Три четверти неизвестности

Перспективы продажи контрольных пакетов акций накопительных пенсионных фондов остаются неясными

Три четверти неизвестности

Осталось меньше года до того момента, когда нынешние акционеры накопительных пенсионных фондов (НПФ) должны будут снизить свою долю. С 1 января 2012 года вступает в силу законодательная норма*, по которой ни один акционер или группа связанных с ним лиц не вправе владеть более чем 25% в капитале НПФ. «Не ко времени и некорректным» назвала это требование глава Казкоммерцбанка Нина Жусупова, объяснив почему: веских аргументов в пользу такого решения Агентством финансового надзора (АФН), инициатором закона, так и не было приведено.

Очевидно, это мнение разделяют и другие владельцы пенсионных фондов: никто из них не объявлял о поиске стратегических инвесторов или готовящемся выводе пакетов акций на фондовый рынок. Могут быть две причины такого промедления, лежащие на поверхности: или акционеры рассчитывают на отмену (перенос срока начала действия) требования, или надеются его каким-либо образом обойти. С другой стороны, пенсионный бизнес пока не приносит больших доходов — лишь пара НПФ выплатила дивиденды по итогам прошедшего года, более того, в отдельные периоды он убыточен, что не привлекает к нему внимание инвесторов, которые хотят заработать, а не вкладывать. 

Так что же, акционеры НПФ страдают за идею? Вовсе нет.

Нужная корова

Пенсионные фонды в основном принадлежат банкам (см. таблицу) и наряду со страховыми, лизинговыми, брокерскими и управляющими компаниями входят в банковские холдинги. Стоящий за спиной НПФ банк изначально усиливал его позиции на рынке. Еще несколько лет назад банки стали практиковать перекрестные продажи продуктов и предлагать полный пакет финансовых услуг — кредитование, лизинг, страхование и пенсионное облуживание.

НПФ — крупнейшие институциональные инвесторы на фондовом рынке страны. Акционеры пользовались (да и до сих пор пользуются) средствами «пенсов», привлекая их под выпуски облигаций. Пруденциальные нормативы Агентства финансового надзора не позволяют вкладывать пенсионным фондам и управляющим организациям более 10% пенсионных активов (ПА) и собственных средств в инструменты, выпущенные одним эмитентом, в том числе материнским банком и аффилированными с ним компаниями. Если размер ПА превышает 130 млрд тенге, то лимит на одного заемщика — не более 8% активов. Тем не менее, как рассказал нам источник в одном из НПФ, это требование можно обойти, используя вполне законные финансовые схемы. Банкам и небанковским организациям выгодно иметь дочерний фонд. Вместе с тем по мере роста ПА требуется постоянная докапитализация НПФ, чтобы они могли отвечать по своим обязательствам, а эти расходы полностью несут акционеры.

Фонды — вкладчикам?

В идеале в НПФ должны прийти «длинные» инвесторы, ведь и сама пенсионная система рассчитана на долгий срок. Участники рынка считают, что долгосрочных «стратегов» могут привлечь понятные правила игры на рынке, не меняющиеся в течение многих лет. В первую очередь это касается пруденциальных нормативов по достаточности капитала (коэффициент К1), доходности, размеру комиссионных — инвестор должен быть уверен в стабильности и предсказуемости регулирования и представлять заранее не только, как войти в фонд, но и как из него выйти, кому продать свой пакет.

Действительно ли снизит риски системы размывание контрольного пакета? По словам Нины Жусуповой, для успешного ведения бизнеса, в том числе в финансовом секторе, нужен контролирующий акционер. «У нас сложная развивающаяся экономика, здесь важно, чтобы были люди, которые отвечают за судьбу предприятия от и до», — считает она.

Заместитель председателя НПФ «УларУмит» Серик Тимиргалеев тоже не уверен в том, что четыре акционера гарантируют вкладчикам лучшую защиту, нежели один. По его мнению, в НПФ должны быть корпоративное управление и фидуциарная ответственность акционеров и менеджмента, а также независимые директора, представляющие интересы вкладчиков. «В течение времени доходность активов колеблется, капитал акционеров превращается то в ноль, то в прибыль. Моя личная точка зрения — пенсионные фонды чистой воды венчурная компания, которые должны принадлежать вкладчикам и управляться профессиональными управляющими с конкретной ответственностью и оплатой за работу», — говорит он.