Мантры о пяти хлебах

Усиление продбезопасности неразрывно связано с коррекцией экономических отношений в мире

Мантры о пяти хлебах

Как соединить разнонаправленные тенденции, происходящие на мировом рынке продовольствия, а именно: снизить волатильность цен, сблизить производство продуктов с их экономической доступностью, и какова роль Казахстана в этом процессе — эти вопросы вызвали горячие дискуссии на панельной сессии IV Астанинского экономического форума. Панельная дискуссия «Обеспечение продовольственной безопасности в Центрально-Азиатском регионе» вышла за рамки обозначенной темы и больше касалась причин роста мировых цен на минеральное сырье и продукты питания, поскольку с продбезопасностью, по мнению мировых экспертов, в Казахстане все стабильно. А продовольственная безопасность стран Центрально-Азиатского региона упирается, по сути, в экономическую доступность продуктов питания, то есть в проблему бедности. Казахстан, как страна большая и экономически более благополучная, должен стать эдаким «старшим братом» для стран региона и играть ключевую роль в обеспечении продбезопасности в Центральной Азии. Для этого ему надо стать гарантированным поставщиком в первую очередь зерна, муки и говядины, снизив до минимума природные риски. «Казахстан — большая страна и несет большую ответственность за политическую стабильность в регионе», — считает Евгения Серова, главный советник центра инвестиций Продовольственной сельскохозяйственной организации ООН (UNFAO).

Так или иначе на сессии по продбезопасности лейтмотивом выступлений участников стала тема поиска новых инструментов влияния на глобальный рынок. Но, конечно, это было не так артикулировано, как в речи президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, призвавшего все страны заключить Пакт о глобальном регулировании, который смог бы стать «реальным инструментом для согласования ключевых элементов международной экономической политики». Чтобы «трансформировать текущие и глобальные вызовы в новые возможности для обеспечения устойчивого развития», надо хорошо разобраться в их причинах и проявлениях.

Волатильность будет всегда

«Продолжающаяся слабость доллара, скачки цен на нефть, продолжающаяся тенденция роста спроса на рынке, как и низкий уровень запасов, оказывают давление на рынок продовольствия и приводят к крайней волатильности биржевых котировок цен на продовольствие. Ожидать снижения цен не приходится», — заметил генеральный директор Продовольственной сельскохозяйственной организации ООН Жак Диуф. Понятно, что волатильность цен на нефть зависит не только от экономических, но и от политических факторов, в частности от ситуации на Ближнем Востоке. Цена на нефть влияет на стоимость биотоплива, на которое уходит значительная часть кукурузы, рапса, и это тоже является одним из факторов, усиливающих волатильность на продовольственном рынке.

Собственно, изменчивость, непостоянство цен на рынке продовольствия были всегда, но сейчас по ряду позиций волатильность растет. На этом одни участники рынка выигрывают, другие — проигрывают. «Но некоторые игроки в международной цепочке проигрывают меньше, чем другие. Важно внимательно рассмотреть, как распределяется “продовольственный доллар”, — считает профессор экономики сельского хозяйства Университета Копенгагена Константинос Карантининис, имея в виду крупнейшие транснациональные трейдинговые компании. По его наблюдениям, четыре основных трейдера — Cargill, ADM, Bunge, Louis Dreyfus — показывают постоянно растущую кривую прибыли, которая прямо коррелирует с ростом цен на продовольствие. «Если смотреть на растущую кривую прибыли компаний, то можно предположить, что цены и дальше будут расти», — заметил датский профессор, добавив, что эта «четверка» имеет большую рыночную силу и совокупно может очень сильно влиять на рынок. Но при этом все компании не публичные, со сложной, непонятной структурой, с закрытой информацией. Недавно многопрофильная транснациональная корпорация Glencore объявила о проведении IPO, и в аграрных кругах с новой силой вспыхнули обсуждения по поводу того, что нужна большая прозрачность в деятельности трейдеров, что мир имеет право знать: как и сколько денег ими зарабатывается и как влияет их деятельность на игроков сельхозрынка.

Константинос Карантининис напомнил, что в Financial Times прошла публикация о том, что компанию Bunge подозревают в лоббировании введения запрета на экспорт из России. Дескать, накануне введения запрета крупный трейдер хорошо закупился на низких ценах и после получил прибыль на росте. Конечно, в Bunge эти подозрения отрицают. Однако подобные факторы — введение квот, экспортных пошлин, запретов на экспорт — также сказываются на котировках. Поэтому все зарубежные эксперты в голос упрекали Россию за введение запрета на экспорт и хвалили Казахстан, который «не поддался провокации» и работал в рыночных рамках, не объявляя форс-мажора.

Важную роль в колебании цен играет и недостаток информации, который может провоцировать панические настроения. Некоторые участники дискуссии указали на спекулятивную составляющую рынка как на еще один фактор усиления волатильности. «Волатильные цены привлекают трейдеров на рынке фьючерсов сельхозтоваров. Особенно тогда, когда доходность по другим активам становится менее определенной. Есть факты, которые позволяют сказать, что спекуляция приводит к большим колебаниям цен», — отметил Жак Диуф.

Пассивный спрос

А вот по поводу растущего спроса и снижающегося предложения на рынке продовольствия мнения экспертов разошлись. Одни специалисты утверждали, что рост населения в мире вызывает такое же увеличение спроса. Согласно прогнозам ООН, к 2050 году население планеты достигнет 9,2 млрд человек, чтобы их прокормить, нужно будет на 70% увеличить производство продуктов питания. Между тем мировая пашня каждый год теряет 35 млн га пшеницы и 4 млн га ржи. Считается, что эти площади занимают культуры, идущие на биотопливо.

Другие эксперты приводили данные о резком росте в 2007—2008 годах числа недоедающих людей. Считается, что на сегодня порядка миллиарда человек недоедает, причем 60% из них живет в семи странах: Бангладеш, Китае, Конго, Эфиопии, Индии, Индонезии, Пакистане. При этом, по словам Константиноса Карантининиса, в развитых странах выбрасывается около 30% продуктов в мусор, а 60—70% выращенных овощей просто пропадает. «Сложно представить, каким образом можно перенаправить пищу, которая пропадает, туда, где ее не хватает. Трудно представить себе соответствующие институциональные системы, инфраструктурные, логистические. Сомнительно, что здесь что-то удастся изменить», — полон пессимизма г-н Карантининис. Конечно, можно уменьшить потери овощей, приложив усилия в поиске эффективных технологий хранения, но тогда придется определиться, кто будет финансировать эту работу.

«В мире нет нехватки продовольствия. Например, в 2007—2009 годах Россия, Украина, Казахстан резко нарастили предложение зерна на мировых рынках. Вопрос в том, кто его купит. Это вопрос мирового распределения доходов. Проблема мирового голода — это не проблема сельского хозяйства, а проблема социальная, проблема бедности», — убеждена Евгения Серова. В частности, отметила она, «когда говорим о роли Казахстана в регионе, то надо помнить, что те страны, которые покупают у Казахстана — страны бедные. И Казахстан может нарастить объемы, если за них будут платить». Пока же именно по причине снижения платежеспособности потребителей казахстанского зерна и муки экспорт в текущем маркетинговом году ниже, чем в прошлом.

Казахстан, являясь крупным экспортером зерна, сам импортирует овощи и фрукты из Киргизии, Узбекистана, Китая. По мнению зарубежных экспертов, пока Казахстану не нужно напрягаться изо всех сил, чтобы обеспечить население этими продуктами в полном объеме за счет внутреннего производства. Для укрепления взаимной торговли и поддержания стабильности в регионе, не стоит «сверху» форсировать темпы развития производства овощей, фруктов, ягод у себя. Если казахстанский бизнес недостаточно активен в этом секторе, лучше господдержку и административный ресурс перенаправить на развитие других ниш, более популярных у фермеров.

Захватчики или инвесторы

Вместе с тем зарубежные аналитики отмечают недостаточность усилий по развитию сельского хозяйства в развивающихся странах. «Пока правительства развивающихся стран не соблюдают обязательства по увеличению инвестиций в сельское хозяйство. Доля официальных программ помощи аграрному сектору снизилась с 19% в 1998 году до 5% на сегодня. Это транслировалось в продовольственные восстания, бунты в 2008 году, и до сих пор напряженная ситуация сохраняется», — заметил Жак Диуф, призывая правительства этих стран все же уделить больше внимания тем секторам, которые их действительно «кормят». Иначе этими секторами могут заняться другие.

В последнее время все чаще на различных международных сельскохозяйственных форумах говорят о захвате земель иностранными инвесторами. Это больше касается слабо развитых и развивающихся стран. В частности, все активнее проявляется китайский интерес к африканским странам. Константинос Карантининис отметил, что после 2007 года некоторые страны — крупные потребители сельхозпродукции, начали брать в аренду землю в развивающихся странах и производить продукцию для себя. Обычно эти сделки достаточно засекречены, лишь иногда появляется информация в СМИ. «Но является ли это проблемой? Глядя на возмущения общественности, можно сказать, что да, это проблема. Но я, как экономист, хочу сказать, что, с другой стороны, прямые инвестиции в сельское хозяйство не всегда отрицательны. В исследовании по Сенегалу говорится, что от этих прямых инвестиций выгоду получают не фермеры, а, как правило, безработное население, для которого работа на эти компании стала источником дохода. Эти малоимущие не хотят быть фермерами, как и многие городские жители не хотят быть предпринимателями. Есть категория людей, которым комфортнее работать за зарплату на предприятиях», — считает г-н Карантининис. А вот тезис о том, что все государства должны активнее проводить политику защиты социально уязвимых слоев населения, не оспаривал никто.

Абсорбировать шоки

Профессор сельскохозяйственной и прикладной экономики Университета Миссури Уильям Мейерс предполагает, что в ближайшее десятилетие мир претерпит очередной спад экономики. Цены на нефть останутся в диапазоне от 60 до 160 долларов за баррель. Сохранится спрос на зерновые, масличные. Причем цены на зерновые будут меняться скачкообразно, но среднегодовые значения будут на уровне 200 — 350 долларов за тонну пшеницы. С учетом различных факторов просчитано 500 различных сценариев. Профессор призывает избегать политических доктрин, которые конфликтуют с долгосрочными целями развития. «Когда правительство вдруг вмешивается и пытается регулировать рынок, обычно становится только хуже. Враг фермера — непредсказуемость и нестабильность. Правительствам не следует метаться, пытаясь экстренно решить проблему, связанную с колебаниями рынка. Вместо этого власть должна обеспечить сельхозпроизводителей инструментами для управления рисками, реализовывать программы безопасности для потребителей. Потому что эти вещи могут помочь абсорбировать шоки или внешние воздействия рынка. Вместо того чтобы вмешиваться в сам рыночный механизм, необходимо помогать потребителям и производителям противостоять этим факторам неопределенности и управлять рисками», — считает Уильям Мейерс.

Однако даже самые благие решения правительств могут вызвать непредсказуемые последствия. Слишком все взаимосвязано на рынке продовольствия. Учесть все последствия можно, применяя компьютерное моделирование. Так, компания Уильяма Мейерса готовит различные анализы для конгресса США, используя такое моделирование. «При различных вариантах развития событий мы просчитываем последствия, принимая во внимание не только политику в США, но и изменения в ЕС, ВТО. Модель состоит из множественных связей одних элементов с другими. Зачастую политики хотят что-то изменить, но при этом не задумываются о влиянии изменений на другие взаимосвязи. Имея наши оценки, им проще делать выбор. Это не означает, что политики выберут лучший вариант, но мы надеемся, что, как минимум, наша работа не позволит политикам принять идиотские решения», — надеется г-н Мейерс.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики