То ли еще будет

Рост цен на бензин должен быть плавным и предсказуемым. В противном случае могут пострадать многие отрасли казахстанской экономики

То ли еще будет

В конце апреля рост цен на бензин начался с регионов: Жамбылская, Акмолинская, Алматинская, Карагандинская области, Павлодар, Талдыкорган. Причем с самого начала версий, почему это происходит, выдвигалось множество.

Думали и на дорожников (в частности, в ЮКО, где реализуется проект строительства автокоридора Западная Европа — Западный Китай), и на аграриев, из-за увеличения спроса которых бензин и подорожал.

Эксперты связывают рост цен с топливным кризисом в России. Он, несомненно, должен ударить по казахстанскому рынку ГСМ хотя бы потому, что более половины потребляемых Казахстаном объемов бензина импортируется из России. Еще одно объяснение — обязательства Казахстана и России в рамках Таможенного союза (ТС).

В случае с топливом необходимость регулятивных рычагов более чем очевидна. Если рост цен на бензин станет неконтролируемым, то под угрозой окажется вся экономика.

Куда текут бензиново-нефтяные реки?

Казахстан сильно зависит от поставок российской нефти и бензина, считает ведущий сотрудник Института экономики МОН РК Олег Егоров, по бензину мы закрываем более 50% своих внутренних потребностей. «Такая ситуация Казахстан устраивала, так как высвобождала объемы сырой нефти для экспорта на внешние рынки», — продолжает эксперт. По сведениям Министерства нефти и газа РК, Казахстан импортирует из России порядка миллиона тонн высокооктанового топлива.

Так, согласно данным Агентства РК по статистике, объем экспорта нефти Казахстаном вырос в январе-феврале 2011 года на 9,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Между тем отмечается, что в целом объем экспорта топливно-энергетических ресурсов в январе-феврале 2011 года по сравнению с соответствующим периодом 2010 года уменьшился на 4,3%. Косвенной причиной уменьшения могли стать действия российских властей, ограничивших вывоз нефти из страны из-за наметившегося топливного дефицита.

Поставки нефти в большей степени продолжают осуществляться в Италию (26,1% от общего объема экспорта), Нидерланды (12,9%), Китай (12,3%), Австрию (7,5%). Именно эти рынки и обеспечивают казахстанским экспортерам максимально возможную маржу.

Спрос на нефтепродукты частично восполнен их импортом. В январе-феврале текущего года по сравнению с соответствующим периодом 2010 года в структуре ресурсов наблюдается увеличение доли импорта бензина (на 5,4 процентных пункта) при уменьшении доли дизельного топлива (на 7,7 процентных пункта).

Причем рост импорта нефти позволяет нефтеперерабатывающим предприятиям диверсифицировать источники получения дохода. По словам заведующего кафедрой международных отношений Университета Гафгаз (Баку) Ровшана Ибрагимова, Казахстан такая страна, где периодическая нехватка бензина в регионах явление довольно регулярное. «Это происходит потому, что нефтеперерабатывающие заводы предпочитают отправлять готовую продукцию в приграничные регионы России и другие соседние страны с целью получения большей прибыли», — уточняет он.

Для сравнения: литр бензина марки АИ-92 в Казахстане стоит 91—96 тенге, тогда как в России — в среднем 125 тенге.

Возможно, казахстанские власти стремятся за счет повышения цен, считает г-н Ибрагимов, унифицировать цены на бензин на внутренних рынках Казахстана и России. «Таким образом они смогут частично решить проблему оттока бензина на сопредельные рынки», — подчеркнул эксперт.

Качество превыше всего?

Г-н Егоров считает, что внутренние цены на бензин в Казахстане могут быть ниже, чем российские внутренние цены. «Во многом благодаря разнице в качестве бензина. Тот же АИ-92 казахстанского производства сильно отличается по качеству от аналогичного АИ-92 российского производства», — говорит он.

Как сообщили представители «Газпром нефть — Казахстан», в конце апреля в республике началась оптовая реализация бензина стандарта Евро-4 российского производства. На севере страны литр топлива реализуется по цене 92 тенге, в Алматы — 101 тенге с учетом доставки.

В бензине марки «Супер Евро-98» экологического класса 4 содержание серы снижено со 150 до 50 миллиграммов на килограмм по сравнению с аналогичной маркой бензина предыдущего класса. С 42 до 35% снижена объемная доля ароматических углеводородов.

Выйти на уровень качества бензина, аналогичному (Евро-4) российскому, Казахстан планирует к 2015 году, лишь после коренной модернизации трех отечественных нефтеперерабатывающих заводов.

Что же касается вопроса зависимости завода в Павлодаре от поставок российской нефти, то и здесь без проблем не обходится. «Более высокую отпускную цену бензина Павлодарского НПЗ можно объяснить недостаточной загруженностью мощностей. Предприятие рассчитано на переработку семи миллионов тонн нефти в год, тогда как на самом деле оно получает 4,2 миллиона тонн. Получается, что завод получает только две трети необходимых объемов нефти, тогда как расходы осуществляются с расчетом на проектную мощность. И все они ложатся на эти самые 4,2 миллиона тонн. Поэтому себестоимость бензина здесь примерно в 1,8 раза выше заложенной», — подчеркнул г-н Егоров.

В лучшем случае до 2015 года Казахстан будет надеяться на поставки качественного бензина из России.

Сначала было слово…

К росту цен на бензин г-н Егоров призывает относиться спокойно. «Первопричиной стали повышающие тренды на мировом рынке. Цена барреля нефти выросла с 70 долларов до 120 долларов. Российский внутренний рынок реагирует на это остро, то есть цена светлых продуктов растет. Принимая в расчет высокую степень зависимости казахстанского внутреннего рынка от поставок российской нефти и бензина, предположить рост цен несложно», — поясняет эксперт.

В свою очередь, рассуждая о причинах роста цен на бензин, г-н Ибрагимов подробно остановился на внешних аспектах проблемы. «Цены на нефть в последнее время поднялись, одновременно выросла и себестоимость производства нефтяных продуктов. Кроме того, произошла кратковременная нехватка бензина в России, с которой Казахстан состоит в Таможенном союзе», — отмечает он.

Кроме того, г-н Егоров в нескольких штрихах охарактеризовал, с чем конкретно приходится иметь дело Казахстану, когда речь заходит о мировом рынке нефти. «Традиционные инструменты регулирования цен на нефть, сконцентрированные в ОПЕК, уже не работают. Ближний Восток дезориентирован, а волна народных бунтов пошатнула стабильность. Рынок же приобрел именно те черты, которые ему исконно присущи, — высокую степень спекулятивности», — заявил эксперт.

Отсутствие эффективных инструментов регулирования цены на нефть и порождают «волнообразность» в сфере ценообразования.

Что делать?

Г-н Егоров весьма критично относится к идее саморегулирования рынка. «Думаю, власти должны избавиться от опасной эйфории: мол, рынок сам себя отрегулирует, а цены на тот же бензин можно формировать в зависимости от соотношения спроса и предложения. Мировой рынок уже давно подмяли под себя отдельные лица и группировки. Именно от их воли зачастую зависит, растет цена на нефть или падает. Поэтому отпускать, как это делается сейчас, рынок на волю рынка, по крайней мере, недальновидно», — считает эксперт.

Как заявил в начале апреля министр нефти и газа Сауат Мынбаев, Казахстан продолжит практику регулирования предельных розничных цен на ГСМ. По его мнению, с 1 июля, после того как уберут таможенные посты между Казахстаном и Россией в рамках договоренностей по ТС, теоретически цены на внутренних рынках должны быть выровнены. «Тем не менее у нас есть определенные регуляторные механизмы, и мы думаем, что на внутреннем рынке — я не говорю по спецпоставкам для сельского хозяйства — мы имеем возможность на 10—13 процентов держать цены ниже, чем в России», — сказал он, отвечая на вопросы депутатов сената.

В конце февраля прошлого года Министерство нефти и газа РК представило правительству законопроект «О государственном регулировании и обороте нефти и нефтепродуктов», основная цель которого предотвратить скачкообразный рост цен на внутреннем рынке. Однако ситуация, когда государство регулирует розничные цены, а оптовые не регулирует, вызывает у экспертов скепсис. Правительство одобрило законопроект и передало для рассмотрения в парламент. В настоящее время он находится в подвешенном состоянии, быть может, из-за противодействия со стороны аграриев. Законопроект отменяет удешевленные поставки ГСМ для сельских товаропроизводителей на время посевной и уборочной кампаний. Речь идет о немалых деньгах: по оценке г-на Мынбаева, о 20—40 млрд тенге ежегодно.

Государство должно взять инициативу в свои руки, полагает г-н Егоров. «Необходимо выстроить четкую систему регулирования цен на ГСМ. Этим непосредственно должны заняться Министерство нефти и газа и Агентство по защите конкуренции. Самое главное — вернуться к практике предельных цен. И одновременно выстроить прозрачную и, важнее всего, эффективную систему контроля. Чтобы НПЗ не могли, ссылаясь на низкие цены, снижать качество светлых продуктов, а владельцы сетей автозаправок — накручивать цены в рознице», — предлагает эксперт.

Практику госрегулирования в Казахстане применяли не так давно. В конце ноября 2009 года власти ввели государственное регулирование цен на высокооктановый бензин: с 1 декабря по всей стране была установлена единая розничная цена на бензин АИ-92/93 — 82 тенге за литр.

С миру по тенге

По мнению г-на Ибрагимова, рост цен на бензин может нести в себе и инвестиционную составляющую. «Не секрет, что правительство поставило цель перейти на производство бензина, отвечающего требованиям Евро-3. Нефтеперерабатывающие заводы производить такой продукт не готовы и нуждаются в дополнительных инвестициях. Рост цен и даст инвестиционный капитал», — заявил эксперт.

Два с половиной года назад была принята госпрограмма по модернизации трех казахстанских НПЗ общей стоимостью свыше 4 млрд долларов. Причем деньги заняли у Китая. В конце апреля г-н Мынбаев, комментируя начало модернизации на Атырауском НПЗ (99,17% акций с 2005 года принадлежат АО «КазМунайГаз «Переработка и маркетинг»), заметил, что на реализацию первого этапа финансовые средства привлечены через АО «Банк развития Казахстана» у Эксимбанка Китая.

Что касается Шымкентского НПЗ («КазМунайГаз» и китайская компания CNPC, 50 на 50%), то и под его модернизацию планируется привлечь, по словам министра, «недорогое китайское финансирование».

С точки зрения привлечения инвестиционного капитала самым проблемным остается Павлодарский НПЗ. В 2009 году «КазМунайГаз» выкупил 58,8% акций завода у «МангистауМунайГаза» (контролируется китайской компанией CNPC) и получил полный контроль над активом. В середине декабря 2010 года руководство «КазМунайГаза» заявило о готовности продать 50% акций российским инвесторам, в числе которых рассматривались ТНК-ВР и «Газпром нефть». По предварительным данным, нацкомпания планирует уступить заявленную долю за 600 млн долларов.

Так что доходы, полученные от роста цен, могут стать инвестиционным капиталом для модернизации отечественных НПЗ. Если же китайцы дадут весь объем финансирования, то доходы пойдут на обслуживание займа.

Согласно прогнозам г-на Ибрагимова, в дальнейшем рост цен на бензин продолжится. Бюджет модернизации НПЗ может вырасти, так как нефтяники пересматривают планы по мере их осуществления. Как заявил в конце ноября управляющий директор по технике безопасности, охране здоровья и окружающей среды АО «Разведка Добыча «КазМунайГаз» Серик Баймуханбетов, казахстанские НПЗ после модернизации будут выпускать топливо стандарта Евро-5, минуя стандарты Евро-3 и Евро-4.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности