Турпоток — ожидается

Туристическая отрасль будет оставаться в плачевном состоянии до тех пор, пока между министерствами и ведомствами, так или иначе регулирующими ее, не будет четкой координации

Турпоток — ожидается

Недавно, будучи в Алматы, президент Нурсултан Назарбаев поручил акимам Алматы и Алматинской области совместно с Министерством туризма и спорта и другими заинтересованными госорганами создать специальную рабочую группу по развитию в регионе туризма, «изучить международный опыт и в трехмесячный срок внести конкретные предложения».

Глава государства подчеркнул, что от того, насколько будет обеспечено качество и доступность услуг, будут складываться имидж и развитие туристической отрасли страны в целом. Поэтому в странах, делающих ставку на развитие туризма, обычно принимаются меры законодательного характера, стимулирующие развитие туристской инфраструктуры, в том числе существенными финансовыми льготами.

Президент РК отметил, что необходимо решать вопросы развития горнолыжного туризма. Если государство не будет строить дороги, подводить коммуникации, то нельзя рассчитывать на инвестиции. Для этого Министерству туризма и спорта необходимо разработать специальную программу.

Поручение, безусловно, нужное и правильно. Но в то же время напрашивается вопрос: неужели, принимая различные государственные программы развития туризма, ни разу никому в голову не приходило изучать международный опыт? И предложения, которые нашли отражение в этих программах, были не конкретными? В таком случае зачем эти программы принимались и в их реализацию вкладывалось такое количество средств?

Лебедь, рак и щука

Буквально в прошлом году закончила действовать программа развития туризма города Алматы на 2004—2010 годы. На ее реализацию только за четыре года (с 2005-го по 2008-й) было выделено 56 млн тенге. На реализацию же государственной программы развития туризма (рассчитанной на 2007—2011 годы) выделено более чем в тысячу раз больше — порядка 60 млрд тенге. Однако если учесть достаточно амбициозные задачи этой программы — довести количество туристов до 9,5 млн человек уже в этом году, то сумма вроде бы и небольшая. Кроме того, планировалось, что уже в этом году страна станет центром туризма Центрально-Азиатского региона и одним из крупнейших центров международного горнолыжного туризма. Но ни одна из этих целей достигнута не была.

В прошлом году, по данным Агентства РК по статистике, въездной поток составил 4,7 млн человек, в рамках же программы предусматривалось, что нашу страну посетят 6 млн туристов.

Правда, по словам экспертов, из этих 4,7 млн человек, въехавших в Казахстан в прошлом году, действительно туристов было немного. «Статистику ловко придумали, у нас туристами считают всех: трудовых мигрантов, а также тех, кто приехал сюда к родственникам. Создали даже такое понятие, как бизнес-туризм, хотя это те, кто приезжает за нашими нефтью, газом, минералами. Получается, что это не Министерство индустрии и торговли работает хорошо, а Министерство туризма. Во всяком случае, они разделили эти лавры. Турист — это человек, который приехал на отдых в нашу страну, а таковых не более одного процента от числа въехавших», — говорит исполнительный директор ТОО «KanTengri Expeditors» Даурен Валиев.

Стоит отметить, что государственная программа, которая реализуется в данное время, уже не первая, до нее была программа развития туристской отрасли на 2003—2005 годы. Потом — в 2005 году — туризм вошел в число приоритетных отраслей, которые планировали развивать кластерным методом. Но, несмотря на все это, Казахстану в целом и Алматы в частности далеко до статуса туристического центра мира. И вряд ли когда-либо мы сможем им стать по одной простой причине: туризм у нас воспринимается не как индустрия гостеприимства, а как способ зарабатывания денег буквально на пустом месте и удовлетворения собственных амбиций. «Туризм находится в окружении многих-многих ведомств — это и Комитет национальной безопасности, и Министерство транспорта и коммуникаций, и Министерство сельского хозяйства. И еще многие структуры, которые между собой не координируют с целью помощи туризму. По идее, этой координацией должно заниматься Министерство туризма, но этого нет. Министерство сельского хозяйства увлекается созданием национальных парков с целью установления там шлагбаумов и сбора денег. Министерство иностранных дел ставит всех иностранцев перед необходимостью лично являться за визой в посольство Казахстана, которое находится где-нибудь в столице. Естественно, никто в Казахстан не едет только из-за этого: кому захочется ехать из Эдинбурга в Лондон, чтобы показать свое лицо послу Казахстана, а потом снова возвращаться? Это стоит времени и денег. Если на этом этапе государство себя так ведет, то какое гостеприимство можно ожидать внутри страны? Естественно, это отпугивает. Хорошо, что новый министр немедленно отменил эту практику, но так было до недавнего времени», — рассказывает г-н Валиев.

Таким образом, многие министерства и ведомства, зачастую сами того не понимая, создают препоны для развития туризма. По мнению исполнительного директора KanTengri Expeditors, происходит это потому, что ни одному из этих ведомств не объяснили, что от него в том числе зависит развитие этой отрасли. «Чтобы они сотрудничали с туризмом, им надо было поставить какой-то индикатор качества работы, установить какой-то показатель, который бы демонстрировал, как хорошо они стараются для развития туризма, для имиджа страны. Возможно, общим бы был индикатор посещения туристов, есть увеличение — хорошо Министерство сельского хозяйства сработало, нет — значит, по этой статье у них двойка. Причем речь идет не о псевдотуристах — узбеках, киргизах, таджиках, а о тех, кто приехал сюда отдыхать», — продолжает он.

Бессистемная работа

В прошлом году было заявлено, что в имидживые проекты Казахстан вложит 1,5 млрд долларов. Кроме того, «в целях формирования привлекательного туристского имиджа Казахстана на мировом туристском рынке разработана целенаправленная программа по продвижению туристского потенциала Казахстана. Она предусматривает участие в международных туристских форумах, проведение выставок, ярмарок, размещение и трансляцию рекламных видеороликов на ведущих телеканалах мира, а также проведение инфотуров для представителей зарубежных СМИ и выпуск рекламно-информационной продукции».

Однако сколько бы сил и средств страна ни вкладывала в имиджевые проекты, все эти усилия нивелируются отсутствием четко выстроенного менеджмента. «Дело в том, что нет системы, нет правильного менеджмента. Многие думают, что Министерство туризма и спорта — это министерство развлечений. Но на самом деле туризм — это целая индустрия, охватывающая более 30 отраслей. Это огромный конгломерат, менеджмент в котором должен быть изощренным, умным, системным, образованным…» — уверен г-н Валиев.

Но вместо того, чтобы думать над тем, как устранить всевозможные препоны и развавать туризм, Министерство туризма идет по пути наименьшего сопротивления, развертывая глобальную PR-кампанию для создания имиджа страны. В итоге получается, что иностранец, узнавший о нашей стране и решивший сюда приехать, сталкивается с тем, что ему необходимо лично явиться в посольство Казахстана. Потом, уже по приезде, оказывается, что он должен еще и пройти обязательную регистрацию. И еще множество подобных примеров. Стоит ли после этого удивляться, что из общего количества посетивших Казахстан иностранцев повторно возвращается лишь10%.

Ограниченные ресурсы

Происходит это еще и потому, что, несмотря на расхожее мнение, наша страна не является очень привлекательной с точки зрения туризма. Единственный вид туризма, который может развиваться у нас достаточно хорошо, — это экотуризм. «У нас нет морских курортов, сохранившиеся архитектурные памятники разбросаны по территории республики, нет таких больших архитектурных ансамблей, как Самарканд или Бухара, нет дешевого шопинга, как в Китае или в ОАЭ», — считает Даурен Валиев.

Как отмечают эксперты, в Казахстане достаточно сложно составить программу активного отдыха на две недели, так как нет продукта, который можно было бы продать. «Природные ресурсы у нас крайне ограничены: горы составляют всего 10 процентов. Причем они заканчиваются за линией вот этих гор, которые мы видим из окон алматинских домов — дальше Киргизия. Но вместо того, чтобы использовать Киргизию (это прекрасная страна, там практически все горы Центрального и Северного Тянь-Шаня, там огромное озеро, множество рек и великолепных ущелий), мы ее отрезали, объяснив, что с ее стороны к нам идет угроза терроризма. В Райымбекском районе дорогу, которая ведет в Кыргызстан, перерыли, затянули все колючей проволокой. Но при этом забыли, что вместе с этим и перекрыли выход казахстанцев на Иссык-Куль и в Кыргызстан. Это выплескивание ребенка вместе с мыльной водой. Это не методы защиты от терроризма, это усугубление ситуации с экономикой. Причем как с той стороны, так и с этой. А вот как раз безработица оттого, что работы просто нет, и является почвой для терроризма и бандитизма», — уверен эксперт.

Туристы, приезжающие сюда, — это те, кто занимается специальным туризмом: горным альпинизмом или велоспортом, орнитологией, ботаникой. В основном эти виды туризма рассчитаны на специалистов, которые приезжают сюда ради того, чтобы увидеть определенные растения или птиц, и по большому счету им не важно, какая у нас страна.

В последнее время экотуризм набирает обороты во всем мире, рост числа людей, выбирающих экотуризм, составляет 10% в год. Но сможет ли этим воспользоваться наша страна — большой вопрос. Основной рост въездного туризма у нас наблюдался в 1999—2001 годах, после чего в отношении активного туризма, и в том числе экологического, роста не наблюдается.

«Наличие горной и пустынной местностей, разнообразие природных зон и ландшафтов обуславливают большой потенциал экстремального и экотуризма. Однако о перспективах то же самое сказать нельзя, так как надо учитывать экономические и социальные факторы», — считает один представитель одного из туристических агентств, пожелавший остаться неизвестным.

Если раньше одной из причин неразвитости въездного и внутреннего туризма игроки рынка называли отсутствие инфраструктуры, то теперь говорят о том, что она начала развиваться — строятся гостиницы, базы отдыха и т.д. Однако пока это развитие носит скорее хаотичный характер. «Удручающее впечатление производит, к примеру, Большое Алматинское ущелье — единого плана застройки нет, поэтому каждый инвестор строит то, что ему захочется. Я думаю, что застройку таких уникальных природных объектов вокруг мегаполиса должен контролировать главный архитектор города. В таких местах нужно выдерживать определенный стиль. Возможно, это такой период роста и все отрегулируют рыночные механизмы — в плохие отели перестанут ездить, в хорошие будут», — считает г-н Валиев.

Одним из стимулов более скорого развития инфраструктуры могли бы стать преференции и льготы для бизнесменов от туризма. Возможно, после личного поручения главы государства наши чиновники озаботятся развитием этой отрасли. Но даже если это произойдет, без взаимодействия власти с бизнесом будет сложно говорить о реальном развитии этой отрасли.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности