Равнодоходный метод

С 2014 года казахстанский газовый рынок будет работать по образу и подобию российского: РК подтянет оптовые цены до уровня северного соседа и создаст национального газового оператора. В результате рынок будет лавировать между инвестиционной привлекательностью и социальной ответственностью

Равнодоходный метод

В начале текущего месяца президент РК Нурсултан Назарбаев подписал закон «О ратификации Соглашения о правилах доступа к услугам субъектов естественных монополий в сфере транспортировки газа по газотранспортным системам, включая основы ценообразования и тарифной политики». Данное соглашение — одно из нескольких, регламентирующих работу партнеров по Единому экономическому пространству (ЕЭП), которое к следующему году планируют запустить Казахстан, Россия и Беларусь. Благодаря соглашению в рамках ЕЭП отечественные газовики получили четкую систему ценообразования и право подтянуть цены на газ на внутреннем рынке к российским в течение ближайших четырех лет.

Экспортеры и транзитеры

В 2010 году Казахстан добыл 37 млрд кубометров газа, в то время как товарного газа произведено всего 21,3 млрд. Газодобывающими являются 4 западные и 2 южные области Казахстана — Кызылординская и Жамбылская. Но товарный газ производят только в ЗКО, Актюбинской, Мангистауской и Жамбылской областях, причем львиную долю (8 млрд кубометров) выдает ЗКО. Газопотребляющими являются 8 областей РК, где реализуют свою продукцию дочерние предприятия газового транспортировщика АО «КазТрансГаз». В Южно-Казахстанской области и Алматы в минувшем году цены  достигали 140 долларов за тысячу кубометров, а минимум был зарегистрирован на уровне 29 долларов в Кызылординской области.

Если в минувшем году общее внутреннее потребление составило около 6 млрд кубометров, то в текущем ожидается прирост до 7 млрд (только в Алматы рост составит 45%, до 1,3 млрд). В перспективе, по данным МНГ, производство газа в РК к 2015 году вырастет до 60 млрд кубометров в год. Товарного газа будут производить порядка 30 млрд кубометров, а общее внутреннее потребление составит порядка 15 млрд кубометров.

Не имея возможности перебрасывать западноказахстанский газ на юг, Казахстан с советских времен обеспечивает свои южные регионы узбекским газом. На сегодняшний день газ приобретается посредством своп-операций с россиянами, которые покупают основной объем газа у Узбекистана, а казахстанская сторона изымает нужное количество на юге, восполняя его на западе за счет своего газа (количество газа, которым обмениваются, — не более 8 млрд кубометров). Этими операциями ведает дочка АО «КазТрансГаз» (в ведении КТГ и его подразделений — транспортировка, а также добыча, переработка и распределение газа) и «Газпрома» — ТОО «КазРосГаз», оно же закупает свободные объемы в РК (как правило, на месторождениях Карачаганак, Тенгиз и Толкын), чтобы перебросить их по российским газопроводам на мировые рынки. Но по объему непосредственно экспортные сделки невелики: например, в минувшем году «КазРосГаз» сообщил о 2,9 млрд кубометров газа.

Для партнера и инвестора

Основной принцип газового соглашения в рамках ЕЭП — обеспечить равный доступ всех предприятий пространства к голубому топливу посредством перехода к равнодоходным ценам (поставки на внутренний и внешний рынок одинаково доходны). Равнодоходная цена — это экспортная цена минус налоги и транспортный тариф. К этому партнеры по ЕЭП должны прийти до января 2015 года, предварительно создав систему информационного обмена на основе информации, включающей в себя сведения о внутреннем потреблении газа и механизмы для подготовки прогнозных балансов (до 2012 года), а также унифицировав техрегламенты.

В январе этого года премьер-министр РК Карим Масимов утвердил план мероприятий по реализации соглашения (задачи министерствам и агентствам расписаны от января 2011 года до 1 июля 2013 года). И первым пунктом плана было «утвердить сопоставимые с РФ цены на газ на внутреннем рынке с определением ценовых зон». После чего планировалось составить список предприятий и проектов, использующих природный газ в качестве сырья, рассчитать сумму жилищной помощи с учетом повышения комуслуг и подготовить аналитику для перехода на сопоставимые цены. Все это должно было быть сделано в первом квартале 2011 года. Еще одна важная задача, которая ставилась на этот период, — выработать механизм по дивидендной политике и распределению прибыли Национального оператора от реализации газа.

На деле переход к равнодоходным ценам и привязка цен к российским означает общее повышение цен на газ. В конце минувшего марта министр нефти и газа Сауат Мынбаев рассказал о намерении соотносить стоимость по газодобывающим регионам, а для потребляющих высчитывать из транспортных издержек. Так, эталоном для наших газодобывающих областей служит Ямало-Ненецкий автономный округ (ЯНАО), где оптовая цена 1 тыс. кубометров на сегодня равна 59 долларам, а розничная — 95.

Заметим, что в рамках соглашения цены и тарифы на транспортировку газа для внутренних потребностей устанавливаются национальными законодательствами, а также не затрагиваются права и обязанности сторон, вытекающие из международных договоров. Это означает, что газ в РК, вероятно, будет стоить дешевле, чем в РФ.

О намерении перейти к равнодоходным ценам МНГ заявляло еще 2 года назад, объясняя это дефицитом производства газа из-за низкой инвестиционной привлекательности отрасли. Схему, которую глава МНГ предлагал внедрить с 2015 года, такова: «европейская цена минус транспортные расходы, минус порядка 25%». «Но с 2020 года перейти на цены на внутреннем рынке равные — “европейская цена минус транспортные расходы”», — предлагал он. К слову, в минувшем году с 2014 года решил переходить на равную доходность и главный газовый оператор РФ — «Газпром». Те тарифы, которые сейчас устанавливает «Газпрому» Федеральная служба по тарифам, не дают получить компании желаемую рентабельность, в результате убытки она покрывает за счет экспорта. Это еще одно уязвимое место привязки к российским ценам — тарифы у них будут расти.

«Рост цен нужен нефтегазовым компаниям, в первую очередь тем, кто реализует или планирует дорогостоящие программы по утилизации попутного нефтяного газа, и, естественно, увеличение стоимости газа будет неприятно для населения и промышленных предприятий. Все это должно сопровождаться ростом реальных доходов населения и поддержкой социально незащищенных слоев», — считает аналитик Агентства по исследованию рентабельности инвестиций (АИРИ) Олжас Байдильдинов. По его словам, следствием роста цен на газ будет повышение цен буквально на все товары и услуги во всех областях Казахстана, так как часть областей использует газ в качестве энергоносителя, а другие области, не использующие природный газ, — через повышение стоимости импортных товаров из России и Белоруссии.

«Если в ЯНАО цены ежегодно будут повышаться на 15%, то к 2015 году средняя оптовая цена будет составлять около 90 долларов, то есть для газодобывающих областей РК к этому времени цены должны вырасти примерно в 1,8 раза по сравнению с текущими ценами», — рассчитывает аналитик АИРИ.

«Конечно, повышение цен благотворно скажется на рентабельности частных газовых операторов, — полагает аналитик Института политических решений Сергей Смирнов. — Но, выставляя цены на газ надо прежде всего исходить из платежеспособности населения, которое в нашей стране является основным потребителем газа. Иначе и покупать газ никто не будет».

Плюсом для всех участников рынка будет то, что появится четкая система ценообразования. «К сожалению, так сложилось, на внутреннем рынке у нас очень сильная дифференциация цен, зачастую обосновать это достаточно сложно, по некоторым недропользователям она есть вообще на уровне 5 долларов за кубометр, в этом смысле она даже не окупает издержки недропользователей. С другой стороны, если говорить об Алматы, то конечная цена может быть порядка 140 долларов», — недавно признал г-н Мынбаев. Отныне РК пойдет по российскому пути: назначит предельные розничные цены, рассчитанные по поясам — отдельно западные добывающие отрасли, отдельно потребляющий юг.

Год перемен

В 2014 году рискует поменяться все существующее положение дел в газовой отрасли, и виной тому не только ЕЭП. На сегодняшний день Казахстан уже построил первую часть газопровода Центральная Азия — Китай, по которому в Поднебесную будет транспортироваться туркменский и узбекский газ. Теперь дело за вторым казахстанским участком — Бейнеу — Бозой — Шымкент (ББШ), который должен добавить мощности главной ветке за счет западноказахстанского газа. До 2014 года стороны (КТГ и китайская Trans-Asia Gas Pipeline Co. Ltd) должны закончить две фазы проекта, доведя мощность трубы до 10 млрд кубометров в год.

В случае с ББШ Казахстан может убить двух зайцев: наладить новый канал экспорта и обеспечить южные регионы РК отечественным газом, снизив свою зависимость от российско-узбекских сделок. «По своп-операциям опять же до 2014 года вряд ли что-либо изменится, и Российская Федерация нам сильно помогает в этом смысле, это позволяет держать тот уровень цен на газ, который мы сейчас имеем на юге», — заявил недавно г-н Мынбаев. В случае чего, покупать узбекский газ напрямую будет очень дорого: например, Киргизии голубое топливо Ташкент продает по 224 доллара за кубометр, а нам лишь по 85.

Что же касается ББШ, то, по данным главы МНГ, согласно технико-экономическому обоснованию оптовая цена «при входе газа в регион составит 120 долларов». «Плюс расходы на распределение, то есть на юге цена может дойти до 150», — рассчитал он. Г-н Байдильдинов говорит о 160—170 долларах.

Хотя ББШ позволяет минимизировать риски, есть вероятность, что юг РК получит газ по очень высокой цене. «Заявлялось, что газ трубы Бейнеу — Бозой — Шымкент пойдет на снабжение южных регионов республики, а во вторую очередь — на заполнение газопровода Центральная Азия — Китай. С одной стороны, это должно удешевить продукт для потребителя на юге страны, с другой — газопровод строится на китайские деньги, поэтому китайцы могут продиктовать свои условия: поднять цену или направить большие объемы в свою ветку», — считает г-н Смирнов.

Зачем нужен Большой Брат

Если в январском плане премьера о нац­операторе сообщалось только то, что он наделялся функциями по газообеспечению внутреннего рынка, то в начале апреля вице-министр нефти и газа Ляззат Киинов рассказал, что по новому закону планируется создание национального газового оператора, который будет скупать весь газ Казахстана, который идет на продажу. Г-н Киинов не уточнил, кто будет национальным оператором, но он описал методику его работы: «Его главной задачей в первую очередь будет обеспечение внутренней потребности страны, а потом — продавать на экспорт. То есть, теперь ТШО (“Тенгизшевройл”) или китаец (китайские компании. — “ЭК”) не пойдет на экспорт, он отдаст газ национальному оператору по оптовой цене и на экспорт пойдет национальный оператор». По-видимому, делается это также с прицелом на 2014 год, когда от своп-операций с россиянами могут отказаться, ББШ уже построят и РК выйдет на чистый экспорт.

«Переход к равнодоходным ценам на газ и создание национального оператора являются звеньями одной цепи, — считает г-н Байдильдинов. — Вероятнее всего, государство таким способом сможет в некоторой степени компенсировать рост тарифов на газ внутри страны и ограничить рост прибыли нефтегазовых компаний». По его словам, создание нацоператора вполне объяснимый шаг, хотя он не будет способствовать развитию конкуренции среди наших нефтегазовых компаний.

«Мы придем к той модели рынка, которая сейчас действует в России: “Газпром” — монополист, только ему (и с недавних пор “НОВАТЭКу”) разрешено экспортировать газ, причем все российские компании обязаны продавать газ монополисту по определенным ценам, — говорит сотрудник АИРИ. — Естественно, это не выгодно никому, кроме самого “Газпрома”, но это позволяет сдерживать внутренние цены и получать государству сверхдоходы от экспорта». По-видимому, именно эти сверхдоходы пойдут на компенсацию высоких цен жителям южных регионов.

В казахстанских условиях такая схема еще и позволит выполнить намеченные объемы поставки газа на юг. «В настоящее время свободных объемов газа для поставок в этих направлениях практически нет, — рассуждает г-н Байдильдинов. — Через оператора и ужесточение требований по утилизации попутного нефтяного газа можно будет решить этот вопрос: перенаправить и/или увеличить поставки в этом направлении, гарантировать загрузку этого газопровода».

Г-н Смирнов считает, что свободные объемы газа можно получить, стимулируя нефтяников создавать инфраструктуру для транспортировки попутного газа, повышая штрафы за его сжигание. Однако принцип единственно косвенного регулирования отрасли МНГ, похоже, отвергнут и видится несовместимым с задачей отстоять интересы населения.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики