Барьеры для негоцианта

Казахстанские экспортеры все меньше сетуют на процедурные проблемы и все больше озабочены чисто экономическими

Барьеры для негоцианта

По официальным данным, в минувшем году абсолютная сумма несырьевого экспорта составила 13,6 млрд долларов, увеличившись по сравнению с предыдущим отчетным периодом на 28%. За то же время общий экспорт вырос на 63,9% и составил 34,4 млрд долларов, импорт уменьшился на 4,3% и составил 14,9 млрд. Таким образом несырьевой экспорт едва не достиг 40%.

В этой связи необходимо отметить, что 2010 год стал первым, когда комплексная государственная поддержка коснулась экспортеров в разных отраслях обрабатывающей промышленности: сельхозмашиностроении, производстве нефтегазового и медицинского оборудования, аккумуляторов, трансформаторов, конденсаторов, лекарственных средств и других товаров.

В минувшем году стартовал Таможенный союз Казахстана, России и Беларуси: страны приняли единый таможенный тариф по импорту товаров, с изъятиями для Казахстана, а также общий таможенный кодекс. В результате казахстанские экспортно ориентированные предприятия получили временную неразбериху в нормативно-правовых актах и серьезных конкурентов в лице россиян. 

От машиностроителей  до пищевиков

С декабря 2010 года по февраль 2011 года Национальным агентством по экспорту и инвестициям «KAZNEX INVEST» совместно с Национальной экономической палатой Казахстана (НЭПК) «Союз “Атамекен”» осуществлялся проект «Идентификация проблем казахстанских экспортеров, препятствующих организации/развитию экспортной способности, ведению внешнеторговой деятельности за рубежом, выработка предложений по их решению».

В рамках проекта в декабре минувшего года был проведен круглый стол «Развитие и продвижение экспорта казахстанской продукции: проблемы и перспективы», а позднее проводилось исследование, в ходе которого было опрошено большое количество компаний-экспортеров. Итогом проекта явился аналитический отчет, выявивший важнейшие комплексы проблем казахстанских экспортеров.

Отчет состоит из двух разделов. Исходным материалом для первого раздела послужили обращения от региональных предприятий-экспортеров и ассоциаций, представляющих значительное число экспортеров товаров и услуг. На основе анализа этих материалов была сформирована база данных, в которой были структурированы общие для всех экспортеров проблемы и предложения в сферах осуществления таможенных процедур, налогового и технического регулирования, перевозки товаров, санитарно-эпидемиологического надзора, административных барьеров в приграничных пунктах пропуска, форм контроля и отчетности при перемещении товаров стран Таможенного союза.

Второй раздел включает в себя комплексную оценку предприятиями-экспортерами современного состояния в сфере внешнеэкономической деятельности (ВЭД) по результатам социологического исследования, проведенного в рамках данного проекта.

В отчете мы проанализировали и обобщили мнения предприятий-экспортеров о факторах, препятствующих оптимальной организации и ведению ВЭД, о степени эффективности взаимодействия с госорганами, регулирующими экспорт и занимающимися развитием экспортного потенциала казахстанских предприятий и продвижения их продукции на зарубежные рынки. Еще одной темой исследования стали прямые меры поддержки экспорта (государственное финансирование, информирование участников рынка и другое), а также усилия по преодолению экспортных барьеров. Однако мы не ограничились перечислением проблем, но также (совместно с респондентами) предложили варианты их решения.

Актуальность и важность поднятых в исследовании вопросов и вариантов их решения подчеркивает состав респондентов — это руководящие работники крупных и средних частных компаний-экспортеров (кроме одной компании — это исключительно несырьевики), занятых в ряде отраслей экономики от промышленности до финансового сектора. Как правило, это компании, регулярно и длительно работающие на этом сегменте рынка (например, пищевики АО «Рахат», машиностроители АО «АЗТМ», автоперевозчики Союза «КазАТО»). Не менее важно то, что они представляют практически все регионы Казахстана, а также то, что они производят на экспорт весьма широкий ассортимент товаров и услуг различного профиля.

Например, полный перечень товаров, экспортируемых респондентами, состоит из 54 наименований несырьевой направленности, представляющих легкую, пищевую, винодельческую, машиностроительную и химическую промышленность. Кроме того, представлены сферы торговли и транспорта. По услугам список значительно уже — только три наименования (брокерские услуги по экспорту зерна и муки, наладка и шефмонтаж, перевозки).

Нам бы в Китай

На сегодняшний день казахстанские компании-участники исследования экспортируют свою продукцию в более чем 50 стран мира, среди которых есть даже страны Южной Америки. Однако все это единичные экземпляры, а в массе своей казахстанский экспортер работает с нашими партнерами по Таможенному союзу и Единому экономическому пространству (см. график 2) — россиянами и белорусами (главным образом с первыми). Что же касается остальных стран, то из партнеров дальнего зарубежья можно отметить солидные позиции Германии и Турции, а ближнего — Таджикистан и Узбекистан.

Если говорить о направлениях потенциального экспорта продукции, то взоры трети респондентов обращены на Китай, Россию, а также страны СНГ. В первой пятерке присутствуют Афганистан и Ирак. По-видимому, такое положение вещей свидетельствует о том, что российский рынок уже освоен, а новые экспортные направления ориентированы на рынки, обещающие динамичный рост.

В экспорте услуг наблюдается схожая ситуация: лидеры реального экспорта Таджикистан и Узбекистан (по 66,7%), а в качестве потенциального направления вновь указывается Китай (те же 66,7%), за которым следует Евросоюз, Турция и страны ТС (по 33,3%). Перспективы работы с Китаем в данном случае логичны в первую очередь для перевозчиков, которые надеются использовать транзитный потенциал Казахстана (самое короткое расстояние от Китая до европейской части России и Урала) в условиях ЕЭП.

Транспорт сбивает с ног

Как объективно отобранные до исследования проблемы, так и «болевые точки», выявленные в ходе исследования, можно систематизировать, разбив их на несколько групп (см. график 1).

В целом точки зрения исследователей и респондентов совпали. Вопреки сложившемуся впечатлению, главным барьером казахстанские экспортеры назвали не коррупцию, волокиту на таможне и сырые техрегламенты, а транспортные тарифы. Сильнее всего волнуют участников ВЭД железнодорожные тарифы (73,8%) и чуть менее — автомобильные (66,4%). Вместе с тем в исследовании указывается и на другие негативные моменты, связанные с транспортировкой грузов. Это и кражи на железной дороге, и дефицит подвижного состава.

Вторая по значимости проблема лежит в области финансирования экспортеров, жалующихся на дороговизну кредитов коммерческих банков и нехватку собственных оборотных средств. Свыше 61% экспортеров недовольны высокой стоимостью услуг органов сертификации, чуть менее 59% — избыточным числом разрешительных и подтверждающих документов на вывоз товара. Недешевыми им кажутся также маркетинговые и консалтинговые услуги. Еще меньше беспокоит казахстанских экспортеров (52—53%) уровень информированности о требованиях к продукции и спросе на нее на той стороне границы. И только 29% респондентов считают, что в числе сдерживающих их факторов присутствует коррупция.

Круг проблем с единым техрегламентом, а также налоговым и таможенным регулированием ВЭД оказался широким. Поэтому по итогам проведенного анализа был сделан следующий принципиальный вывод: на настоящий момент для участников ВЭД наибольшую актуальность имеют проблемы, возникшие в связи со вступлением Казахстана в Таможенный союз.

Простые решения

Пути решения проблем предлагают сами участники рынка. Приведем некоторые примеры предложений предпринимателей.

Во-первых, участники ВЭД предлагают внести изменения в нормативно-правовые акты, регламентирующие порядок и условия экспорта. В частности, экспортеры надеются на «налоговые и кредитные субсидии предприятиям, осуществляющим экспорт отечественной продукции в страны СНГ, потенциальных будущих участников СНГ» и предлагают «на местном республиканском уровне защитить казахстанского производителя (налоговые преференции, рефинансирование кредитов, в том числе и тех, где акционером является само государство)».

Еще одно предложение — создать список благонадежных заказчиков и предложить его на утверждение государственным органам РК, вовлеченным в процесс выдачи экспортных лицензий. Это позволит не подвергать проверке их сертификаты конечного пользователя или хотя бы ускорит процесс проверки сертификатов и выдачи лицензий на экспорт.

Уменьшить требования к предоставлению пакетов документов для оформления сертификатов.

Также экспортеры предлагают изменить Таможенный кодекс РК и уменьшить стоимость экспортных пошлин. Это само по себе странно, так как с января прошлого года Казахстан, как член ТС, не может самостоятельно изменять ставки таможенных пошлин.

Однако есть предложения, которые вполне в компетенции казахстанских властей — упрощение порядка «заключения соглашения с уполномоченным органом по вопросам трансфертного ценообразования» и подписание межгосударственного соглашения по упрощению операций конвертации валюты с Узбекистаном «для ускорения расчетов».

Решение своих финансовых проблем экспортеры видят в снижении ставки банковских кредитов и согласовании вопросов кредитной политики экспортно ориентированных компаний с банками второго уровня (БВУ). Поправит их финансовое положение и снижение штрафных санкций или полное их отсутствие при корректировках и подаче деклараций после срока отчетности самим предприятием. Также участники ВЭД предлагают повысить уровень казахстанского содержания в тендерах.

Для снятия процедурных барьеров на таможне участники рынка предлагают доработать и упростить процедуры оформления и отчетности. Например, отменить требования по оформлению ветеринарно-карантинных документов при наличии санитарных сертификатов у производителя. «Необходимо ввести защитные меры, так как имеется избыток аналогичного товара на рынке Казахстана импортного производства», — считает один их респондентов.

Конкретные предложения экспортеров касаются изменений в налоговой системе. Так, участники ВЭД предлагают снизить срок возврата НДС из бюджета, хотя бы до 90 дней для экспортно ориентированных предприятий, снизить долю экспорта от общего оборота до 40—50% против нынешних 70%, а также ставки по КПН. Что касается возврата НДС, то предприниматели считают, что необходимо упростить порядок возврата налога для экспортеров, длительное время работающих на рынке и участвующих в налоговом мониторинге.

Столь же четкие предложения относятся и к транспортной сфере. Участники рынка просят построить новые железные дороги и снизить тарифы на перевозку грузов (по их данным, около 25% общей стоимости товара составляют транспортные издержки).

Предложения касательно улучшений в сфере технического регулирования следующие: требуется принятие единых нормативных документов на территории Таможенного союза;

ГОСТы на выпускаемую продукцию должны быть гармонизированы и унифицированы с требованиями международных стандартов по контролю качества. Еще экспортеры просят запустить как можно больше испытательных лабораторий в регионах.

Также участники ВЭД предлагают сделать более доступной информацию по экспорту и импорту товаров для проведения маркетинговых и ценовых исследований производителями товаров. «Ранее такую информацию можно было получить в Агентстве РК по статистике, теперь это все находится в ведении таможенных органов, у которых невозможно получить какие-либо сведения», — отмечает один из респондентов. А определить реальные потребности предприятий в этих услугах он предлагает путем интернет-опросов.

Резюмируя, отметим, что поскольку участники опроса являются ведущими экспертами в данной сфере практической деятельности, учет их мнения по этим вопросам чрезвычайно важен для корректировки деятельности государственных органов и других структур, причастных к вопросам развития экспортного потенциала предприятий и продвижения их продукции на зарубежные рынки.

Лучший друг экспортера

Роль государства в силу ее значимости во внешнеэкономической деятельности мы решили рассмотреть подробнее. Конечно же, тема коррупции (показавшейся нашим респондентам не самым большим злом) была проанализирована более тщательно.

По распространенности коррупции первенство взяла таможня, за которой следуют транспортная и финансовая сферы и техрегулирование (см. график 3). Причем наиболее распространенным является общий уровень коррупции, который респонденты характеризуют как «средний». Однако и «высокий» уровень дает о себе знать, когда речь заходит о таможне. Правда, в отношении тех же таможенников 41,5% респондентов отметили «проблем нет» — и это наибольшее количество по данному пункту, а ближайший результат у транспортной сферы — 26,2%.

В рейтинге центральных органов, наиболее положительно влияющих на развитие экспорта, респонденты посчитали лучшими два министерства — индустрии и новых технологий, а также экономического развития и торговли (см. график 4). По иронии судьбы замкнул тройку Комитет таможенного контроля РК, набравший 32,8%.

Таможенников любят и на местах, где они стали вторыми с 40%. За ними, как и в центре, следуют налоговики. А первенство с 64,6% на периферии держат органы стандартизации и сертификации. В общем, исследование иллюстрирует, что восприятие госорганов среди экспортеров крайне неоднозначное и неоднородное.

Сходная ситуация и в разрезе всех организаций, в услугах которых экспортеры крайне заинтересованы. Безусловным лидером здесь является «KAZNEX INVEST». Из полученных данных следует, что абсолютное большинство респондентов имеют представление о деятельности «KAZNEX INVEST», а 57% знакомы с агентством и считают его перспективным. Кроме того, около трети респондентов хотели бы узнать о его деятельности больше. Об интересе к деятельности агентства свидетельствует также то, что нами был получен составленный респондентами перечень из 42 услуг, в получении которых они заинтересованы. Ключевые услуги в этом списке — возмещение затрат на продвижение экспорта продукции, информационно-аналитическая поддержка и финансирование участия в международных отраслевых конференциях. Примечателен и тот факт, что в рейтинговую пятерку попала НДП «Нур Отан».

Подытоживая результаты исследования, скажем, что основные проблемы казахстанских экспортеров, выявленные в ходе исследования, были прогнозируемыми. В то же время налицо изменение экспортерами акцентов в указании проблем по степени важности.

В подготовке материала принимал участие Сергей Домнин

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики