Музыка трудящихся масс и белых эксплуататоров

В Алматы завершился Х юбилейный Международный фестиваль джаза

Открыли фестиваль Shamarr Allen и The Underdawgs из Нового Орлеана
Открыли фестиваль Shamarr Allen и The Underdawgs из Нового Орлеана

Это ежегодное музыкальное событие состоялось во Дворце школьников с 14 по 17 апреля. Хотя его организаторы, по их словам, не придерживались каких-то определенных соображений в составлении программы (все вышло по воле случая и иностранных спонсоров), тем не менее она получилась разнообразной, на широкий вкус — от популярных композиций и их авторских аранжировок до авангарда и настоящего искусства. В юбилейном фестивале не принимали участие джазовые исполнители из соседних постсоветских стран — Кыргызстана, Узбекистана, Туркмении и России. Как объяснила ведущая Карлыгаш Макатова, все дело в финансах, которые фестиваль не смог изыскать, чтобы привести музыкантов. К тому же в это же время проходит фестиваль джаза в Бишкеке — так что возникает своего рода борьба за участников. Десятью годами существования алматинский джаз-фестиваль обязан спонсорской поддержке зарубежных организаций, по своей инициативе и за свои деньги приглашающих музыкантов — посольствам США, Франции, Турции, Австрии и Гете-Институту. Собственно, благодаря их деятельности алматинцы ежегодно могут знакомиться не только с джазом и кинематографом, но и в целом с искусством и культурой Германии, Франции и США.

Два притопа, три прихлопа

Открыли фестиваль Shamarr Allen и The Underdawgs из Нового Орлеана. Американцы играют популярный джаз — смесь рэпа, регги и хип-хопа. Предпочтение отдают знаменитым джазовым стандартам в собственной обработке, а также кавер-версиям от Beatles до Jackson 5. Неудивительно, что такая музыка нашла отклик в сердце алматинской публики. Особенно ее взбодрил стандартно-цирковой прием — общение с залом. Если солист со сцены делает публике «вау-вау», то она радостно вторит ему в ответ. В конце, как правило, все в зале должны встать, хлопая в ладоши и пританцовывая в одном незамысловатом ритме, воспроизвести движения исполнителя. Прекрасный ликом и спортивной фигурой афроамериканец Шамарр продемонстрировал и «новаторство» — страсть к молодым и красивым слушательницам, которых он, сначала выпрыгивая в зал, а затем просто маня рукой, приглашал на сцену. В итоге там оказались сразу две девушки и даже один юноша, пытающиеся синхронно задирать ноги в околорок-н-ролльном джазовом угаре. Ликование публики не могло не вызвать улыбку. А рок-хиты в джазовой обработке на джазовых инструментах в руках джазовых же музыкантов звучали несколько неуместно, но зато хорошо узнавались.

Капитальный джаз

Во втором отделении дискотека сменилась настоящим творческим авангардом. Рафинированные белые парни из сердца буржуазной Европы исполнили пролетарскую музыку. Сложилась тенденция, возможно, присущая сугубо алматинскому фестивалю, — попадающие на нашу сцену черные джазмены, как правило, играют массовый джаз, стандарты и каверы. Естественно, это не может не вызвать энтузиазма у их азиатских братьев. Некоммерческое творчество и авангардное искусство представляют, как правило, «белые эксплуататоры», выходцы из высокообразованной европейской богемы. Почему-то чаще всего это музыканты из Германии, приглашенные Гете-Институтом. В чем тут секрет, в личных пристрастиях работников алматинского филиала этой международной организации? Или в том, что в прогрессивном Берлине «много такого»? Но скажу одно — такой подход мне по вкусу. Уже не первый год удается получить не просто удовольствие, а незабываемый опыт, постигнуть новое. Это касается не только музыкальной сферы, но в целом широкой культурной программы, представляемой Гете-Институтом в Казахстане. И хотя про группу Das Kapital в аннотации на сайте фестиваля сказано «трио из Парижа», от нее веяло немецким флером. К тому же официально ЕС давно единое пространство, а по признанию участников трио, среди них есть как немцы с французскими корнями, так и французы с немецкими. «Капиталисты-парижане» играют сочинения автора гимна ГДР Ганса Эйслера, известного своей авангардной, новаторской постановкой задач перед музыкальным искусством. Они не только виртуозно интерпретировали призывающие к борьбе сочинения социалистического композитора, но и посредством как музыки, так и слов артикулировали идеологию группы, в которой чувствовалась и постмодернистская ирония, и серьезные лево-радикальные нотки. В итоге группа завершила выступление сочинением «Быть капиталистом — это здорово!». Музыканты сорвали овации — их дважды вызывали на бис.

Наше все

Пятничная программа состояла из казахстанских исполнителей. Вечер отечественного джаза по традиции открыл оркестр юных учеников Тагира Зарипова Almaty JazzBand. Затем на сцену вышли Night Jazz во главе с нашей джаз-звездой Ирэн Аравиной. Участники группы — лауреаты многочисленных международных джазовых фестивалей. Собравшись весной 2010 года, Night Jazz привлек внимание активной музыкальной деятельностью, участием в джазовых проектах и сольных концертах. Группа играет как авторские произведения, так и бессмертные джазовые стандарты в собственной аранжировке.

В субботу знакомство с отечественной джазовой сценой продолжилось. Свои авторские сочинения исполнили молодые музыканты No Time. Группа была создана специально для участия в 10-м юбилейном джазовом фестивале. Двое ее участников — Вадим Оленин и Вячеслав Тихонов известны по проекту «Джаз Сессия».

Далее свое творчество представила группа ХО — название образовано из первых букв фамилий хорошо знакомых нашей публике казахстанских джазменов, завсегдатаев фестиваля Осипова и Хоменкова. Хорошо сыгравшиеся музыканты Владимир и Виктор давно исследуют возможности дуэта «гитара — фортепьяно». Дуэт известен авторскими композициями и обработками казахских и русских песен, а также совместным творчеством с отечественными музыкантами, в частности с молодыми вокалистками, которых Осипов и Хоменков представляют публике на джаз-фестивале. На сей раз таким приятным открытием стала Диана Макина, исполнившая джаз-вариацию на тему русской «Купаленки». Еще ХО помимо авторских произведений (наиболее ритмично и живо звучала «За перевалом») сыграли импровизацию знаменитой казахской «Дударай».

На фоне усиливающихся профессионализма, богатства и качества звучания в переходе от первой отечественной команды ко второй, а затем к турецкому ансамблю во главе с Сибэль Косэ, обладательницей чудесного мягкого тембра, идеального для исполнения джаза — в целом вечер выдался скучноватым, особенно это ощущалось во время мелодичных, но затянутых композиций от ХО. И хотя турки наполнили зал сочными бархатными звуками, в них для слуха не оказалось ничего необычного.

Французские спецэффекты и австрийские фантазии

Не скажу, что сильно впечатлили и выступавшие в последний день на закрытии фестиваля французы. Безусловно, Дидье и Фрэнсис Локвуды — высокопрофессиональные, талантливые музыканты. Это братья, скрипач и пианист, доказали, интерпретируя малознакомые нам джазовые стандарты. Но, признаться, сколь бы великолепной ни была их игра — она вгоняла то ли в сон, то ли в транс. Когда же Дидье взял в руки электронную скрипку своеобразного образца (как сообщил музыкант, это подарок поклонников) — зал наполнили электронные звуки. Устройство, на котором «лабал» феноменальный скрипач, синтезировало сыгранную мелодию по принципу эха, превращая ее в фон к наигрываемым скрипачом очередным аккордам. Для чего Дидье то и дело нажимал ногой на невидимую педаль. Звуковые эффекты, а затем и визуальные — внезапное перемещение скрипача в зал, где он начал носиться между рядами, наяривая на странном изогнутополом техногенном устройстве, — вызвали ажиотаж. Соскочив, зрители смогли снять происходящее на не менее техногенные, но все же более привычные и доступные мобильные телефоны, бессознательно демонстрируя массовую солидарность эпохи «постава». Сложно сказать, насколько такой новаторский подход дал развиться исполнительскому мастерству уже стареющего музыканта, но шоуменом стать у него получилось. Я не любитель спецэффектов ни в кино, ни в музыке, особенно если они подменяют последние. Синти-поп от французского скрипача показался мне далеким от искусства. Техническими новшествами сейчас тоже мало кого удивишь. Лично мне был больше по душе симбиоз Дидье и классической скрипки. Электронные штудии звучали неоправданно долго, а временами заунывно.

Отогрели душу австрийцы. Выпускники Венской консерватории из Falb Fiction играют вместе уже шестой год. Название образовано по имени лидера коллектива, саксофонистки Виолы Фалб, его можно перевести как «Фантазии Фалб». В самом деле, на выдумки Виола оказалась хитра, как, впрочем, и ее сотоварищи сильного пола. И снова, как это было у немцев из «Капитала», отличился ударник. Вообще надо заметить, в джаз-бандах авангардного толка как-то особенно ярко выделяются барабанщики-перкуссионисты. Любо-дорого не только слушать, но и смотреть на то, как они виртуозно используют свои шаманские примочки. Возможно, секрет их успеха в господстве ритма, о котором так много знает Ирэн Аравина. Австрийский бэнд звучал современно и интересно. И хотя вечер клонился к ночи — спать уже не хотелось.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики