Истоки национальной демократии

Движение «Алаш» первым предприняло серьезные политические и организационные шаги к современному национальному демократическому государству. Однако полностью удалась лишь гуманитарная миссия алашевцев

Истоки национальной демократии

Давно известно, что прошлое не содержит готовых рецептов для решения конкретных злободневных проблем — оно способно, как минимум, подсказать образованной и думающей части общества, чего и каким образом делать не следует, а также дать пример прежде всего нравственный и психологический. При этом принципиально важно понимать, что хрестоматийный постулат о невозможности настоящего и будущего без прошлого означает в том числе и ответственное отношение к анализу исторических явлений, событий и персонажей, а не перманентные необольшевистские попытки развенчать и изобличить то, что совсем недавно безудержно идеализировали, и с тем же некритическим азартом возвышать ранее отринутое.

В этом плане история движения «Алаш» — одна из самых ярких и волнующих страниц нашего прошлого. Столь пристальное внимание современников к событиям и персонажам национальной истории начала прошлого века вполне оправданно. В XX веке народы Евразии, объединенные в Российской империи, а затем в СССР, вынесли испытание четырьмя революциями. При этом герои и участники «Алаш» прожили, пережили и во многом буквально проделали первые три — 1905—1907 годов, февральскую и октябрьскую 1917 года. Нам «досталась», надеюсь, последняя — конца 1980-х — начала 1990-х годов. Уже эти факты из истории «Алаш» объясняют ее принципиальный смысл.

Консолидация на фоне разрухи

Как в нараставшем от революции к революции кровавом ожесточении лидерам «Алаш» удалось не разрушить свой нравственный и идейный стержень, сохранить верность базовым принципам, не поддаться коварному искусу властных амбиций и тщеславия и стать для нас безусловным образцом патриотизма, бескорыстия и преданности национальному долгу? Почему в последней революции, не менее жестокой по проявлениям и разрушительным последствиям, современным поколениям пришлось испытать горечь глубочайших разочарований в способности каждого из нас доказать приверженность справедливости, состраданию и милосердию, личную ответственность за происходящее вокруг, способность противостоять лжи, мздоимству, не поддаться соблазну корыстного и алчного обогащения за счет окружающих, манкой карьере властей предержащих?

Безусловно, и в эпоху трех революций разруха, отчаяние, озлобление, социальная демодернизация порождали противоречивые эффекты. Революция и гражданская война вывели на авансцену множество ярчайших личностей и вполне мелких людишек — преданных Родине и жаждущих славы и власти любой ценой, людей чести и карьеристов, отважных и трусливых, милосердных и бессмысленно жестоких, романтиков, авантюристов и циников… Претенденты на лидерство в каждом из регионов великой страны вместе с ней прошли через жесточайшие испытания, определившие нашу историю в XX веке и сохраняющие глубинное влияние на наше самосознание и поведение.

Немногочисленная казахская интеллигенция начала XX века, трудившаяся на ниве народного образования и просвещения, науки и литературы, социально-правовой сферы, закономерно стала тем критически мыслящим центром сосредоточения вековых надежд, устремлений и ценностных ориентиров, которые составляли существо духовной жизни казахского общества, выражали самые острые проблемы его жизнедеятельности. Просветительские инициативы будущих алашординцев (лидерами движения были Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсынов, Мухамеджан Тынышпаев, Миржакып Дулатов), создание периодической печати, решительное включение в политическую борьбу в составе социалистических, либеральных, мусульманских организаций, партий и движений, уникальный по богатству и разнообразию опыт сотрудничества с многочисленными общественными деятелями, учеными и политиками дали замечательные плоды. Через попытку создать самостоятельную партию, через бурные дебаты в первой национальной газете «Казах», через короткий опыт парламентаризма и многотрудную практику защиты народных интересов в страшном 1916 году сформировался замысел и развернулась масштабная деятельность по созданию общенациональной партии как наиболее подходящего инструмента этнополитической консолидации общества.

Модернизация как главная задача

Среди наиболее значимых задач модернизации, которые составили программу «Алаш», — трансформация экономических основ жизнедеятельности казахов, их традиционного хозяйства: определить масштабы, темпы, условия адаптации к рыночным условиям, баланс между кочевым скотоводческим, оседлым скотоводческим и земледельческим типами организации. Кроме того, лидеры движения стремились создать политико-правовую базу для реализации особо чувствительных нужд и запросов в сфере свободы вероисповедания, прав личности и гражданина, национального равноправия в полном объеме. В числе задач было и радикальное повышение грамотности, развитие национальной школы, формирование современной общей и особенно политико-правовой культуры; включение элиты и широких масс в реальный политический процесс через представительные органы, политические партии и общественные организации, органы управления и самоуправления. Важно отметить, что широко образованные лидеры зарождавшейся партии сумели предложить наиболее адекватную в тех условиях систему мер, творчески используя лучшие теоретические и идейные наработки, имевшиеся тогда в арсенале общественно-политической мысли.

Да, создать полноценную партию, влияющую на политический процесс, не удалось — слишком стремительно менялась ситуация, еще недостаточным был ресурс необходимой массовой политико-правовой культуры выстраивания каркаса демократической гражданственности. Провозглашение автономии в 1917 году стало естественным и логичным результатом пересечения объективных обстоятельств и идейно-политического проекта, главным средством осуществления названных задач на основе революционной матрицы.

Представления о типе национально-государственного образования казахов, его месте на евразийском геополитическом пространстве, объединяемом Российской империей и после ее развала Российской демократической федерацией, полномочиях и статусе складывались по мере развития политической ситуации и под ее воздействием, сохраняя стержень — идею модерной национальной (гражданской), но не моноэтничной казахской автономии. Заслуга лидеров «Алаш» заключается в оперативной и адекватной вызову времени перестройке идейно-организационных основ и проведении последовательного курса на защиту интересов своего народа. Шаг за шагом прослеживая проекты и решения, действия и поступки руководства и участников «Алаш» в условиях революции и гражданской войны, мы получаем самые убедительные свидетельства высокой адаптивности движения к экстремальным историческим обстоятельствам, динамизма и приверженности легитимным методам политического действия.

Стремительный рост социальной мобильности общества в 1917—1920 годах обнаружил способность алашевцев пластично реагировать на изменчивую политическую погоду, создавая адекватные обновлявшимся условиям этнополитические институты и выстраивая в соответствии со стратегическим автономистским замыслом отношения с управленческими структурами центра, динамично менявшего расположение и лидеров (Москва — Сов­нарком во главе с Владимиром Лениным, Самара — Комуч с Владимиром Вольским, Омск — Временное Сибирское правительство с Петром Вологодским, затем Временное Всероссийское правительство с Александром Колчаком), отношение к вопросу о типе государственного устройства России.

С правыми и левыми

Автономисты при всех обстоятельствах проявляли достаточную гибкость, предлагая самые разнообразные варианты взаимоотношений с центром — от признания власти Советов при сохранении в крае земского самоуправления на переговорах с Лениным и Сталиным до договорных отношений с Комучем или Сибирской автономией, а затем включения в состав последней и даже утверждения должности Главноуполномоченного правительства Колчака по Алаш-Орде на правах генерал-губернатора или с правами статс-секретаря Индии. При этом в основе любого из возможных проектов лежала главная идея и цель — создание политических институтов для самоопределения и социального прогресса казахов в русле мировых тенденций и исторических прецедентов национальной демократии.

Образование Казахской Автономной Советской Социалистической Республики (КАССР) было принципиально важным для настоящего и будущего казахской государственности. Понимая это и сохраняя к тому же громадный идейно-нравственный и социальный авторитет, алашординцы прямо и опосредованно продолжали влиять на общество и элиту, вовлеченную РКП(б) в советское нациестроительство. Недаром глава правительства Виктор Радус-Зенькович заявил на I Казахстанской партконференции в 1921 году, что Букейханов — «лучший знаток края». «…Его влияние, может быть, имеет и далее влияния рядового технического работника, но он так быстро ориентируется в местной обстановке, что оказывает большую помощь. Он настоящий энциклопедист по части киргизского быта, истории края вообще. Никакие книги не могут его заменить. Побольше бы нам таких работников, — вряд ли такая оценка могла понравиться бескомпромиссным борцам с антисоветчиками, поэтому, видимо, он тут же он предусмотрительно добавил: — Конечно, при условии непосредственного нашего присмотра и руководства». Члены «Алаш» всемерно участвовали в становлении республики, добиваясь максимально возможной реализации этнополитической организации, более эффективного использования потенциала социально-экономической и культурной модернизации казахского общества.

Достаточно напомнить, что Алимхан Ермеков возглавил представительство Киркрая в Москве, Халел Габбасов был уполномоченным КирВРК при Сибревкоме, Бийахмед Сарсенев — сотрудником краевой комиссии по созыву учредительного всеказахского съезда, Валидхан Таначев — завподотделом законодательных предложений КирВРК, Асфендияр Кенжин — заввнешкольным отделом КирВРК. Бывшие алашординцы занимались сбором историко-статистических, экономических, этнографических и картографических данных и материалов для определения границ автономии.

Но примерка советских стандартов лояльности для алашординцев оказалась неудачной. Они не смогли продиктовать свои условия «портному», и лишь немногие, да и то на короткое время, с напряжением втиснули свои оригинальные и самодостаточные характеры в жесткие рамки предписаний власти. Она же в свою очередь еще не могла отказаться от услуг ненадежных интеллигентов. Более того, этнокультурное своеобразие и разнообразие не только элиты, но и в целом национальных общностей бывшей империи вынуждало «портного» так или иначе модифицировать лекала, по которым выполнялись социально-инженерные проекты в автономиях.

Отличительная черта — толерантность

История «Алаш» да и все политические и этнокультурные события начала XX века в Казахстане подтверждают, что важнейшими факторами развития и функционирования государственных институтов являются, в частности, взаимоотношения (в том числе и соперничество) элит, для которых этническая идентичность служит серьезным ресурсом, помогающим утвердить власть; отношения между элитами и государством, когда последнее при определенных условиях поддерживает укрепление этнической общности или, наоборот, подавляет ее развитие. Так, большевики рассматривали институционализацию автономий как средство снижения надклассовой привлекательности национализма, а укрепление национального статуса — как проявление исторического прогресса.

Однако этнополитическое самоопределение потребовало сильного централизованного государства и в то же время обеспечения эффективного разделения власти и постоянных договоренностей между центром и субъектами самоопределения. Это наглядно демонстрируют взаимоотношения центра и казахских деятелей в 1920-е гг. в ходе полемики о статусе, полномочиях и предметах ведения, говоря современным языком, федерального центра и субъекта РСФСР — КАССР. Однако отрицание господствовавшего политического режима и соответствующей идеологии в связи с распадом СССР не должно служить оправданием для забвения всей многозначной и разнообразной социокультурной практики, из которой складывалась повседневная жизнь каждого человека в огромной державе, независимо от официально поддерживаемых установок. Совместные труд и творчество, профессиональные занятия и увлечения, взаимный обмен уникальным социально-хозяйственным и культурным опытом, скрепленные суровыми испытаниями дружба и товарищество, любовь и семья, единственная и неотъемлемая от гражданского понимания и этнического самосознания Родина служили мощным основанием объединяющего всех патриотизма. Они же дали самый сильный импульс для формирования многоэтничных национальных государств в конце XX века. Поучительно, что толерантность (в этническом, конфессиональном, общекультурном плане) была органичным свойством алашординцев.

Алашевцы были преданы тем вечным ценностям, в которых сегодня мы нуждаемся больше всего: любовь к Отечеству и своему народу, бескорыстие, честность и честь, уважение к труду и знанию, верность долгу, жертвенность во имя высоких идеалов.

Трудно переоценить великую гуманитарную миссию, реализованную в те годы бывшими алашординцами, их учениками и сторонниками. Несмотря на многолетние запреты и очевидные потери части их наследия в условиях сталинизма и вплоть до реабилитации в новейший период, именно они создали и упрочили многие основы для беспрецедентного культурного прогресса казахского общества в XX веке. В условиях гласности и постсоветской демократизации это обеспечило быстрое возрождение национальной памяти общества и трепетное отношение к своим предшественникам современной казахской интеллигенции.

Уроки «Алаш»

Конечно, политический опыт «Алаш» напрямую связан с уникальной историей казахской государственности. Чему он учит нас? Детально выверять и соотносить этнополитические цели и инструменты с коренными интересами народа, приоритету правовых и легитимных способов политической деятельности, искусству взаимодействия с разными политическими силами, умению находить баланс между внешними и внутренними факторами государственного строительства.

Модернизация экономики, правовая база, способная реализовать нужды и запросы граждан, равноправие, согласие и мир, на котором алашевцы настаивали всегда, культурный прогресс нации, привлечение не только элиты, но и широких масс к политическим процессам посредством включения в представительные органы, общественные структуры — эти идеи остаются актуальными. Они должны и, очевидно, являются основой для движения Казахстана и любой современной страны навстречу прогрессу.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики