Неутомимое постоянство

Казахстан в 2050 году будет не утерявшим реальный суверенитет стабильным светским государством, эффективно использующим природные ресурсы. Правда, экономической диспропорции в развитии регионов избежать не удастся

Неутомимое постоянство

Казахстан и его народ пережили непростую историю, которая зачастую была к ним чрезмерно сурова. География и климат распорядились так, что издревле людям, населявшим эту землю, приходилось бороться за выживание. В дальнейшем к неблагоприятным природным условиям прибавилась борьба с многочисленными противниками. Казахстан пережил крушение многих эпох и цивилизаций. Самым мучительным было расставание со старой кочевой идентичностью. Тем не менее многие ее символы живы до сих пор. Последнее крушение имело место совсем недавно — в 1991 году. Оно до сих пор отдается болью в сердцах людей, воспитанных на идеях равенства, справедливости и братства.

Но история не терпит отстающих, а время неумолимо идет вперед. Сегодня Казахстан пытается решить сразу несколько задач: модернизироваться — технически, идеологически и морально, построить национальное государство и вписаться в глобализацию. Эти цели тесно связаны между собой и порой противоречат друг другу.

Никуда без лидера

Являясь переходной зоной как в человеческом, культурном, так и в географическом плане, Казахстан сегодня представляет продукт неординарного синтеза между различными способами хозяйствования, подчинявшего себе кочевое скотоводство номадов, оседлое сельское хозяйство и промышленное освоение сырьевых ресурсов. Наконец, он соединяет различные космогонические и религиозные представления (шаманизм, ислам и христианство) с некоторыми политико-социальными конструкциями, включающими или исключающими традицию и современность. В результате во внутреннем устройстве Казахстана в полной мере отразилось его оригинальное состояние, вытекавшее из синтеза европейской модели, трансплантированной из России, и внутреннего тюрко-мусульманского стержня, сохранявшегося в традиционной сфере. Все это создало полиэтнический, мультиконфессиональный характер казахстанского общества.

Современный Казахстан — это страна, успешно избавляющаяся от негативных элементов советского наследия, строящая открытое и демократическое общество, светское и либеральное по своему духу. Мы уже выходим из транзитной фазы, и пока экономические реформы опережают политические. Сталкиваясь со многими проблемами и трудностями, Казахстан и его политическая элита научились их решать, и это следует признать главным достижением постсоветской эпохи. Следующая неизбежная задачей, стоящая перед новым казахстанским политическим классом, — консолидация общества.

Единственным выходом в плане укрепления унитарности Казахстана и его политической стабильности стала комбинация модели унитарного государства с сильной президентской властью. История казахской степи полна примеров, когда внешняя угроза сплачивала нацию и вела к национальному и ­государственному единству. Подобная ситуация существует и сейчас. Политическая элита объединена общими интересами сохранения государственного суверенитета и территориальной целостности страны. Казахстанские политики действуют очень прагматично и избегают любой идеологической конфронтации.

Но, несмотря на позитивный психологический настрой молодой казахстанской нации, ее достижения в строительстве новой государственности и успешной экономики, многое внушает тревогу. Казахстан, расположенный в центре Евразии, по-прежнему окружен непростыми соседями, и некоторые из них — гиганты. Будучи страной среднего масштаба, он вынужден реагировать на любые, даже самые малозаметные движения своих соседей.

Китайцы не съедят

Что же будет дальше? Можно предположить, что Казахстан будет проводить прежнюю, зарекомендовавшую себя политику: внутреннюю, направленную на сохранение стабильности любой ценой и поступательное плавное социально-экономическое развитие; внешнюю — поддержание сбалансированного курса и продолжение многовекторности в новых геополитических и геоэкономических условиях.

В ближайшие 10—15 лет особенных изменений не произойдет. Маловероятно, что в республике приживется развитой многопартийный парламентаризм. Против этого историческая традиция, ментальность населения и элиты, а также постоянная угроза политической дестабилизации. Таким образом, и в будущем основой политической системы останется сильная персонифицированная власть, соединяющая в себе исполнительное и законодательное начало и олицетворяющая принцип государства. Однако все это не исключает вполне открытых и состязательных президентских выборов (возможно, на партийной основе).

Прежние тесные связи между Россией и Казахстаном будут постепенно ослабевать, хотя обе страны останутся близкими партнерами. Со временем Казахстан выйдет из российского информационного пространства и из-под культурно-языкового доминирования. Россия превратится просто в соседнее дружественное государство, отношения с которым будут овеяны добрыми воспоминаниями. На гуманитарном уровне будут сохраняться близкие контакты, так же как и в сфере экономики.

На базе ЕврАзЭС и Таможенного союза удастся создать достаточно прочный экономический союз, ядром которого будут Россия и Казахстан. Но перейти к политическому союзу не удастся. К власти в Москве и Астане придут новые поколения политиков, для которых советская эпоха и советское единство останутся далекими воспоминаниями.

В Центральной Азии Казахстану удастся сколотить некое подобие центральноазиатского союза, но это будет крайне хрупкое образование. Наши соседи будут постоянно сталкиваться с экономическими, технологическими, демографическими и экологическими проблемами. Поэтому Астана выберет стратегию выборочного сотрудничества. То есть активно кооперироваться и интегрироваться только в тех областях, которые представляют для Казахстана непосредственный интерес — энергетике, управлении водными ресурсами, транспорте и т.д.

Опасения относительно того, что экономическая мощь ­Китая может поглотить Казахстан и весь регион, скорее всего, не оправдаются. К 2020 году поступательное экономическое развитие КНР начнет буксовать, экономический рост резко замедлится, обострятся социально-политические проблемы. Как и в прежние эпохи, Поднебесная начнет замыкаться в себе, сворачивать международное сотрудничество и свои внешние связи.

Нарастающий энергетический голод человечества во второй четверти XXI века и нехватка природных ресурсов приведут к нарастающей регионализации планеты и фактически к сворачиванию процесса глобализации. С другой стороны, регулярные технологические рывки позволят человечеству избегать серьезных кризисов и конфликтов. В этой ситуации Казахстан займет относительно благоприятное положение: располагая богатыми естественными ресурсами и крупной территорией, целостными экосистемами и сравнительно небольшим населением, республика сможет обеспечивать своему населению относительно высокий уровень жизни, вполне сравнимый со среднеевропейским.

Основные технологии Казахстан будет получать с Запада, прежде всего от ЕС, с которым у Астаны сложатся специфические отношения. Вместе с Россией Казахстан получит статус стратегических партнеров ЕС, подразумевающий привилегированное партнерство. Евросоюз и российско-казахстанский тандем будут тесно сотрудничать в таких областях, как энергетика (в том числе атомная), транспорт и коммуникации, развитие сельскохозяйственных и экологических технологий, и по ряду направлений — в сфере информационных и высоких технологий.

Американцы постепенно уйдут из Евразии с завершением конфликтов в Афганистане и Ираке. После установления стратегического консенсуса между США, ЕС и НАТО, с одной стороны, и Россией и странами СНГ (возможно, с участием КНР, ШОС и Индии) — с другой, геополитическое влияние Америки в Евразии свернется до минимального уровня, однако США сохранят тесные отношения с рядом государств, в том числе и с Казахстаном.

Постсоветское пространство уже никогда не вернется в прежнее единое состояние, но и не разорвется на фрагменты, притягиваемые другими геополитическими полюсами. Внешнее давление (как в случае с неразвитым югом), заинтересованность в природных ресурсах своих соседей по СНГ, взаимная зависимость в транспортно-коммуникационных связях, социальные и культурные связи и многое другое не позволят Содружеству развалиться окончательно, но политическое дистанцирование будет продолжаться.

Они будут беречь ресурсы

К 2050 году Казахстан сохранит свою евразийскую идентичность, хотя облик страны заметно изменится. Главной проблемой останется неравномерность в развитии различных регионов. Одни города и регионы преобразятся благодаря благоприятной экономической конъюнктуре, другие придут в упадок. Но ­Казахстану удастся сохранить свой главный потенциал: образованное население, инженерные и строительные технологии, эффективную добывающую промышленность и высокоразвитое экологическое сельское хозяйство.

В политике будут доминировать люди, родившиеся в относительно благоприятные 2000-е годы; в экономике и общественной жизни — люди, родившиеся в 2010—2020-х годах. Они будут с благодарностью вспоминать поколение, создавшее независимый Казахстан и сумевшее сохранить политическую и социальную стабильность и этническую толерантность. В свою очередь, эти факторы позволили обеспечить поступательное экономическое развитие страны.

Большое значение будет иметь формирование новой социальной этики и экономического мышления, подразумевающее рачительное отношение к ресурсам, бережное отношение к собственной природе и населению. Тот факт, что в Казахстане удалось сохранить светский характер государства и общества, обеспечить высокий уровень здравоохранения и образования, сыграет решающую роль в формировании поколения-2050.

С таким фундаментом, заложенным в предыдущие десятилетия, это поколение поведет Казахстан во вторую половину XXI века, где нашу страну будут ждать новые вызовы и угрозы, но также новые шансы и возможности.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики