Дань спекулянтам

Нынешний подход к развитию фондового рынка не стимулирует интерес к нему со стороны серьезных игроков

Дань спекулянтам

В середине марта состоялся очередной Казахстанский финансовый форум, ежегодное мероприятие агентства Cbonds. В отличие от аналогичных конференций, форум — чуть ли не единственное мероприятие, где серьезно обсуждаются проблемы рынка. И в этот раз поводов для раздумий было предостаточно.

Решить системные вопросы

Генеральный директор агентства Cbonds Сергей Лялин в своем выступлении перечислил три значительных позитива для казахстанского рынка: открытие внешних рынков заимствований для корпоративного сектора, укрепление тенге и рост депозитной базы. Тем не менее они слабо повлияли на качественный и количественный рост биржевого рынка — новых размещений облигаций практически нет, котировки акций «топчутся на месте». Спрашивается, почему?

Дело в том, что перечисленные позитивные изменения — лишь сигналы, свидетельствующие о неких тенденциях финансового сектора. Чтобы сигналами воспользовались участники рынка, нужны определенные условия, а их нет.

Для «перезапуска» рынка корпоративного долга необходимо решить ряд задач: снизить долговую нагрузку реального сектора, чтобы он вновь пошел за деньгами; уменьшить требования по рискам для инвесторов, в результате чего на рынок придут большие деньги; повысить информационную прозрачность заемщиков и защитить права держателей облигаций. Задачи — из ряда системных, и требуются время и политическая воля для их решения, а вот ее-то пока рынок не ощущает.

Проблему долгов можно решить за счет замены долга капиталом. Но что-то не видно на бирже очереди владельцев бизнесов, стремящихся таким оригинальным способом покончить с долгами. Заставить их невозможно, уговаривать — бессмысленно. Нашим собственникам компаний невыгодно отдавать акции в открытую продажу, пока высока доступность банковских кредитов. Сегодняшний финансовый рынок монополизирован банками. Банки активно лоббируют свои интересы, и государство создало им комфортные условия развития: крупнейшие госкомпании вложили деньги на депозиты, создан фонд гарантирования банковских вкладов, депозиты физических лиц не облагаются налогами. Льготы для банков не сравнимы с льготами для фондового рынка. Нужно решить вопрос с монополизацией финансового рынка банками, и деньги в экономику будут заходить не посредством банковского кредитования, а через биржу.

Далее. Чтобы за облигациями пришли инвесторы, в первую очередь банки и пенсионные фонды (под них, собственно, и регистрируются эмиссии), им надо разрешить покупать бумаги с более низким рейтингом. Сейчас он должен быть не ниже «ВВ-», но компаний в Казахстане с таким рейтингом очень мало, в основном крупные банки и нацкомпании. В 2000—2001 годах, когда запустился рынок корпоративных облигаций, НПФ уходили из госбумаг в корпоративные бумаги, и сейчас предстоит решить аналогичную задачу — из ГЦБ, в которые вкладывались «пенсы» во время кризиса, переложиться в реальный сектор, и не через банковские бумаги, а займы производственных компаний. Инвесторы пойдут на рынок тогда, когда увидят, что закон реально защищает их интересы и в стране есть эффективно действующая судебная система.

По словам директора департамента исследований компаний «Халык Финанс» Сабита Хакимжанова, в данный момент инвесторы ограничены в своем влиянии на деятельность эмитента, приоритет кредиторов над акционерами не соблюдается. Ограничение конвертации прав собственности создает стимулы для дефолтов, а введенная с этого года фидуциарная ответственность менеджмента компаний лишь создает личные риски для управляющих и ведет к неоптимальному портфелю.

Выйти из сумрака

Если с рынком облигаций все более-менее понятно, то с акциями — полная неясность. Все понимают, что рынок акций надо развивать, но лекарство предлагают слабенькое, знахарское, из народных трав. «Народные IPO помогут рынку», — эту фразу, словно мантру, не устают повторять чиновники, а за ними следом и участники рынка, видимо, всерьез уверовав в то, что обещанная, но так и не запущенная в конце 90-х годов программа «голубых фишек» вдруг получит реализацию именно сейчас.

Но даже если все и получится, «выхлоп» от продажи госпакетов будет краткосрочный. Брокеры прогонят средства через свои счета и заработают на комиссии. Население тут же перепродаст бумаги на вторичном рынке тем же НПФ и брокерским компаниям и, почувствовав вкус шальных денег, запросит новых акций.

Кстати, обещанного в конце первого квартала списка претендентов на IPO тоже нет. Сами чиновники начинают путаться в «показаниях». Объявленные ранее на продажу акции самых ликвидных казахстанских компаний в разговорах потихоньку заменяются на более скромные имена. Например, министр финансов Болат Жамишев считает неправильной идею продажи акций национальных компаний, уже обращающихся на фондовом рынке, с дисконтом. Для частных инвесторов, не имеющих практики, опыта и культуры работы на фондовом рынке, необходимо формирование «некоего первоначального интереса». Он может быть создан за счет вывода миноритарных пакетов тех компаний, которые еще не листингуются.

К слову сказать, РФЦА и KASE не сидят без дела. Но их последние инициативы по привлечению новых эмитентов вне рамок программы IPO — возмещения затрат на аудит и информационная поддержка — заслуживают внимания, но для эмитентов они не являются определяющими. Компании должны видеть пользу от листинга фондовой биржи: привлечение бессрочного капитала, получение рыночной оценки и новых возможностей фондирования. Эти задачи сегодня местный рынок не решает. И вряд ли решит при популистском подходе к развитию рынка.

В целом на конференции было высказано много справедливых замечаний и критических оценок. Важно, чтобы к ним прислушались в правительстве и в органах финансового регулирования.