«Как заработать — это моя проблема»

«Как заработать — это моя проблема»

Каждый предприниматель должен нести ответственность за свои решения и поступки, считает председатель совета директоров АО «Транко» Гафур Ихсан.

— Следует ли властям четко отделить средний бизнес от малого?

— Разделить малый и средний бизнес достаточно сложно. Например, ты открыл ресторан — ты малый бизнес. Два ресторана — это все еще малый бизнес. Но десять ресторанов — и по оборотам ты уже в категории среднего бизнеса. Переход от малого бизнеса в средний при соответствующем управлении может произойти достаточно быстро, как и обратное движение. Нелепо при каждом таком переходе спрашивать государство: «Ну чем вы нам как среднему бизнесу можете помочь?» Здесь нужно четко разграничить понимание, помощь и поддержку. Я считаю самым главным понимание — осознание властью всех уровней того, что наша деятельность стране необходима, полезна для государства и общества, хотя владелец бизнеса и зарабатывает деньги.

Что есть «помощь государства»? Когда у бизнесменов все хорошо, они не нуждаются в какой-либо помощи. Как только у них возникают проблемы, они начинают выпрашивать программы, льготы и преференции. Возникает вопрос: государство создало им эти проблемы? Государство заставило их заняться бизнесом? Государство принудило этих людей открывать предприятия, которые несут убытки? Государство настаивает на том, чтобы они вкладывали средства в сомнительные активы? Нет. Лично на меня государство не влияло, меня никто не вызывал в акимат и не заставлял заниматься вот этим конкретно бизнесом. Я не госслужащий. Я двигаюсь согласно своим решениям, за которые я должен нести ответственность. Если я принял какое-то решение, вероятно, я считал, думал, анализировал. Перед кем я отвечаю за свои решения? Перед своими сотрудниками, обществом. И перед государством в лице налоговой инспекции, финансовой полиции, таможенного комитета и других соответствующих служб. И моя деятельность должна соответствовать законам республики.

Разделять малый и средний бизнес бессмысленно. Это все равно что, условно, принять закон «О поддержке женщин» и потом разделить их по возрастам: мол, женщинам до 30 лет вот такие блага, от 30 до 50 — такие, а в 80 вы получите вот то-то. В целом несомненно, что у женщин разных возрастов различные возможности, знания, опыт и потребности. Не всегда мудрость двадцатилетней девушки соответствует уму сорокалетней.

Поэтому я не вижу, чем может различаться помощь малому и среднему бизнесу. Последнему надо больше помогать, а малому меньше? Или наоборот?

— Но переход от малого бизнеса к среднему у нас очень резкий, хотя бы по налоговой нагрузке. В результате многие не могут или не хотят переходить из первой категории во вторую…

— Нужно понимать, что бизнесмену любые налоги не по душе. Не хочет предприниматель по своей природе платить налоги. И в этом вопросе ментальность малого, среднего или крупного бизнесмена не отличается. Однако есть законы. Если хочешь платить государству по минимуму, находясь в правовом поле, оставайся в сегменте ИП — будь индивидуальным предпринимателем. Хочешь расти, быть больше — прими, что необходимо делиться с обществом. Для меня это кажется логичным. Многие развитые страны живут по принципу «больше зарабатываешь — платишь больший процент обществу». На мой взгляд, это справедливо.

Другой вопрос, когда перед средним бизнесом ставят какие-либо физические и другие барьеры. Но эта проблема зачастую возникает и перед малым бизнесом. Речь идет о разрешительных процедурах, бюрократических препонах, коррупции. Здесь нашему государству еще работать и работать. Трудности у компаний могут возникать разного характера. Если предприниматель вложил деньги и не может их вернуть, это проблема менеджмента. Если речь идет о том, что какие-либо госорганы или чиновники не дают делать бизнес — это уже вопрос иного характера. Бывают случаи, когда компании душат из корыстных целей, здесь имеет место зачастую договор между конкурирующим предпринимателем и госчиновником. Это отвратительно, но так, увы, бывает. Иногда у некоего государственного мужа появляется личная неприязнь к предпринимателю.

— То есть личный интерес?

— Не обязательно. Личный интерес, личная ненависть, личное субъективное понимание того или иного процесса. И ему невозможно ничего втолковать, так как его квалификация в данном вопросе такая же, как у инфузории туфельки. К сожалению, мы встречаем таких чиновников.

— Следует ли прибегать к льготам, чтобы развить бизнес?

— Государство может давать льготы лишь для одной цели — получения большей выгоды в перспективе. Просто так раздавать преференции резона нет. Государство должно занимать прагматичную позицию, ведь речь идет о деньгах, собираемых на благо всего общества, а не какой-то его части. Дороги должны строиться, свет — гореть, вода — поступать в трубы и так далее. На мой взгляд, имеет смысл поддерживать компании на этапе start-up. Такого рода помощь государством оказывается в сельском хозяйстве. Да и вообще в «Дорожной карте бизнеса» очень хорошие условия поддержки.

Государство вправе посмотреть на бизнес и решить, что если этот бизнес бесперспективен, управляется отвратительно, то отказаться ему помогать. Еще раз говорю: речь идет о бизнесменах, а не об инвалидах. Разбив малый и средний бизнес, мы только получим в акимате лишний департамент и увеличим штат госслужащих. А проблемы останутся прежними.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?