Персонажи, места, предметы

Персонажи, места, предметы

Абай — наш мировой классик

Абай — признанный казахский поэт №1 не по количеству томов. Хотя сделано им в литературе немало: около двух сотен стихов, несколько поэм, свыше полусотни переводов. Его первенство — в том гуманистическом импульсе, под действием которого до сих пор развивается казахская литература и философия. Уже для своего времени Абай был больше, чем литератор, — просветитель, сурово и честно критикующий соотечественников. «И это народ, к которому мы тянемся душой?», — с унынием вопрошает он в одном из своих 45 Слов назидания. Тем не менее сам феномен Абая, все его творчество — это и есть искренняя вера в народ, давший миру этого гения, космополита и патриота.

Валиханов — первый интеллектуал

Чингисид и русский офицер Чокан Валиханов прожил свои 30 лет максимально емко. Представитель плеяды известных путешественников и ориенталистов своего времени вроде Петра Семенова-Тянь-Шаньского и Григория Потанина, в истории Казахстана Валиханов — первый ученый и интеллектуал, короткая жизнь которого была наполнена увлекательными приключениями, знаменитыми друзьями и интересными исследованиями. Его труды изучены досконально, а имя стабильно популярно и у следующих поколений интеллектуалов, и у власти.

[inc pk='1319' service='media']

Колпаковский — туркестанский генерал

Судьба Герасима Колпаковского, одного из немногих полных генералов Российской империи, была бы не столь примечательна, не попади он в Среднюю Азию. Только здесь можно было сделать фантастическую карьеру, командовать немногочисленными отрядами и громить шестнадцатикратно превосходящего противника, брать старые крепости и строить новые. Колпаковский — типичный представитель неповторимого типа туркестанских генералов, о которых восторженно писал Николай Гумилев. Их успех обусловил историю Средней Азии и Казахстана в дальнейшие сто с лишним лет — переживать победы и поражения вместе с Россией.

Мустафа Чокай —политик-легенда

Когда сын уважаемого судьи Мустафа Чокай окончил знаменитый юрфак Санкт-Петербургского университета, было уже понятно, что его ждет судьба политика и публициста. Вскоре он стал основателем Туркестанской (Кокандской) автономии — одной из первых буржуазно-демократических республик на обломках Российской империи, но большевики не дали Чокаю засидеться в чиновниках. Судьба приготовила ему странствия и лишения, но, несмотря на все, он оставался собой — последовательным критиком советской власти сострадательным соотечественником и нежным мужем. Теперь он больше, чем личность, он легенда, о которой снимают фильмы.

[inc pk='1320' service='media']

Сатпаев — отец науки

Каныш Сатпаев прожил всю жизнь, как и положено настоящему ученому, — преодолевая всевозможные трудности. В молодости он боролся с туберкулезом, болезнью, мешавшей ему учиться в институте. Он уже был опытным геологом, когда коллеги пророчили его экспедиции провал в джезказганской степи, а Сатпаев открыл там крупнейшую медную провинцию. Позже ему придется не менее упорно работать над тем, чтобы началась разработка рудника Джезды, восполнившего дефицит марганца, необходимого для оборонки воюющего СССР. Позже академик Шафик Чокин признавался, что Сатпаев был для него «примером одержимости в науке».

[inc pk='1321' service='media']

Кунаев — лучший партиец

1-й секретарь ЦК Компартии Казахстана Динмухамед Кунаев остался в истории в первую очередь созидателем. За 24 года его руководства Казахстаном страна окончательно стала индустриальной, массово обзавелась больницами и школами. Он дружил с начальством и был у него в почете. Кунаев был снисходителен к подчиненным и снискал их искреннее уважение. Политическая биография Кунаева — это история хорошего человека у власти, которая теряла силу и эффективность, но не прекращала закручивать гайки.

[inc pk='1322' service='media']

Назарбаев — первый президент

Когда в 1989 году Нурсултан Назарбаев возглавил Казахстан, вряд ли кто-то мог предполагать, что в истории он останется не только как второй металлург (после Кунаева) на первом посту, но и как первый президент КазССР и независимой РК, автор общественно-экономической модернизации страны и основатель новой столицы. Успех Назарбаева обеспечили его природная открытость, общительность, умение сохранять баланс и предпринимать нестандартные компромиссные решения. За более чем двадцатилетнее правление он нажил много противников, но сумел ни с кем не поссорить свою страну.

Дешт-и-Кипчак — среда обитания

Пространство, раскинувшееся от устья Дуная до верховий Иртыша, — это не просто степь, это Великая степь. Средневековые персидские летописцы называли ее Дешт-и-Огуз по имени племени-гегемона, потом за степью утвердился топоним Дешт-и-Кипчак, который в разных источниках звучал по-разному: Половецкая степь (в русских), Кипчак даласы (в казахских). Именно на лоне этой степи возник азиатский номадизм, выпестовавший грозные империи, и в ее условиях происходила самая масштабная мировая экспансия — с Востока на Запад.

[inc pk='1323' service='media']

Туркестан — священная столица

Этот город стал средоточием духовности и героической истории не только Казахстана, но и всей Средней Азии. Паломничество сюда называют «малым хаджем», ведь Туркестан славен мусульманскими святыми, самый известный из которых — Ходжа Ахмед Ясави, живший в XII веке. В XVI веке этот древний город стал столицей Казахского ханства и резиденцией ханов, а также местом проведения народных собраний степняков. В XX веке Туркестан стал одним из первых городов Казахстана, к которому протянули железную дорогу, заработавшую в 1906 году.

Аныракай — поле правой брани

Поздняя весна 1729 года стала победной для казахских воинов, одержавших верх в одном из самых масштабных сражений своей истории — Аныракайской битве, которая стала стратегической победой над джунгарами, накал борьбы с которыми к этому периоду достиг пика. Годом ранее казахи одержали победу над агрессорами у реки Буланты, и то дело получило в народе название «калмык кырылган» — место гибели калмыков. Но именно Аныракайское сражение окончательно перевернуло ход казахско-джунгарской войны 1723—1730 годов, называемой историками Отечественной — казахи начали освобождать Семиречье.

Ханская ставка — город-государство

Это был первый город, ставший воплощением идеи казахских султанов сделать государство по западному образцу. Основанная султаном Джангиром в 1826 году ханская ставка была первым городом, основанным казахами уже в составе России. Султан-реформатор, получивший западное образование, попытался создать европейский город в степи между Уралом и Волгой. В городке заработала первая в крае светская русско-казахская школа, были возведены две мечети, врачебный пункт, аптека, тюрьма, торговые лавки, первое казначейство и, конечно, ханский дворец с 23 комнатами. Сегодня Ханская ставка — это небольшой поселок Урда, практически целиком ставший музеем.

[inc pk='1324' service='media']

Караганда — родина промышленности

История Караганды — это история угля, который так же, как и нефть, имеет право называться «кровью промышленности». Среди краеведов бытует мнение, что само имя городу дало сочетание казахских слов «черная (густая) кровь» — будто именно таким показался уголь пастушку Аппаку Байжанову, обнаружившему здесь богатство недр, которое прославит это место. Но именно на угле в 1856 году здесь заработало первое промышленное предприятие страны (Спасский медеплавильный завод), а к середине XX века здесь сложился металлургический кластер.

[inc pk='1325' service='media']

Оренбург — первая столица

Этот трижды основанный город был призван стать российским форпостом на Востоке, но стал казахской столицей на Западе. Из крепости, выдержавшей Крестьянское восстание под предводительством Емельяна Пугачева, к середине XIX века Оренбург превратился в центр торговли со Средней Азией. Политическую значимость он вернет на короткий революционный период в начале XX века, став местом проведения двух Всеказахских съездов и первой столицей Казахской автономии. И хотя в середине 1920-х в ходе территориального размежевания Оренбург достался РСФСР, в истории навсегда останется факт, что первая столица Казахской республики находилась в Европе.

[inc pk='1326' service='media']

Астана — новая столица

В 1997 году президент Нурсултан Назарбаев решил перенести столицу из южного Алматы в северную Акмолу, которая для еще большей ясности была переименована в Астану. Десяток объективных мотивов переноса столицы можно было зачеркнуть одним субъективным — создание новой страны лучше начинать со строительства новой столицы. Этим путем когда-то пошли Россия, США, Канада и Бразилия. Морозная и ветреная Астана стала равно близкой для казахстанцев из всех регионов, которые строили на левом берегу Ишима новый город. И без него Казахстан уже немыслим.

[inc pk='1327' service='media']

Тулпар — средство передвижения

Конь для кочевника был всегда больше, чем домашнее животное. Он — обязательный элемент бытия, неотъемлемая часть номада как личности. Несмотря на то что первичная роль мифического скакуна-тулпара — транспорт, но, как и греческий крылатый Пегас, тулпар — это и источник вдохновения творческих личностей. Тулпары изображены на гербе РК, символ популярен среди казахстанских бизнесменов и спортсменов. А еще этим именем назвали первый скоростной поезд между Астаной и Алматы. Притом что стоимость билета на этот поезд чуть дешевле авиабилета, казахстанским железнодорожникам еще долго придется доказывать, что «Тулпар» — это не роскошь, а средство передвижения.

[inc pk='1328' service='media']

Юрта — дом кочевника

Философы со знанием дела называют юрту квинтэссенцией многовековой истории казахов. И действительно, появившись около 3 тыс. лет назад, юрта эволюционировала вместе с кочевником, погибла с гибелью кочевого хозяйственно-культурного типа и возродилась как символ торжественной роскоши традиционалистов. Юрта (по-казахски киіз үй) и ее элементы содержат массу символов: хаос и космос (гармония), микро- и макрокосм, мужское и женское начала бытия. Юрта долго была административной и фискальной единицей, перед тем как окончательно стать преимущественно этнографическим объектом.

Домбра — поэтический инструмент

Как и юрта, домбра (по-казахски домбыра) — творение общее для кочевой цивилизации. Ее разновидности есть у всех тюркских народов. Так же незначительно, как названия, разнятся их этимология и легенды о возникновении инструмента. Особенный путь домбры в казахской культуре обусловил кюй — оригинальная поэтико-инструментальная форма. Напомним, что иной поэзии, кроме как музыкальной, у казахов до XIX века не было. Именно кюи, дошедшие до нас от легендарных исполнителей прошлого, сегодня являются музыкальной визитной карточкой страны и звучат в РК везде — от приемов на высоком уровне до рядовых презентаций.

[inc pk='1329' service='media']

Кошма — инаугурирующая материя

В Казахстане материя первична и эта материя — кошма. Именно кошма (по-казахски киіз) дала имя дому кочевника, укрыв его от резко континентального климата евразийских степей. За долгое время использования кошма, которую валяют чаще всего из овечьей шерсти, показала себя не только как прекрасный хранитель тепла. Сегодня плотная материя, ограничивающая доступ кислорода, входит в пожарный инвентарь. В Средневековье кошма исполняла еще одну функцию — инструмента для инаугурации. Вступление хана в должность сопровождалось ритуалом хан көтеру: избранного лидера кочевая элита усаживала на белую кошму лицом к Мекке и трижды поднимала над головой.

Кумыс — классический напиток

Если Казахстану придется доказывать, что он — родина кумыса, дискуссии, скорее всего, не докажут нашего первенства: этот общий для номадов напиток из кобыльего молока был известен соседям евразийских степняков за полвека до нашей эры и с тех пор в популярности только приобретает. Если верить источникам, кумыс был основой летнего пищевого рациона казахов, а с XIX века становится популярным лечебным средством, а кумысолечебницы — санаториями. Ныне история напитка выходит на инновационный уровень: недавно казахстанские ученые разработали технологию сухого кумыса.

Зерно и нефть — продукты оседлости

Российский и советский периоды истории Казахстана принесли не только горести колониализма, седентаризации и репрессий. В этот период фактически была создана модель экономики, работающая до сих пор. Тогда же оформились новые конкурентоспособные экспортные товары степи: к скоту добавились зерно и нефть. По этой аналогии можно условно разделить важнейшие казахстанские продукты на богатства земли и богатства недр.

[inc pk='1330' service='media']

Байтерек — стержень миров

Астанинский монумент Байтерек получил свое название от мифического древа жизни у стыка миров. В кроне древа птица Самрук откладывает яйцо-солнце, которое съедает дракон. И сам по себе образ говорит о дуализме бытия и всепобеждающей силе жизни, но в Байтереке, выстроенном по чертежам британца Нормана Фостера из карагандинской стали, многоуровневая семантика: он еще и символ Астаны, которая сама есть образ нового Казахстана. Байтерек, в народе шутливо называемый «чупа-чупсом», завоевал популярность: он изображается на купюрах, в уменьшенных масштабах конструкция копируется в казахстанских регионах. А еще распространяется к соседям: казахстанцам Байтерек наверняка встречался в одной из столиц наших региональных соседей.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики