011 году, при этом дальнейшего роста среднемировой цены в 2012 году пока не ожидается. Вырасти, скорее всего, сможет лишь цена на американскую нефть WTI, для который в настоящее время наблюдается нехарактерный спред с европейскими сортами, по-видимому, отчасти как раз из-за неопределенности с арабскими нефтеэкспортерами, но главное, из-за растущих объемов канадской нефти, импортируемой в Штаты.

Если же смотреть на ситуацию чисто содержательно, то видно довольно мало факторов, способных загнать цену до конца 2012 года существенно выше 110 долларов за баррель. Стабильность верхней границы обеспечивают помимо резервных мощностей добычи, которыми располагает ОПЕК, также запасы нефти в странах-потребителях. На них все еще сказываются последствия кризиса, в результате чего они оставались в течение прошлого года на уровнях, близких к исторически максимальным. Правда, в последнее время в условиях довольно резкого скачка цен коммерческие запасы нефти в странах ОЭСР заметно упали, и, по оценкам, они будут снижаться в текущем и следующем году (примерно на 111 млн баррелей в 2011 году, а затем еще на 38 млн баррелей в 2012 году). При этом запас в днях снизится с относительно высокого уровня 57 дней в конце 2010-го до 55 дней к концу 2011 года, что близко к средним за предыдущий пятилетний период. «Рассасывание» избыточных запасов, как считается, будет сдерживать цены от резких движений вверх.

Что же касается возможных движений вниз, то тут вполне очевидны два фактора. Это, во-первых, риск расстройства механизма координации поставок в рамках ОПЕК в случае какого-то особо неблагоприятного развития революционных ситуаций в странах Северной Африки и Ближнего Востока. Особенно если они как-то затронут Саудовскую Аравию, выполняющую основную функцию регулятора на рынке нефти, и эти поставщики, подобно республикам бывшего СССР и России, будут действовать на свой страх и риск, руководствуясь соображениями сиюминутной выгоды.

Второй фактор связан с пока еще не ясными до конца последствиями японской катастрофы. Однако, похоже, после первоначальной понижательной реакции рынков цены в течение недели вернулись к исходному уровню. Вероятно, достаточно четкие действия властей Японии, в частности финансовых и денежных, оперативно запустивших программу монетарного смягчения для предотвращения разрастания дефляционных процессов, убедили рынки в том, что влияние этого фактора будет кратковременным. К тому же роль Японии как импортера нефти, которая была очень значительной в 1980-е годы, с тех пор заметно снизилась — хотя это все еще 5% мирового потребления, но уже меньше половины того, что потребляет Китай. Так что, похоже, внезапного обвала цен нефтяного рынка из-за падения спроса пока ждать не приходится.

Пузыри и спекулянты

Однако многие убеждены, что этот обвал может прийти с другой стороны. Якобы наличие на глобальном денежном рынке значительного массива свободной ликвидности, образовавшейся в результате программ стимулирования в США, Европе и Японии, привело к потоку инвестиций в «виртуальные товары» на рынках срочных контрактов, вздувших цены на эти товары. И цены непременно упадут, как только произойдет выход из таких программ и Центробанки приступят к антиинфляционным мерам. Иными словами, произойдет примерно то же, что на рынках ипотеки и производных инструментов после ужесточения денежно-кредитной политики и привело в конечном счете к глобальному финансовому кризису.

По внешним признакам действительно можно заподозрить, что рост товарно-сырьевых цен может быть первой фазой глобальной инфляции, вызванной эмиссионной активностью ведущих центробанков мира. Однако индексные инвесторы не могут быть тому причиной хотя бы из-за того, что чистая длинная позиция от них никак не зависит, а определяется потребностью коммерческих трейдеров (то есть таких, которые действительно нуждаются в товаре или располагают его ресурсами на продажу) в страховке от изменений цен, особенно в периоды их быстрого роста. По сути фьючерсная/опционная торговля представляет собой страховой механизм, где спекулянты/инвесторы выступают как коллективная страховая компания, принимающая на себя риски коммерческих трейдеров, страхующихся от изменений цен.

Чистая короткая позиция, открываемая хеджерами, скорее соответствует первой производной движения цены: чем скорее она меняется, тем больше открывается позиций. При всем желании спекулянты не могут регулировать свою открытую позицию по своему одностороннему усмотрению, их роль на бирже вторичная и страховая. Максимум открытой позиции соответствует не максимуму цены, который можно было бы отождествить с притоком денег, а максимуму скорости роста цены, который к ее уровню может и не иметь никакого отношения.

Кроме того, спекулянты, имеющие чистую длинную позицию, никак не заинтересованы в разгоне текущего уровня цен. Исследования роли различных категорий трейдеров на рынках нефтяных деривативов показывают, что стратегия, которой придерживаются эти инвесторы, в основном пассивна. Иными словами, покупки и продажи контрактов следуют за изменениями цен, а не наоборот. Влияние изменений цен на стратегию поведения трейдеров присутствует, однако тоже не для всех категорий. Наибольшее влияние оказывают изменения цен на коммерческих трейдеров (производителей, переработчиков и коммерческих торговцев нефтью), а среди спекулянтов — лишь на хедж-фонды. Поведение остальных участников рынка реагирует уже не на цены, а на реакцию на них данных групп трейдеров.

Сырьевая контрцикличность

Исторически всегда существовала отрицательная корреляция между скоростью расширения американских денег и ценами топливно-сырьевых ресурсов, в частности нефти. Чем больше печаталось долларов, тем дешевле стоила нефть. Почему это так, однозначно сказать сложно. То есть понятно, почему резко ускоряется рост долларовой массы в кризисы, когда падает спрос на сырье и цены на него. В эти периоды население стран, поставляющих такие ресурсы на мировой рынок (пальцами показывать не будем, но за примерами далеко ходить не надо), охватывает паническое желание иметь доллары, резервы местных центробанков тают, превращаясь в наличные и долларовые вклады в банках. Но если в накоплении резервов ЦБ деньги практически не участвуют — они держат резервы в облигациях и векселях, — то для удовлетворения потребностей возлюбивших доллар граждан американской банковской системе приходится их интенсивно «подпечатывать». И даже прибегать к валютным свопам с теми ЦБ, у которых в резервах их не оказывается в должном количестве (а кредиты забюрократизированной МВФ на этот случай еще не подоспели).

Но товарно-сырьевые цены отрицательно коррелированны с деньгами и в более спокойные, не кризисные периоды. Скажем, в 2004 и 2009 годах денежная масса замедлялась, а цены стремительно росли, в 2006-м — наоборот. Разумеется, нельзя считать эту связь причинно-следственной, в том смысле, что если мы решим затормозить рост цен на нефть, то давайте напечатаем побольше долларов. Но побочными следствиями монетарного регулирования обычно были именно такие, разнонаправленные движения этих переменных.

Именно из-за этой контрцикличности товарных индексов по отношению к движению денег и фондовых индексов и держат часть своих портфелей в товарных фьючерсах и опционах пенсионные и хедж-фонды, а вовсе не из-за какой-то фантастической доходности, приносимой спекуляциями на этом рынке.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики