Загадка пяти нот

Мы часто сталкиваемся с различением понятий «азиатская» и «европейская» музыка. Что под этим подразумевается? Совпадают ли музыкальные и географические границы?

Загадка пяти нот

Этим вопросам был посвящен один из вечеров цикла «Корни музыки Азии» музыковеда и певицы Ирэн Аравиной, проходивший в алматинской кофейне «Кофеделия». На таких встречах Ирэн не только затрагивает самые разнообразные аспекты музыкальной истории, но и сопровождает увлекательный рассказ живым исполнением под аккомпанемент музыкантов. Как пояснила певица, она хотела оттолкнуться от понятия азиатская, или восточная музыка, чтобы рассказать о системе пентатонического лада: «В Китае в VII веке до н.э. пентатонику даже возвели в ранг философии. Пять нот соответствовали пяти стихиям и пяти чувствам. Каждая нота имела социальный статус». Развитие музыки повсюду начиналось с пентатоники — будь то Азия, Америка, Африка или Европа. На ее основе до сих пор создается множество шедевров музыкального искусства. Почему наши предки придавали такое значение этому ладу?

От физики к психологии

По словам музыковеда, углубляясь в физику, в раздел акустики, изучающей волновые сокращения звука, обнаруживается, что один звук содержит огромное количество призвуков, обертонов, нередко доходящих до сотни, но они не различаются человеческим слухом. Но наш слух может улавливать первые пять обертонов. На примере фортепьяно мы четко слышим первый обертон — квинту. Пять первых обертонов составляют пентатонику. Это гамма, содержащаяся в одном звуке. Она продиктована самой природой. Каждый звук, любая нота раскладывается на пять обертонов. Этот естественный звук воздействует на психику. Он успокаивает, приводит в равновесие расстроенные чувства. Во время прослушивания такой музыки возникает ощущение покоя и радости. Но, чуть видоизменяя ритм и пульсацию, можно привести душу в деятельное состояние. Примером может служить военная музыка, пробуждающая в воине благородную ярость. На современном примере это можно проиллюстрировать творчеством рок-групп, использующих яростную пентатонику. Песня группы Deep Purple, Smoke over the water, поддерживается четырехдольной пульсацией, битом, в ней подчеркиваются призывные кварты, пробуждающие в слушателях активную энергию. Так, пентатоническая музыка древности могла подвигать на героические поступки.

В современной европейской музыке много примеров и успокоительной пентатоники. Например, блюз. Блюзовый лад и есть пентатоника, но с добавленной позже альтерацией, утверждает Ирэн. Таким образом люди, потерявшие родину и возможность поддерживать связь с ней, насильно привезенные в чужую страну и инициированные другой религией, черпали силы. Из недр афроамериканской культуры возник жанр, который стал великим достижением современной цивилизации.

Антипентатоника

Получается, все есть пентатоника, поскольку все из нее вышло. Как известно, музыка различается, принято даже противопоставлять европейский и азиатский способы музицирования. Уже в древности на основе пентатоники возникает то, что ей противостоит. Это диатоника, которая происходит от пентатоники как более древней формы. Для появления диатоники необходим развитый слух, способный различать мелкие интервалы между звуками, что обусловлено возрастанием общего интеллектуального уровня цивилизации в целом и музицирующей личности в частности. Диатоника заполняет отсутствующие звуки в пентатонике. Появляется диатонический лад из семи звуков. Соответственно, увеличивается количество нот в произведениях — появляется больше выразительности. Если пентатоника — бесконфликтная, то диатоника начинает проявлять соотношение диссонанса между звуками, несовпадение по волновой кратности. Звуки начинают спорить друг с другом. Появляются полутона, диссонансы. Отсюда — напряжение в звучании. Этим и воспользовалась Европа и весь западный мир. Диатоника еще больше усложнилась и была доведена западными музыкантами до хроматизма, полутоновой гаммы, широко применяемой в ХХ веке. Хиндемит, Прокофьев, Шостакович усложняют лады настолько, что появляется огромное количество разновидностей ладов.

Основа мировосприятия

Пентатоника и диатоника — не только разные типы музыки, но и типы мировоззрения. Это настолько широкие и всеобъемлющие понятия, что под них подпадает множество явлений. На примере их различий можно говорить не только о психологических, но и культурно-исторических типах. У людей, воспитанных на диатонической музыке, больший спектр сомнений, эмоций и поиска, поскольку в музыке, которую они слушают, больше конфликтов. Выросшие же на пентатонике азиаты умиротворены и уверены, что все преходяще. По наблюдениям Ирэн, японцы, китайцы, тайцы смотрят и на себя, и на нас как бы со стороны: «У них уравновешенная психика, чтобы стать европейцами, им надо много нервничать. В основе их воспитания лежит как музыкальная, так и философская основа восприятия мироздания, благодаря которой они становятся уверенными в себе, знающими, бесконфликтными».

Царство ритма

Глобализация приводит к распространению универсальных образцов культуры. Говорят даже о вытеснении субкультурных ценностей и замене их на некие универсальные образцы потребления. Например, шествующие по миру голливудские фильмы. Верно ли это в отношении популярной, современной музыки? Она по преимуществу диатоническая или пентатоническая? По словам Ирэн, современная музыка — сплав нескольких культур, но в ней преобладают африканские корни. Африка сильно повлияла на современный музыкальный мир. Возникло правило, его привнес джаз, что самое основополагающее в звучании — ритм. Сегодня король музыки — ритм, а ведущие инструменты — бас и барабаны, уверена музыковед. Таковой музыка стала недавно, до этого в ней преобладали другие идеалы звучания. «Представьте себе симфонию Моцарта или сонату Шопена, там нет ритма, они где нужно замедляются, где нужно ускоряются, — рассказывает Ирэн. — В этой музыке царствуют мелодия и гармония. Очень много сотен лет ни в Европе, ни в Азии ритм не имел такого господства. Теперь Африка указала музыке путь развития, повлияв на рок и поп-культуру». Это диктат современного образа жизни, его эстетические пристрастия. По мнению музыковеда, люди приняли ритмический способ звучания еще и потому, что время беспокойное. В китайских трактатах написано, что в такое время превалирует музыка с громко звучащими цимбалами, с ярко выраженным ритмом. Музыка свидетельствует, что мы живем во времена перемен. Мы не знаем, что будет завтра. Древнекитайские мудрецы говорят о динамике звучания — чем более мирно живет народ, тем спокойнее и тише музыка.

Децибелы на пределе

Другая характерная черта современного звука — громкость. Нередко она доходит до 110 дБ. «Удивительно, как люди остаются живы. Я сама работаю на сцене и ненавижу громкий звук, но приходится терпеть. Мне тяжело посещать ночные клубы и дискотеки, — сетует певица. — Не понимаю, как можно получать от такого звучания удовольствие. Я предпочитаю выступать в акустике с небольшим составом — дуэт, трио, квартет». Тенденция усиления звука может быть обусловлена развитием техники — изобретением радио, записывающих и воспроизводящих устройств самого широкого спектра, в которых можно убавить и прибавить звук. Компьютерные программы для написания музыки могли повлиять на выдвижение на первый план ритма. Но с этим тезисом Ирэн не согласна. По ее мнению, техника — всего лишь вспомогательное средство, которое начали совершенствовать с ХХ века. «Это раздел радиофизики и электроники. Как только появилось электричество, все стало развиваться в сторону усиления. Стал преобладать ритм. Техника не может провоцировать человека на создание такой музыки, напротив, она создается им самим. Дело в психологии, — уверена певица. — Появилась потребность в пульсации. Раньше ее не было. Когда распевались романсы, был популярен цыганский фольклор. Поедем к цыганам — вот что было самым отвязным в России, в XIX веке. Превалировали эмоции, плачущие интонации». До этого симфонические оркестры исполняли наполненные разными тембрами сказочные гармонии. В эпоху романтизма были написаны шедевры, которые можно было слушать сутками. Буквально в течение одного века все это оказалось перечеркнутым и забытым.

Приятного просмотра и пищеварения

Современная культура визуально ориентирована. Это подтверждает бурное развитие кинематографа. Примером могут служить и клипы. Современная музыка накрепко привязана к визуальному ряду. Визуализация обеспечивает более полное восприятие, подключающее еще и зрение. Скрябин пошел дальше, он не только хотел визуализировать музыку, но и говорил об ощущениях — запахах, рассказывает Ирэн. К этому стремились еще древние римляне, которые слушали музыку, лежа и вкушая пищу. Уже тогда были установлены соответствия между вкусом и звуками, выработана своего рода эстетика. Наши современники идут слушать музыку в рестораны и клубы потому, что хотят получить оптимальное удовольствие, услаждая вкус, слух и зрение. При этом, как отмечает певица, в заведениях часто звучит далеко не лучшая музыка. Все же если звуки в лагманной не отличаются особым вкусом, то дорогой ресторан стремится нанять лучших музыкантов. В солидных местах выпускники консерватории играют классику и джаз, а публика вкушает морские коктейли. «В самом дорогом ресторане нашего города, где блюда подаются в белых перчатках и на серебряных подносах, существует специальная хореография официантов, то, как они приближаются к столу и преподносят пищу. Создается впечатление, что посетитель должен вознаграждать происходящее аплодисментами», — делится певица личным опытом. Еда тоже искусство, а повара сегодня возведены в ранг гениев. Завтрак можно прекрасно вкушать и под Моцарта — улучшается пищеварение. Даже фермеры доят коров под музыку.

Цзинцзюй и бельканто

Вокал — такой же инструмент, он подчеркивает и входит в общее направление истории музыки. Тем не менее пути развития итальянской и пекинской оперы привели совершенно к разной локализации. Как рассказала Ирэн, в первом случае это вибрация купального звучания — школа бельканто, диатоника. Во втором — идет вибрация высоких частот верхней челюсти в нос — пентатоника. У китайцев богатый вокальный инструментарий. Только современные китайские поп и рок заимствуют аппарат и инструменты — клавишные, ритм-секцию, электрогитары. Традиционная пекинская опера сохраняет свою старую школу. Вокал пекинской оперы идеально сочетается с инструментами и репертуаром, пронесенными через века. В свою очередь бельканто идеально соответствует звучанию оркестра и акустике европейских театров, отражению звука и воздействию на слушателя. Итальянская опера моложе китайской. В разных операх и слушатели разные. Что европейцу в диковинку — китайцу привычно и близко. Это подтверждает тезис о разных типах музыкального мировосприятия.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики