Не взлетим — так поплаваем

Радио «Тенгри FM» отметило годовщину в эфире концертом — организовало бесплатный промоушен отечественным группам и попыталось заработать на собственном дне рождения

Не взлетим — так поплаваем

На Дне радио выступили казахстанские рокеры, победители хит-парада «На вершине Тенгри», и особый гость — российская группа «Чайф». Последняя не нуждается в представлении и приезжает с гастролями в Алматы довольно часто, наряду с такими коллективами, как «Машина времени» и «Крематорий». Пожалуй, за последние восемь лет только их и можно было услышать относительно часто и в относительно больших залах южной столицы. Впрочем, употребление множественного числа к помещениям для подобного рода концертов уже не соответствует действительности. Рок не собирает больших аудиторий, как это было в конце восьмидесятых-девяностых. Когда, например, можно было послушать «Аквариум», «Неприкасаемых» или «Наутилиус-помпилиус» во Дворце Республики (бывшем им. Ленина). Тогда билеты могли себе позволить купить и старшеклассники, и студенты — у зала хорошая наполняемость. Был еще Дворец спорта, где устраивались похожие мероприятия. Но он уже давно приспособлен для других целей. Дворец Республики сейчас на ремонте, а когда работал, в нем последние годы в основном проходили концерты казахской эстрады и редко заезжавших поп-ветеранов из России вроде Пугачевой или Леонтьева. Рок перекочевал в клубы и рестораны. Первое время «клубный рок» был доступен немногим. За пять-восемь тысяч тенге вы могли комфортно расположиться за столиком перед сценой, чтобы поесть и попить во время выступления «Крематория» или «Ногу свело». Сейчас сегмент клубного рока демократизировался — студенты современных коммерческих вузов далеко не из бедных семей и без труда находят деньги. Да и стоимость вечеринок с рок-командами стала ниже, а клубов, их приглашающих, больше. Но совсем пропала культура слушать рок сидя, не пережевывая при этом пищу и потягивая пиво, а вникая в текст и музыку. Это правило осталось неизменным лишь для классических концертов. Зато появилась новая форма проведения выступлений и даже мини-фестивалей: арендуются холлы, завозятся буфет и бар с астрономическими ценами, продаются не менее дорогостоящие входные билеты. Посетители оказываются заложниками зала и буфета. Сидячих мест нет или их минимум и в холле. Люди вынуждены не только слушать двух-, трехчасовые концерты в тисках толпы, но так же стоя есть и пить. Вот и все общение с творчеством и личностью исполнителя. Отдыхом и разрядкой такое времяпровождение, опустошающее кошельки, назвать трудно. В такой форме стартовал в 2009 году ежегодный однодневный фестиваль Jazzystan, организованный по инициативе радио Energy FM для продвижения в Казахстане клубного джаза (см. «В ногах правды нет», «Эксперт Казахстан» №41 (232) от 26 октября 2009 г.). Похоже, радиостанция «Тенгри FM» (правда, продвигающая не джаз, а рок) пошла тем же путем.

Прислонившись к турникету

Празднование состоялось в банкетном зале «Алматы Тауэрс». Билеты стоили 4,5 тысячи тенге. Вместо обещанных семи часов концерт начался в восемь вечера. Возможно, причиной стала большая очередь и столпотворение из-за проверки, устроенной охраной на входе — чтобы публика не проносила спиртные напитки с собой, а покупала в специально организованном для этого баре и по спецценам (дегустационная мензурка вина от местной компании «Болек» шла по тысяче тенге, стакан минералки — по 300, кола — по 500). В семь публику пустили в зал, и она образовала плотный кордон, прижатый к турникетам, отгораживающим пространство перед сценой. Кстати, по обилию турникетов и охраны уже можно было догадаться о характере предстоящего мероприятия. Я же, придя за два часа до начала на пресс-конференцию с музыкантами, почему-то рассчитывала на иную форму празднования дня рождения. Зарабатывать на собственных именинах как-то не принято. Хотя отечественные исполнители на гонорарах и не настаивали, понимая, что бесплатный промоушн — великое достижение. (О бесплатной ротации казахстанских рок-групп на «Тенгри FM» см. «Рок-н-ролльный альпинизм», «Эксперт Казахстан» №48 от 6 декабря 2010 г.).

Школа рока

Так, например, лидер шымкентской группы «Джаз-вода» Александр Галаев готов выступать бесплатно, главное — попасть на большую сцену. «Я хочу не денег, а петь для широкой публики. Для меня важно начать выступать на стадионах. Но тем, кто уже там выступает, важно иметь с этого доход. Менеджмент и раскрутка — это возможность для молодых музыкантов выйти на новые площадки и сформировать хорошие отношения с менеджерами и продюсерами. Важен переход на новый качественный уровень в этом вопросе. Не должно быть так, что мой хороший друг из Усть-Каменогорска решил организовать концерт и пригласил нашу группу. Мы приехали на автобусе, он нас встретил и повез на квартиру. Важно, чтобы он пришел на наш концерт, организованный профессионалами. Все бы было сделано как надо — менеджеры получили деньги, а мы — удовольствие. Пока у нас не понимают, что этим можно зарабатывать. А можно!» — заверяет музыкант. Сам же он пока музыкой не зарабатывает. Как, впрочем, и его коллеги из павлодарского «Лабастерхэб» и петропавловской «Май­ОлиКи», тоже оказавшиеся «На вершине Тенгри». Но были и исключения.

Казахстанский рок представляли самые разнообразные группы, и дело не столько в звучании и стилистике, сколько в ценностях и творческих ориентирах. Так, алматинская группа Angry Ants начала свой путь с коммерческой стези, перепевок чужих хитов. Музыканты достигли на этом поприще успехов и теперь выступают, по их собственным словам, в самом лучшем рок-клубе Алматы — «Сохо». До этого парни играли в разных коллективах, уже больше года как собрались вместе и попробовали что-то свое. Каверы, по словам музыкантов, не мешают, а напротив, способствуют творчеству. Отыграв чужие хиты, они потом, обучившись рокерскому ремеслу, стали включать в программу и собственные сочинения. Работая в «Сохо», переиграли и перепели всю западную рок-классику и популярные песни. В Казахстане, считают они, нет школы рока, где можно учиться музыке профессионально. «Мы слушаем и исполняем, впитываем информацию и развиваемся — сначала пополняем багаж, потом создаем свое. Самое лучшее, что можно делать, — играть музыку», — заверили «Сердитые муравьи», выступлением которых «Тенгри FM» решило открыть свой праздник.

О субъективном и объективном

Конечно, музыка — дело вкуса. Кому-то исполнитель нравится, кому-то нет. Тем более что наши соотечественники не часто выступают на большой сцене. Но уровень организации мероприятия, качество звука, подготовка ведущих, умение общаться с аудиторией — все же критерии более объективные. К сожалению, они оставляли желать лучшего. Три с половиной часа на ногах в душной толпе выдержит только самый ярый фанат. Звук был отстроен неважно, особенно это ощущалось около сцены. Иногда динамики откровенно трещали. Несмотря на некую забойность, манера общения ведущих вечера с публикой не отличалась лексическим богатством. Речь можно было подготовить заранее, сделав ее более информативной и литературной, а многократно звучавшим эпитетам «круто» и «крутые» подобрать синонимы.

Почему-то на день рождения были приглашены далеко не все победители «Вершины». Например, такие группы, как «Странники» и «Парадокс», даже не присутствовали в качестве слушателей. Хэд-лайнерами события стали «Чайфы», которых наша публика прекрасно знает. А ведь можно было пригласить новые интересные рок-группы из России или даже Европы и познакомить отечественного слушателя с современной стилистикой звучания, приобщить к новым музыкальным тенденциям. Может быть, тогда мероприятие не казалось бы таким постным.

Оставим критику в стороне, хотя она нужна для того, чтобы помочь избежать ошибок в будущем. Всех любителей рока объединяет одно — желание, чтобы живых выступлений стало больше и качество их повысилось. Несмотря на отмеченные недостатки, все же испытываешь благодарность к единственной в стране радиостанции рока за то, что она сближает отечественных слушателей с отечественными же исполнителями.

Главное — верить

Проблем у отечественных исполнителей немало. Не хватает площадок, душит засилье коммерческой музыки (см. «Каверзные каверы», «Эксперт Казахстан» №43 от 1 ноября 2010 г.). Но, как считает Александр Галаев, главная из них — отсутствие профессионального менеджмента: «У нас шоу-бизнеса как такового нет. Есть скорее той-бизнес, когда так называемую звезду, выступившую однажды на каком-нибудь местном ТВ-канале и выпустившую пару клипов за собственные деньги, начинают приглашать на свадьбы. В итоге такие “звезды” становятся свадебными и корпоративными исполнителями». Но помимо направления той-бизнеса есть волна андеграунда, на которой со временем должен возникнуть и мейнстрим и появиться больше площадок. Из андеграунда выйдут группы, которые станут известными в стране и будут пользоваться коммерческим спросом, надеется Саша. Но это впереди. Пока же музыкант готов выступать, получая от этого удовольствие, а не деньги. «Важно, чтобы был кайф, был рок-н-ролл», — утверждает он.

Преемственность поколений

В регионах, по признанию музыкантов, дела обстоят неплохо. Например, в Петропавловске есть свой рок-клуб, в отличие от южной столицы, где некоторые считают таковым ресторан «Сохо». Музыканты даже отмечают наличие преемственности поколений и формирование рок-традиций. По словам Ерлана Олжабаева из «Лабастерхэб», в Павлодаре существует два поколения рокеров — «отцы и дети, а точнее, старшие братья и младшие». Сам Ерлан ощущает себя посередине, между старшим поколением и младшим: «Я застал замечательную команду “Дельтаплан”. Это ветераны рока, которые начинали играть еще в восьмидесятых. Большее же количество рок-групп не оставило после себя записей, хотя были и сильные команды. Например, “Отдел кадров”, “Ежики в тумане”, металлическая группа “Снайпер”. Потом они повзрослели, обзавелись семьями. Хотя быт съедает творчество, но у взрослых рокеров появляется ностальгия, все самое лучшее они ассоциируют с периодом увлечения роком, свободой творчества. Они собираются, но стихийно, на посиделки и тусовки. Старшее поколение более идейное. Если молодежь идет играть в кабак, то ветераны не отходят от своих убеждений».

Как рассказала солистка «МайОлиКи» Ольга Майорова, в ее родном городе рок-движение развито, его расцвет пришелся на девяностые: «В Петропавловске есть замечательные старые группы, участникам которых почти под 40, и они до сих пор играют. Это “Секвойя”, “Цветочная тишина”, “Секретные физики”. Было у кого учиться. Круг интересов у нас общий. Не знаю, что бы делала, если бы не эти люди и увлечение роком — наверное, увлеклась бы спортом». Что касается Шымкента, то, по признанию Александра Галаева, рок-н-ролл существует там всплесками, то активизируется, то гаснет. «Пока это узкое, клубное явление, до шоу-бизнеса и менеджмента еще далеко. Но это и хорошо — поскольку в этом больше откровенности. Кроме нашей команды в хит-параде на “Тенгри” участвовали шымкентские группы “Эклектика”, “Край бэби”, “Орфей”».

Андеграунд — не мейнстрим

Часто в разговоре рок-музыканты употребляют слово «андеграунд». Просто ли это фразеологизм, доставшийся в наследство со времен идеологических запретов, или осмысленное словоупотребление? По мнению Ерлана Олжабаева, существует два лагеря — андеграунд и мейнстрим: «С андеграундом ассоциируется нежелание выходить на большую сцену. Для музыкантов важно, чтобы их знал определенный узкий круг людей, который принимает их такими, какие они есть. Коллективы и исполнители андеграунда не вписываются в мейнстримовский формат в силу их некоммерческой направленности. Наша команда — дети андеграунда. Мы прошли в своем развитии советские кухни и квартирники. Но всю жизнь прозябать — тоже не выход». С ним согласен Александр Галаев: «На Западе андеграунд был всегда. Он не обязательно связан с политическими запретами. Скорее всего, это музыка, которая не является мейнстримом. Представители андеграунда не идут на компромисс, это выражается не только в творчестве, но и в поведении и одежде, которую они носят. Они не хотят продвигать себя на большую сцену и образуют свое подземное течение. Иногда оно прорывается наверх через какие-то люки, колодцы. Но по большому счету — остается под землей. Казахстанский андеграунд — это в большей степени ментальный андеграунд. Восточная ментальность не приемлет тяжелую музыку. Например, в Туркменистане рок вообще считается сатанинской музыкой. У нас это, слава богу, не так. Но в массе публика к такому творчеству не готова. Хотя по законам маркетинга можно работать не только с массовым потребителем, но и с небольшой адресной группой».

Для Ольги Майоровой «андеграунд» — слово понятное и близкое, но она редко его употребляет: «Оно истискано, зачем его мусолить? Мы все в андеграунде, выплыть на поверхность удается единицам. Но в глубоком подполье мы себя не ощущаем. Сейчас многое изменилось благодаря Интернету. Это понятие, скорее, прошлого, из девяностых. Это протестные мотивы». Ведь не только общество может не понимать и не принимать личность, но и она сама может противопоставлять себя обществу, уходить от него в подполье. Ольге вспомнился известный подпольщик (парадоксальное сочетание) Егор Летов из «ГО» и его слова: «Я всегда буду против». По мнению певицы, протест есть всегда: «Не только же о любви песни писать. От политики и социальных проблем я далека, но я против всех гнусных проявлений личности. Хотя моей любимой группой и по сей день остается “Кино” Цоя. Я не романтик, но стараюсь, чтобы тексты песен были поэтичными. Начинала писать стихи, затем — песни. Больше надежды, что песню услышат, стихи читают мало».

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?