«Как заработать — это моя проблема»

«Как заработать — это моя проблема»

Каждый предприниматель должен нести ответственность за свои решения и поступки, считает председатель совета директоров АО «Транко» Гафур Ихсан.

— Следует ли властям четко отделить средний бизнес от малого?

— Разделить малый и средний бизнес достаточно сложно. Например, ты открыл ресторан — ты малый бизнес. Два ресторана — это все еще малый бизнес. Но десять ресторанов — и по оборотам ты уже в категории среднего бизнеса. Переход от малого бизнеса в средний при соответствующем управлении может произойти достаточно быстро, как и обратное движение. Нелепо при каждом таком переходе спрашивать государство: «Ну чем вы нам как среднему бизнесу можете помочь?» Здесь нужно четко разграничить понимание, помощь и поддержку. Я считаю самым главным понимание — осознание властью всех уровней того, что наша деятельность стране необходима, полезна для государства и общества, хотя владелец бизнеса и зарабатывает деньги.

Что есть «помощь государства»? Когда у бизнесменов все хорошо, они не нуждаются в какой-либо помощи. Как только у них возникают проблемы, они начинают выпрашивать программы, льготы и преференции. Возникает вопрос: государство создало им эти проблемы? Государство заставило их заняться бизнесом? Государство принудило этих людей открывать предприятия, которые несут убытки? Государство настаивает на том, чтобы они вкладывали средства в сомнительные активы? Нет. Лично на меня государство не влияло, меня никто не вызывал в акимат и не заставлял заниматься вот этим конкретно бизнесом. Я не госслужащий. Я двигаюсь согласно своим решениям, за которые я должен нести ответственность. Если я принял какое-то решение, вероятно, я считал, думал, анализировал. Перед кем я отвечаю за свои решения? Перед своими сотрудниками, обществом. И перед государством в лице налоговой инспекции, финансовой полиции, таможенного комитета и других соответствующих служб. И моя деятельность должна соответствовать законам республики.

Разделять малый и средний бизнес бессмысленно. Это все равно что, условно, принять закон «О поддержке женщин» и потом разделить их по возрастам: мол, женщинам до 30 лет вот такие блага, от 30 до 50 — такие, а в 80 вы получите вот то-то. В целом несомненно, что у женщин разных возрастов различные возможности, знания, опыт и потребности. Не всегда мудрость двадцатилетней девушки соответствует уму сорокалетней.

Поэтому я не вижу, чем может различаться помощь малому и среднему бизнесу. Последнему надо больше помогать, а малому меньше? Или наоборот?

— Но переход от малого бизнеса к среднему у нас очень резкий, хотя бы по налоговой нагрузке. В результате многие не могут или не хотят переходить из первой категории во вторую…

— Нужно понимать, что бизнесмену любые налоги не по душе. Не хочет предприниматель по своей природе платить налоги. И в этом вопросе ментальность малого, среднего или крупного бизнесмена не отличается. Однако есть законы. Если хочешь платить государству по минимуму, находясь в правовом поле, оставайся в сегменте ИП — будь индивидуальным предпринимателем. Хочешь расти, быть больше — прими, что необходимо делиться с обществом. Для меня это кажется логичным. Многие развитые страны живут по принципу «больше зарабатываешь — платишь больший процент обществу». На мой взгляд, это справедливо.

Другой вопрос, когда перед средним бизнесом ставят какие-либо физические и другие барьеры. Но эта проблема зачастую возникает и перед малым бизнесом. Речь идет о разрешительных процедурах, бюрократических препонах, коррупции. Здесь нашему государству еще работать и работать. Трудности у компаний могут возникать разного характера. Если предприниматель вложил деньги и не может их вернуть, это проблема менеджмента. Если речь идет о том, что какие-либо госорганы или чиновники не дают делать бизнес — это уже вопрос иного характера. Бывают случаи, когда компании душат из корыстных целей, здесь имеет место зачастую договор между конкурирующим предпринимателем и госчиновником. Это отвратительно, но так, увы, бывает. Иногда у некоего государственного мужа появляется личная неприязнь к предпринимателю.

— То есть личный интерес?

— Не обязательно. Личный интерес, личная ненависть, личное субъективное понимание того или иного процесса. И ему невозможно ничего втолковать, так как его квалификация в данном вопросе такая же, как у инфузории туфельки. К сожалению, мы встречаем таких чиновников.

— Следует ли прибегать к льготам, чтобы развить бизнес?

— Государство может давать льготы лишь для одной цели — получения большей выгоды в перспективе. Просто так раздавать преференции резона нет. Государство должно занимать прагматичную позицию, ведь речь идет о деньгах, собираемых на благо всего общества, а не какой-то его части. Дороги должны строиться, свет — гореть, вода — поступать в трубы и так далее. На мой взгляд, имеет смысл поддерживать компании на этапе start-up. Такого рода помощь государством оказывается в сельском хозяйстве. Да и вообще в «Дорожной карте бизнеса» очень хорошие условия поддержки.

Государство вправе посмотреть на бизнес и решить, что если этот бизнес бесперспективен, управляется отвратительно, то отказаться ему помогать. Еще раз говорю: речь идет о бизнесменах, а не об инвалидах. Разбив малый и средний бизнес, мы только получим в акимате лишний департамент и увеличим штат госслужащих. А проблемы останутся прежними.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее