Финпол скорее жив

Какие бы вопросы ни возникали — политические или экономические, личные или корпоративные, борьба с коррупцией остается универсальным и эффективным средством для их решения

Финпол скорее жив

Агентство по борьбе с экономической и коррупционной преступностью (АБЭКП), больше известное под именем финансовой полиции, провело в конце апреля операцию по ликвидации преступной группы, занимавшейся контрабандой из Китая в Казахстан. По словам официального представителя финпола Мурата Жуманбая, контрабандный груз формировался в Китае, на таможенных постах «Хоргос» и «Калжат» оформлялся по поддельным документам и затем проходил таможенную очистку на складах временного хранения (СВХ) Алматы и Алматинской области.

Работу этого теневого грузопотока обеспечивало около ста человек, каждый из которых отвечал за определенный участок работы: погрузка в Китае, пересечение границы, транспортировка до складов, таможенная очистка, разгрузка на складах Алматы. Эффективность работы группы дополнялась строгим контролем со стороны ее руководства.

28 апреля финансовая полиция провела широкомасштабную операцию по задержанию членов ОПГ и проведению многочисленных обысков на территории Алматы и Алматинской области, в том числе на таможенных постах, СВХ и по адресам проживания лидеров членов ОПГ. Для проведения операции под легендой проведения семинара в Алматы были сосредоточены более 400 сотрудников из всех территориальных подразделений органов финансовой полиции.

Обысками на постах и складах установлены 32 автомашины с контрабандным грузом на сумму более 1,5 млрд тенге, изъяты поддельные печати юридических лиц КНР, заверенные этими же печатями чистые незаполненные бланки. Выявлены 8 брокерских предприятий, связанных с членами ОПГ.

По мнению финпола, о масштабности криминальной деятельности свидетельствуют объемы имущества, нажитого членами организованной преступной группы с момента ее организации, то есть с 2006 года. Установлено, что члены ОПГ нажили и легализовали имущества на сумму, превышающую 130 млн долларов США.

Только в Алматы и Астане им принадлежали 44 квартиры, 12 домов, 7 земельных участков (например у одного из лидеров ОПГ в пригороде Алматы 40 га стоимостью 15 млн долларов США) 47 автомашин, 10 Камазов, 40 рефрижераторов стоимостью свыше 100 тысяч долларов каждый, 12 счетов в банке второго уровня, 3 сейф-ячейки, 4 ТОО, 3 СТО, 2 автоцентра и ресторан. Основная часть перечисленного имущества, сообщил официальный представитель финпола, принадлежит лидерам ОПГ Отарбаеву, Кайрбаеву и кассиру ОПГ Тулебаеву.

По сообщению АБЭКП, еженедельно таким путем через таможенные посты «Хоргос» и «Калжат» с контрабандным грузом проходили от 100 до 200 автомашин. При этом за каждое пересечение границы с одной автомашины производился незаконный денежный сбор в сумме от 25 до 30 тыс. долларов. Из них только пять тысяч поступали в бюджет в виде таможенных платежей, остальные оседали у представителей ОПГ. Некоторые из журналистов достали калькуляторы и подсчитали, что при минимальных сборах и при минимальном грузопотоке за пять лет можно собрать не 130, а около 500 миллионов долларов. Но это, конечно, детали. Возможно, инфляция съела половину накоплений. Интереснее другое — в преступную группу входили и высокопоставленные таможенники. «Установлено, что в деятельность организованной преступной группы вместе с представителями криминальных структур вовлечены и отдельные должностные лица правоохранительных органов, которые покровительствовали членам ОПГ за незаконное денежное вознаграждение», — сообщил Мурат Жуманбай. Были арестованы начальник таможенного поста «Хоргос» Бахытжан Айдаров и заместитель начальника ДКНБ Акмолинской области Бахытбек Курманалиев. Объявлен в розыск начальник таможенного контроля Алматинской области Курманбек Артыкбаев.

Аресты ускорили объединение департаментов таможенного контроля Алматы и Алматинской области, которое планировалось на 1 июля как пилотный проект по укрупнению таможенных структур. Интересно, что проект этот затевался таможней как одна из мер профилактики в борьбе с коррупцией.

Война без особых причин

Для казахстанского обывателя, не избалованного ни парламентскими дискуссиями, ни предвыборной борьбой, единственным доступным развлечением на публичной политической арене остается борьба силовиков. И, разумеется, кланов. Потому что трайбализм хотя и глубоко чужд нашим госслужащим, но порой пробивается, подобно цветку, сквозь каменную плиту кодекса чести.

Через несколько дней был уволен директор АБЭКП Козы-Корпеш Карбузов, работавший на этом посту с июня 2007 года, почетный работник органов прокуратуры, почетный сотрудник КНБ и автор диссертации на тему «Проблемы расследования коррупционных преступлений в Республике Казахстан». Его место занял бывший министр внутренних дел Серик Баймаганбетов. Какой тут клан выиграл и какой проиграл, сказать трудно. «Проигравшего» Карбузова принято относить к той же команде, что и «победителя» Кожамжарова. Да и пришедшего на смену Карбузову Баймаганбетова относят к той же самой команде.

Некоторые полагают, что в одежды антикоррупционной борьбы сегодня облачена не борьба кланов, а борьба финпола за свое существование (подробнее см. «Усердие не по разуму»). Здесь уместно напомнить о том, что в Казахстане полным ходом идет реформа правоохранительной системы. И в представлении многих представителей управленческой и политической элиты упразднение финпола эту систему бы только улучшило.

Поскольку набор компетенций и полномочий финансовой полиции был получен путем передачи их от МВД, периодически появляются предложения о ликвидации финпола или слухи о готовящемся роспуске АБЭКП. В середине июля 2007 года Алихан Байменов, лидер партии «Ак жол», и Максут Нарикбаев, лидер партии «Адилет» (на тот момент находившейся в предвыборном союзе с «Ак жолом»), выступили с заявлением о необходимости ликвидации Агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью. Те же самые аргументы с тех пор регулярно появлялись в СМИ, но в анонимном варианте.

«Партия “Ак жол” видит, что крае­угольными проблемами развития бизнес-активности и улучшения бизнес-климата в стране является избыточное фискальное и административное давление на бизнес. Мы предлагаем снизить фискальное давление. Орган, который не доказал практически свою необходимость, который называется финансовая полиция, должен быть ликвидирован», — заявил Алихан Байменов на пресс-конференции в Алматы. «На расходы этого органа в бюджете 2007 года заложено 6 млрд тенге, для сравнения: для помощи детям до 18 лет из числа малообеспеченных республиканский бюджет выделяет чуть более 3 млрд. Эти 6 млрд больше, чем расходы Министерства экономики и бюджетного планирования».

Алихан Байменов заявил, что функции финполиции никакому другому органу передавать не нужно. «Если все правоохранительные структуры будут исполнять свои функциональные обязанности, то никакому органу в принципе не нужно передавать функции финполиции. Другое дело, что некоторую часть следственных функций можно распределить между ними. В любом положении правоохранительных органов вы найдете функции борьбы с коррупцией», — отметил он.

В действительности эти предложения стали отражением борьбы правоохранительных органов за передел сфер полномочий и компетенций. Поэтому Максут Нарикбаев счел уместным придать политическую окраску требованиям о ликвидации финпола, «Вокруг финполиции постоянно возникают какие-то проблемы. Последний факт, что за решеткой сидит начальник одной из ведущих структур этого органа генерал Курбатов. Это говорит о том, что эта система, наверное, себя полностью скомпрометировала. Наверное, этот факт должен подтолкнуть правительство подумать об этом, насколько мы правы», — сказал он. Максут Нарикбаев ошибся в одном — генерал Курбатов вышел из тюрьмы и скрылся за границей.

Общее дело

Возможно, финпол ожидал услышать в свой адрес восхищенные поздравления и бурные овации. Отчасти ожидания оправдались, особенно в части оваций заказанных. Но недоумение по сути изложенного пресс-службой АБЭКП превалирует — получается, про то, что на Хоргосе воруют, знали все, и лишь финполу на это потребовалось несколько лет? Есть вопросы и более узкого характера. Депутат мажилиса Мухтар Тиникеев обратился с запросом к председателю АБЭКП: «Прекрасно проведенная операция вашего агентства проводилась в условиях строжайшей секретности, скольким участникам этого громкого дела, помимо начальника Алматинского департамента таможенного контроля (Курманбек Артыкбаев), удалось скрыться и как это стало возможным?» А у министра финансов Болата Жамишева, в чьем подчинении находится таможенный комитет, мажилисмен поинтересовался, каким образом Артыкбаев оказался в таможенных органах, за какие заслуги был назначен начальником департамента таможенного контроля Алматинской области и действительно ли министр его представлял к званию генерала.

«На одном из заседаний антикоррупционного совета при НДП «Нур Отан» предлагалось исключить возможность для поступления на госслужбу чиновников, замешанных в коррупционных преступлениях. Агентству по делам государственной службы необходимо ужесточить данные требования и установить, что руководители, при которых допущены массовые случаи коррупции, не допускались к руководству в контрольно-надзорные органы», — подчеркнул Тиникеев.

Председатель Комитета национальной безопасности Казахстана Нуртай Абыкаев прокомментировал ситуацию вокруг «Хоргоса» в том смысле, что во время борьбы с коррупцией все правоохранительные органы забывают старые обиды, откладывают в сторону претензии и прощают взаимные аресты. «Будем отлавливать и наказывать всех — независимо от того, какого органа команда работает. Здесь две стороны: власть, к которой мы относимся, и другая сторона — те, которые мешают нормально экономике развиваться, занимаются неправильными делами, законы нарушают. Они должны быть наказаны, кто бы там ни был, и это однозначно».

Если опираться на слова президента, которыми он прокомментировал необходимость декриминализации экономических преступлений, то экономике мешают нормально развиваться правоохранительные органы. «В законопроекте следует уделить особое внимание преступлениям в экономической сфере, с тем чтобы оградить бизнес от давления со стороны правоохранительных органов и стимулировать развитие бизнеса», — подчеркнул Нурсултан Назарбаев.

Можно вспомнить и о том, как в декабре прошлого года на церемонии вручения президентских премий «Алтын сапа» и «Парыз» Нурсултан Назарбаев попросил встать генпрокурора и руководителей силовых структур и обратился к ним с традиционной просьбой. «Дайте всем своим на местах запрет заходить в бизнес, если на это нет соответствующих оснований, — попросил он. А чтобы силовики осознали серьезность просьбы, добавил: — За незаконное вмешательство в дела бизнеса — а это надо считать рейдерством — были освобождены от занимаемых должностей 24 работника правоохранительных органов» (подробнее см. «Силовик как человек года в Казахстане», «Эксперт Казахстан» № 51 за 27 декабря 2010 года).

В данном случае атаке финпола подверглись не бизнесмены, а таможенники. Но бизнес-сообщество в лице союза «Атамекен» уже записало АБЭКП в свои противники из-за нежелания расстаться с милой сердцу финполовцев статьей № 192 экономического раздела УК — «лжепредпринимательство». И если финпол будет действовать в том же духе, то скоро у него не останется друзей ни среди бизнесменов, ни среди силовиков, не говоря уж о судейском корпусе.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности