Шумовые эффекты

Редакционная статья

Шумовые эффекты

Наш бравый финпол расследует очередное громкое дело. Иного мы от него и не ждали — если арестовывать, то министра, если разгромить организованную преступную группу, то чтоб численностью не меньше сотни. И ведь кого победили — таможенников, то есть тех, кто в любых рейтингах коррумпированности госслужащих занимал самые верхние строчки. Смущает вот что — если преступники, много лет нарушавшие закон, арестованы и, возможно, даже будут наказаны, то общество должно радоваться. Особенно если арестованы или объявлены в розыск высокие чины. Если приведенное борцами описание неправедно нажитого имущества впечатляет. Если операция по задержанию преступников размахом своим напоминает армейскую операцию. Но общество вместо того, чтобы поздравлять борцов с преступностью, скептически хмыкает и рассуждает о клановой борьбе, о южных и северных группах, о рокировках и перестановках. Может сложиться впечатление, что общество наше совсем не радо избавлению от одной из преступных групп. Или даже, подобно жителям фавел в Рио-де-Жанейро, сочувствует преступникам, а не правоохранительным органам, поскольку само чрезмерно криминализировано.

На самом деле общество просто уже слегка оглохло от громких дел. Постоянные шумовые эффекты снизили восприимчивость к пиар-акциям. А поскольку финпол по заведенной еще Рахатом Алиевым привычке почти любую свою операцию оформляет как пиар-акцию, то и сейчас люди слушают и читают победные реляции Агентства по борьбе с экономическими и коррупционными преступлениями, а сами думают о другом. Например, о том, почему эта ОПГ действовала на Хоргосе целых пять лет совершенно безнаказанно, хотя про коррупцию, контрабанду и вымогательство на таможне было известно практически всем.

То, что среди арестованных по «хоргосскому делу» есть и сотрудник КНБ, не то чтобы подрывает доверие к нему, а просто переводит его в глазах обывателя из разряда «борьба с коррупцией» в разряд «войн силовиков». А в этих войнах преступники и борцы с преступностью в ходе одного дела успевают порой несколько раз поменяться местами. Поэтому борьба силовиков за чистоту своих рядов в глазах общества со временем практически утратила свой изначальный смысл и воспринимается как обычные интриги чиновников. Тем более что наблюдение за кадровыми перестановками такому восприятию немало способствует. Что является результатом очередного громкого антикоррупционного дела? Смена руководителей спецслужб. Коррупции при этом меньше не становится. Ну, конечно, есть определенный психотерапевтический эффект, поскольку силовики по ходу своих разборок развлекают публику по мере способностей: нижние чины мордобой устраивают, их начальство с заявлениями выступает.

Чего добивается финпол, арестовавший шестерых судей Верховного совета? Снижения коррупции в наших судах? Но наша несвободная и зависимая от всего и от всех судебная система некоррумпированной быть не может. Судьям повышали зарплату, полагая, что они от недоедания взятки берут. Не помогло — берут взятки и при очень высоких зарплатах. Сейчас некоторые говорят о том, что надо таможенникам зарплаты повысить — это, мол, убережет их от соблазнов и удержит от вымогательства. Вот финполовцы нам словно специально продемонстрировали на примере судей, к чему это приведет. К кадровым перестановкам. Новым громким делам.  Новым шумовым эффектам.