Ни ангелов, ни фондов

Ни ангелов, ни фондов

Председатель правления Фонда развития предпринимательства DAMU Ляззат Ибрагимова упрекает средний бизнес в отсутствии свежих идей.

— Нужна ли специализированная программа для среднего бизнеса (СБ)?

— Думаю, что нужна. Согласно ст. 18 Закона РК «О предпринимательстве» государство оказывает поддержку предприятиям малого и среднего бизнеса, то есть тем, у кого численность работников до 50 человек и активы до 60 тыс. МРП. Кроме того, сегодня действует ФИИР, до этого были еще несколько программ, в рамках которых выделялись средства, субсидии и другие формы поддержки. Но получалось так, что сектор среднего бизнеса фактически выпал. Сейчас работает «Дорожная карта бизнеса 2020», по условиям которой субсидирование и гарантирование распространяется на всех предпринимателей.

Есть такой термин — «газель». Это быстроразвивающиеся компании. Если взглянуть на статистику, то все «газели» — представители СБ. Необходима точечная программа, способствующая появлению таких «газелей». Либо надо изучать опыт «газелей» и применять его в Казахстане.

— Каковы механизмы такой программы? Может быть, необходимо создать соответствующую исследовательскую организацию?

— Совсем необязательно. Такую работу можем проводить и мы. DAMU как раз нацелен на помощь росту предприятий и переходу их из малых в средние. Сейчас средних компаний очень мало. Все механизмы у нас существуют: и гарантирование, и субсидирование, и обучение, и сервисная поддержка. Но сегодня прежде всего необходимо выбрать конкретные предприятия с хорошим потенциалом роста и целенаправленно в них вкладывать.

Хотя интересно было бы под них запускать новые инструменты. Например, венчурное финансирование. Но у нас пока оно не работает. Если вы заметили, все инструменты, развитые на нашем рынке, — это инструменты долгового капитала: кредиты, облигационные займы. Фактически инструмента долевого финансирования нет. Нет у нас ни бизнес-ангелов, ни фондов прямых инвестиций. Пока такая система у нас не налажена.

— В чем, по-вашему, причина того, что эти новые инструменты не работают?

— Прокредитовать — это самое простое. Но вхождение в капитал требует от инвестора кропотливой, сложной работы. Например, верной оценки рынков сбыта, грамотных бизнес-инициатив, идей.

— Насколько необходимы СБ налоговые преференции?

— У нас есть норма по отсрочке налогов, кроме налогов по зарплате. Есть возможность применения этой нормы, Министерство финансов его рассматривает как инструмент. Но пока нет механизма использования. Я думаю, что налоговые преференции должны быть, но в первую очередь для предприятий, внедряющих новые технологии. Остальные — особенно торговля и услуги — должны платить.

— Как вы можете охарактеризовать отношения между бизнесом и государством?

— Местные исполнительные органы знают свой бизнес в лицо. Они первыми доносят до бизнесменов информацию о госпрограммах. Но существует миф о том, что предпринимателям не следует пользоваться госпрограммами, потому что потом придут, проверят и будет хуже. Но если у вас нормальная отчетность, все процессы выстроены и автоматизированы, нет вопросов с точки зрения бухгалтерской документации, то придраться будет не к чему.

— Каков уровень менеджмента казахстанского СБ?

— В Казахстане сложилась парадоксальная ситуация: есть финансовые ресурсы в банках, есть меры институциональной поддержки, есть бизнес-инкубаторы, активные отраслевые ассоциации, но нет интересных бизнес-идей. Однако за любой идеей скрывается конкретный человек. Я верю в теорию пассионарности. Думаю, должно прийти время пассионариев, не боящихся рисковать. Пока у нас таких немного. Взять хотя бы реакцию на Таможенный союз. Некоторые рады, что их рынок расширился. Но до сих пор есть предприниматели, которые ходят и рассказывают мифы, что всех выкупят или задушат своей продукцией россияне. Но сегмент МСБ тем и силен, что мобилен, способен быстро находить свое место на изменяющемся рынке. С другой стороны, важно, чтобы и крупные компании помогали и слова о необходимости аутсорсинга не оставались декларациями. На каком-то этапе развития все хотят все делать сами.

С точки зрения профессиональной подготовки менеджерам в среднем бизнесе, на мой взгляд, требуются регулярные отраслевые семинары. Можно привлечь ресурсы, нарисовать красивый бизнес-план, но первая проблема, с которой сталкивается бизнес, — это отсутствие технологических кадров. Хороших технологов буквально возят из области в область. Кроме того, большая часть из них находится в предпенсионном возрасте.

Также существует проблема роста. В малом бизнесе часто бывает, что владелец является и работником, и управляющим. В крупном встречается ситуация, когда даже управляющий и владелец — разные лица. В среднем чаще всего акционер является менеджером. Когда малый бизнес переходит в средний, владельцу нужно понять, что стоит передавать некоторые свои функции квалифицированному специалисту. А это уже другая психология.

— Каков потенциал СБ как агента положительных изменений?

— «Дорожная карта бизнеса 2020», по-моему, ориентирована как раз на средний бизнес. И эта программа будет приращивать казахстанский СБ. Мы реализуем проекты роста действующего бизнеса. В первую очередь перспектива есть у компаний, занятых в несырьевом секторе промышленности. Интересные проекты есть в пищевой промышленности, в стройиндустрии, производстве металлической продукции, текстильной промышленности. Есть и небольшие новые, нетрадиционные ниши. Например, в Павлодаре одна компания покупает сырье, из которого изготавливаются мешки для накрытия полувагонов. Дело в том, что по нормам ЕС все сыпучие материалы не должны перевозиться в открытом виде. И у этой компании большие интересные заказы. А казалось бы, какая узкая ниша!

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики