Попросились на выход

В Москве накануне днем прошел саммит глав государств-участников Организации Договора о коллективной безопасности. Главным событием встречи стало решение о приостановке членства Узбекистана в организации. Ташкент идет на этот шаг уже во второй раз. Наблюдатели видят в такой тактике попытку манипулировать Москвой в своих интересах

Попросились на выход

Собравшись в российской столице, шестеро президентов обсуждали интеграционные процессы и искали пути решения региональных проблем. Поговорили и о «вечных» темах: развертывании американской системы ПРО, миротворческой деятельности, наркотрафике и возможном обострении ситуации в регионе после вывода войск НАТО из Афганистана. По итогам встречи был утвержден пакет из 18 решений саммита (в том числе о развитии военного сотрудничества до 2020 года) и принято совместное заявление глав государств. Кроме того, на должность начальника объединенного штаба войск ОДКБ был назначен российский генерал-лейтенант Александр Студеникин. Наконец, состоялась передача председательства в организации от России к Киргизии.

Однако в центре внимания участников встречи оказалась ситуации с выходом Узбекистана из состава ОДКБ. О подобном желании официальный Ташкент уведомил партнеров по объединению еще в июне. На вчерашней встрече отлучение закрепили документально. Причины такого решения узбекской стороны широкой публике не раскрывались. По неофициальным сведениям из МИД Узбекистана, руководителей страны не устроили стратегические планы ОДКБ на афганском направлении и тенденция к усилению военного сотрудничества в рамках организации.

Еще в конце прошлого года президент Белоруссии Александр Лукашенко поставил вопрос о целесообразности пребывания Узбекистана в составе ОДКБ. По его словам, Ташкент не ратифицировал ни одного существенного документа в рамках этого военно-политического союза. «Батька» был прав. Само по себе пребывание Узбекистана в ОДКБ было довольно странным. В 1999 году Ислам Каримов отказался переподписывать Договор о коллективной безопасности, отдав предпочтение другому постсоветскому межгосударственному объединению — ГУАМ. В Москве этот союз считают антироссийским и проамериканским. После кровавых событий в Андижане в 2005 году отношения Узбекистана с Западом заметно ухудшились, вследствие чего страна вышла из ГУАМ и вновь попросилась в ОДКБ. Это был, скорее, демонстративный шаг, чем реальная перемена во внешнеполитической ориентации. Поэтому нет ничего удивительного в том, что вторая серия отношений оказалась недолгой.

Хорошо, хоть расставание прошло цивилизованно. За день до саммита ОДКБ министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что Москва сожалеет о выходе Ташкента из организации. Но, по его словам, Узбекистан и Россия (традиционно претендующая на лидерство во всех постсоветских объединениях) сохранят партнерские отношения. В ответ представители узбекской стороны твердо пообещали Лаврову, что американские военные базы на территории страны не появятся.

О реальных причинах ухода переменчивого партнера эксперты начали рассуждать еще летом. Помимо неофициально озвученных узбекской стороной мотивов, это могли быть и разногласия с Россией по экономическим вопросам. Во-первых, Ташкент выступает против участия Москвы в строительстве первой очереди Камбаратинской ГЭС в Киргизии. Во-вторых, Узбекистану не нравится введение Россией утилизационного сбора на произведенные в Средней Азии автомобили. Шантажируя Москву перспективой выхода из ОДКБ и укреплением сотрудничества с Соединенными Штатами, узбекские власти пытались решить в свою пользу вопросы, по которым возникли разногласия.

Ряд экспертов полагают, что без участия Узбекистана полностью обеспечить безопасность в центральноазиатском регионе не представляется возможным. Но Ташкент остается членом ШОС и имеет обязательства, в том числе, и в вопросах безопасности. Более того: решение Каримова о расставании с военно-политическим союзом выглядит не слишком дальновидным. Потери Узбекистана от этого шага будут гораздо более ощутимыми, чем потери ОДКБ.

Такшкенту после бегства с корабля будет труднее защитить свой суверенитет и безопасность в неспокойном регионе. Под боком Афганистан, да и отношения с Киргизией и Таджикистаном оставляют желать лучшего. Китай, с которым у Узбекистана все идет хорошо в экономическом плане, вряд ли в случае чего станет надежным боевым товарищем. Военно-техническое сотрудничество с США тоже имеет ряд оговорок. Так что особых альтернатив тесному взаимодействию с бывшими партнерами по ОДКБ у Узбекистана нет.

Кроме того, теперь легче станет жить самой ОДКБ. Узбекистан блокировал принятие многих решений, а то, что было принято, — не исполнял: отказывался участвовать в финансировании союза, не хотел проводить совместные учения. Пользы от него организации было мало, зато помех — предостаточно. Накануне полпред России в ОДКБ Игорь Лякин-Фролов сообщил, что дверь перед Узбекистаном не закрывается навсегда. Но вот только пожелает ли Ташкент в третий раз воспользоваться ею? И так ли надо это ОДКБ? Модель поведения Узбекистана такова, что при очередной смене ветра он вновь без зазрения совести покинет объединение, пытаясь таким образом надавить на более сильных партнеров.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики