Недооцененный и недоразвитый

Финансовый лизинг никак не может перейти на новую ступень развития. По мнению отдельных участников рынка, этому мешает отсутствие регулирования. Другие игроки, напротив, считают, что зарегулированность сектора затормозит его рост

Недооцененный и недоразвитый

4 мая в Алматы состоялся круглый стол «Рынок лизинга в Казахстане: проблемы и пути развития», на котором представители лизинговых компаний (ЛК), Ассоциации финансистов Казахстана (АФК) и Налогового комитета обсудили текущее состояние рынка лизинга.

Открывая дискуссию, заместитель генерального директора «Эксперт РА» Павел Самиев указал на эффективность лизинга как инструмента финансирования обновления основных фондов предприятий МСБ, отметив, что рынок лизинга в Казахстане сужается. По итогам двух последних лет оборот лизинговых операций сократился более чем в два раза, притом что коммерческие участники рынка постепенно выходят из кризиса.

По мнению управляющего директора АФК Медета Сартбаева, торможение рынка лизинга — итог его экспоненциального роста (быстрого, безудержного увеличения. — «ЭК»). За десять лет развития лизинга была создана нужная инфраструктура, но не решены важные проблемы, в частности, лизинг должен поддерживаться государством, стать объектом адресной помощи. Для чего необходимо пруденциальное регулирование рынка лизинга, но не как составной части банковского сектора, а как отдельного субъекта, для чего следует разработать правила лицензирования.

Разбудить рынок можно

Формирование единых правил игры — системная установка, с которой нужно было начинать развивать лизинг, но которая почему-то не была реализована сразу. Причина, скорее всего, кроется в нынешней модели лизингового рынка. Изначально лизинг складывался как продолжение банковских услуг, когда банки в целях получения нового дохода стали выходить в смежную финансовую сферу — лизинг. Итогом стала концентрация банковских интересов в секторе лизинга: 90% всех работающих компаний — «дочки» коммерческих и государственных банков. Это наложило родовой отпечаток на все последующее развитие индустрии лизинга.

В привлечении ресурсов частный лизинг работал с материнскими банками, государственный — с государством. Раскрытие информации осуществлялось в рамках требований к банковским холдингам (лизинговые компании — не банковские структуры вообще не раскрывали информации, не было необходимости). Сам лизинг рассматривался скорее как финансовое посредничество, а не как отдельный привлекательный для инвесторов бизнес. Как следствие, потенциал казахстанского лизинга недооценивают ни государство, ни потребители, ни инвесторы, рынок не получает должное качественное развитие.

Дефицит недорогого финансирования и современных технологий заморозил рынок лизинга, это сказалось на его объемах и популярности. По статистике 2007, еще докризисного года, в Германии 41% всех предприятий предпочитали лизинг и лишь 28% банковское кредитование. В Казахстане другие цифры — банковскому кредитованию отдают предпочтение почти 100% предприятий: оно понятнее, к тому же у банков есть деньги. Инвесторы могут прийти в казахстанский лизинг, но их отталкивает непрозрачность рынка, отсутствие понятных условий работы.

Во время дискуссии многие представители лизинговых компаний указали на то, что корректная статистика на рынке отсутствует. Раньше статистику собирала АФК, но перестала это делать, поскольку почти треть компаний предоставляла недостоверные данные, искажающие реальную картину рынка, а некоторые вообще отказывались раскрывать информацию.

Присвоение агентством «Эксперт РА Казахстан» рейтингов лизинговым компаниям, безусловно, весомый инструмент оценки рисков, но одних рейтингов недостаточно. Выход из ситуации есть, считают представители ЛК, нужен регулятор, способный координировать и развивать рынок. «Мое личное мнение: надо было давно уйти под регуляцию, — заявил председатель комитета по финансовому лизингу Ассоциации финансистов Казахстана, председатель правления “Халык Лизинг” Эрлан Каржаубаев. — Сейчас нет единства среди лизинговых компаний. Это парадоксально — все являются членами АФК, но попытки прийти к единому мнению были неудачны».

И хочется и колется

Несмотря на то что необходимость регулятора признали все участники круглого стола, отношение к его компетенции у компаний различное. Основной вопрос — в полномочиях регулятора: чтобы собирать статистику, надзорный орган не нужен.

Председатель правления «БРК-Лизинг» Куаныш Избастин, выражая личную точку зрения по данному вопросу, заявил, что введение регулирования преждевременно. До 50% рынка лизинга занимают «дочки» госкомпаний, которые прозрачны. «Для “БРК-Лизинг” как для государственной компании наличие регулирования на рынке было бы плюсом, но говорить о создании регулятора по типу АФН, с введением ряда пруденциальных нормативов для еще молодого казахстанского рынка лизинга пока рано», — отмечает эксперт. По его мнению, процесс регулирования деятельности лизинговых компаний можно было бы начать с введения лицензирования на рынке.

В свою очередь управляющий директор компании «ТехноЛизинг» Татьяна Нам считает, что наличие регулятора приведет к дополнительному административному давлению на компании. По ее мнению, казахстанский рынок лизинга мал и наличие регулятора вовсе не фактор обязательного роста. Рынок должен быть открыт для инвестиций, иностранные инвесторы хотят прозрачности информации, но, с другой стороны, не хотят бюрократизации. Определяя регулятора, надо учесть интересы всех игроков рынка.

«Для нашей компании создание регулятора на рынке лизинга не является необходимой мерой, так как мы в своей деятельности руководствуемся внутренними строгими нормативами группы “Райффайзен”, — отметил генеральный директор Raiffeisen Leasing Kazakhstan Егор Журавлев. Тем не менее мы полностью поддерживаем идею регулирования рынка лизинговых услуг в Казахстане. Однако мы выступаем за создание саморегулятора по типу ФРС США. По нашему глубокому убеждению, только в этом случае можно добиться максимального положительного эффекта за счет заинтересованности самих игроков в продвижении лизингового механизма финансирования, что неминуемо приведет к развитию рынка в долгосрочной перспективе и сделает отрасль привлекательной как для инвесторов, так и для потребителей. Несомненно, что наличие определенных правил и требований к ведению бизнеса, соблюдаемых игроками, ведет к снижению рисков и повышению прозрачности, а значит, к улучшению условий фондирования и повышению уровня доверия к лизинговым компаниям в целом, что будет дополнительно стимулировать рост рынка в будущем».

«Регулятор будет устанавливать требования по размеру собственного капитала и достаточности капитала, определять провизии и лимиты. Крупные компании готовы принять определенные условия регулятора. Мелким компаниям регулятор ограничит деятельность, и в большей степени мы все боимся именно этого», — пояснил заместитель генерального директора «Сбербанк Лизинг Казахстан» Ерген Абдраманов.

«Вопрос регулирования — не в желании отсечь недобросовестных игроков, а привлекать ресурсы за границей, в том числе по облигационным займам, надо выстраивать рынок, чтобы он работал по правилам, понятным государству и игрокам, в том числе с точки зрения налогов, — парировал Эрлан Каржумбаев. — Регулирование не жесткие “прудики” по достаточности капитала, а решение имеющихся проблем. Частные компании, не входящие в банковские холдинги, могут уходить от налогов, не нанимать аудит, переманивать клиентов выгодными схемами оптимизации налогов и демпингом, что вредит рынку».

Отделиться и властвовать

Проблема рынка — невозможность прийти к консенсусу по поводу регулирования. Нет ясности целей при схожести проблем, компании не могут грамотно донести точку зрения до Минфина. В данный момент важно продумать механизм правильного донесения позиции рынка. «Не надо зеркально переносить систему регулирования АФН на лизинг. Она бюрократическая с точки зрения отчетности и соблюдения нормативной базы. У нас до сих пор нет системы оценки создания провизий. Давайте разработаем понятную и четкую систему регулирования как внутри рынка, так и с госорганами», — высказывались участники дискуссии.

По мнению Егора Журавлева, лучший вариант организации рынка заключается в саморегулировании. «Понятно, что регулятор не станет преследовать цель развития лизинговой отрасли, а сконцентрируется на выполнении надзорной функции, которая будет в основном заключаться в мониторинге соблюдения участниками рынка установленных нормативов. Как показал общемировой финансовый кризис, наличие регулятора в банковской сфере не предотвратило этот сектор экономики от угрозы дефолта, преодолеть который удалось только при помощи экстренного вмешательства путем вливания беспрецедентного объема ликвидности и даже национализации некоторых системообразующих финансовых институтов, — прокомментировал ситуацию г-н Журавлев. — Саморегулятор имеет преимущества перед регулятором, это потенциально эффективный инструмент лоббирования и защиты интересов отрасли в государственных органах, продвижения рынка на мировой арене, привлечения иностранных инвесторов, повышения квалификации и подготовки кадров, технического перевооружения и внедрения инновационных методик».

В принципе, данное предложение логично ложится в текущее нежелание игроков рынка уходить под конкретный госорган, так же как само государство пока не видит себя в роли регулятора лизинговых операций. «Когда мы пытались выяснить, кто хочет регулировать лизинговую деятельность, то оказалось, что ни один госорган в этом не заинтересован», — сказала директор департамента финансового сектора АФК Анель Утембаева.

«Учитывая текущую незаинтересованность правительства страны в создании регулятора лизинговой отрасли, а также молодость самого рынка и отсутствие сложившихся догматических традиций, имеются все предпосылки для воплощения в жизнь саморегулирующей организации в Казахстане. Например, в России, где количество лизинговых компаний составляет около 2 тыс. и практически любая возможность договориться на взаимовыгодных условиях внутри лизингового сообщества обречена на провал, — продолжал отстаивать свою точку зрения Егор Журавлев. — При этом всем необходимо понять, что основная задача саморегулятора заключается не в ограничении рынка путем введения каких-то жестких нормативов и выдавливания мелких игроков, а в стимулировании развития рынка и его очищении от недобросовестных участников».

В этой связи эксперт предложил всем лизинговым компаниям еще раз внимательно изучить аспекты работы саморегулирующей организации и сесть за стол переговоров, для того чтобы совместно определить цели и задачи СРО и условия переходного периода, то есть плавного и поэтапного введения нормативов и системы предоставления отчетности.

Круглый стол, проведенный рейтинговым агентством «Эксперт РА Казахстан», еще раз показал неоднозначность позиции лизинга в Казахстане. Государство из-за мелкой глубины рынка не очень заинтересовано в его развитии, хотя сейчас и ставится задача стимулировать спрос на лизинг за счет его участия в государственных программах развития страны.

Также сложно объединить участников рынка. Крупные компании «рвутся в бой», стремятся к росту за счет возможности получения зарубежного фондирования, что возможно при большей прозрачности сегмента. А более мелким коллегам выгодны нынешние свободные условия работы.

Скорее всего, развитие пойдет по уже накатанной на финансовом рынке схеме: крупные компании объединятся, а менее крупным придется либо примкнуть к ним, либо искать на рынке нишевых клиентов. Светлого будущего у них не будет.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики