Еще аукнется

Опрос бизнесменов высветил серьезную проблему, которая не только тормозит развитие среднего бизнеса, но и подрывает его жизнеспособность. Речь идет о затрудненном доступе к финансированию

Еще аукнется

Многочисленные исследования показывают, что адекватные кредитные ставки — ключевой фактор конкурентоспособности любой национальной экономики. Казахстанские предприниматели не могут похвастаться такой возможностью. Особенно последнее время.

Развод и девичья фамилия

Основатель компании «Казстройстекло» Муратхан Токмади считает, что банки второго уровня тормозят реализацию программ ФИИР, «Дорожная карта бизнеса», развитие стройиндустрии и вообще рост экономики республики. Он рассказал про свой неудачный опыт работы с Альянс Банком. «Я хотел бы, чтобы вы назвали в статье имя этого института. И когда я закончу, вы поймете почему. В рамках ФИИР разработана программа развития стройиндустрии на 2011—2020 годы. Ее цель — довести долю стройматериалов отечественного производства до 80%. Программа очень хорошая, задача поставлена, осталось только двигаться. Сейчас мы в рамках этой программы строим завод в Астане. Столица активно застраивается, там требуется много энергосберегающей продукции, на чем мы специализируемся, и мы хотим быть ближе к нашим потребителям. При этом мы реально видим мощную поддержку со стороны государства. Акимат столицы предоставил землю в безналоговой зоне — СЭЗ “Астана”. Он также обязуется подвести нам всю инфраструктуру. Мы выиграли грант в Министерстве индустрии и новых технологий на модернизацию производства. Вроде все хорошо», — рассказывает г-н Токмади.

Со всеми этими замечательными новостями компания идет в Альянс, где заложены все активы компании, надеясь получить кредит. Что делает банк? «Он, имея у себя в залоге активов в пять раз больше, чем наши обязательства, оценивает их с коэффициентом 0,3. То есть если оценочная компания говорит, что мы стоим около 3 млрд тенге, то, по мнению Альянса, речь не идет даже о половине этой суммы. Они мне говорят, что дадут мне кредит только для покупки оборудования под 14% годовых. А на что мне строить завод, куда мне идти, если все мои активы заложены в этом банке? Я же не могу в открытом поле поставить оборудование», — негодует Муратхан Токмади. При этом, продолжает он, банк видит и знает, что проект присутствует в «Дорожной карте бизнеса» и все прочее. Тем временем государство через Фонд поддержки предпринимательства DAMU активно субсидирует ставки банков для предприятий, то есть берет на себя часть их рисков и расходов.

«Я вижу, что Альянсу, грубо говоря, на все это наплевать. Как мне беззастенчиво говорят менеджеры банка: “Понятно, что там программы и все такое. Но мы должны подумать о себе. Нам нужна прибыль. Вот я вложил сейчас доллар, а завтра должен поднять несколько долларов”. Я им говорил: “Ребята, имейте совесть. Получая в три раза больше активов, чем стоимость наших обязательств, вы хотите мне дать гроши”. Такое отношение на корню просто убивает весь потенциал, гасит энтузиазм. Они являются тормозом индустриализации, нашего развития и дальнейшей диверсификации нашего производства. То есть из-за них мы не можем начать строительство завода на готовой земле. Я же не прошу у них деньги бесплатно. Я заложил в этом банке все. В конце концов они потребовали от меня личную гарантию на мое собственное имущество. Я проконсультировался по этому вопросу с Ассоциацией финансистов Казахстана и выяснил, что это незаконно».

Он приводит и другой пример. «Казстройстекло» участвовала в крупном тендере, подходя по всем условиям. «Мы не выиграли тендер потому, что банк сорвал нам гарантию. Сегодня все крупные инвестиционные проекты с участием зарубежного капитала требуют банковской гарантии. Представляете, какое это вредительство! Все это из-за низкого уровня менеджмента банков второго уровня, который приводит к очень медленному принятию решений. Когда в Альянс Банк сдаешь документы, ты потом месяцами ждешь, когда они их рассмотрят. Им нужно постоянно напоминать, звонить, встречаться. Через какое-то время они выясняют, что нужно принести еще бумажку, потом опять рассматривают. А время идет. В итоге тот самый тендер в полном объеме ушел нашему конкуренту — российской компании. Зарубежному производителю. Мы, платежеспособное предприятие, пытаемся заработать еще больше, расширяя свои мощности. И мы являемся заложниками банка. Причем, если бы мы выиграли тендер, сумма заказа была бы намного выше требуемой по тому гарантийному обязательству», — подчеркивает г-н Токмади.

Поняв, что Альянсу не до развития производства, владелец «Казстройстекла» начал работу по освобождению залогов. Самое обидное, возмущается бизнесмен, что потеряно время. Он, по его словам, бесконечно ходит на переговоры с менеджерами Альянса, готовит то один пакет документов, то другой. «Мы высвободили наши залоги, но на это потребовалось 60 дней. Сейчас мы находимся с Альянсом в состоянии бракоразводного процесса. Это негативно влияет и на нас, и на сам их банк. Зачем им это надо?» — недоумевает предприниматель. «Казстройстекло» сейчас переходит обслуживаться в один из российских банков. Тот, в частности, готов выступить гарантом перед зарубежными поставщиками оборудования для стекольного завода в Астане.

«Мне сегодня под мое честное слово немецкая компания — мировой лидер в производстве стекольного оборудования — выдает его. При этом наш, казахстанский, банк до сих пор не может дать мне банковскую гарантию. Я делаю вывод, что банкам второго уровня, в частности Альянсу, наплевать на развитие бизнеса, а государство их поддерживает, выдавая деньги из Нацфонда. Мне мои коллеги бизнесмены говорят: “Если с тобой, Муратхан, они так поступают при твоем всем известном напоре и авторитете, нетрудно представить, как они обращаются с остальными предпринимателями”. Банки их просто обезличивают, уничтожают», — возмущается основатель «Казстройстекла».

Многие предприятия сегодня, по его словам, не могут реализовать свои планы из-за отсутствия доступного финансирования. Сегодня им, чтобы развиваться, нужны оборотные средства и капитал для новых инвестпроектов.

Бег на месте

«Кредитоваться на существующих условиях — это самоубийство, — соглашается гендиректор СП “Белкамит” Павел Беклемишев. — Даже 12% — это неподъемный груз в нашем деле. Машиностроение — одна из ведущих отраслей, обеспечивающих самостоятельность государства. Это отрасль, которую умные страны у себя поддерживают. Но это высококонкурентный рынок, поэтому 15%-ный уровень рентабельности здесь считается отличным. А 20% — это уже великое счастье. Но если ты 15% отдаешь банку, на что же ты живешь и уж тем более развиваешься? — задается вопросом г-н Беклемишев и продолжает: — Я выходец из советской системы и привык верить тому, что говорят с трибун. И вот выступает большой чиновник, который говорит: “Мы направили средства в банки, чтобы поддержать промышленность”. Я думаю: “Какие молодцы! Без банков-то никак”. А следом идет юмористическая передача Задорнова, где тот говорит: “Надо же, как хитро придумали: дать деньги банкам, чтобы те подняли промышленность!” И тогда действительно понимаешь, как это нелепо».

Он уверен, что банки не собираются заниматься подъемом промышленности. «Более того, банкиры реально говорят: “С вами слишком сложно. У вас трудный бизнес, много проблем. А тут я дал денег торговой компании, они купили, продали и быстро вернули. И вопросов не задают. Вы же сделаете или нет — бог знает”. Но при этом все равно на нас наживаются, даже без кредитов. Я беру банковские гарантии под 5%. Нет у меня никаких сомнений, что я выполню заказ. Но 5% просто за гарантию отдаю. Я бы понял, если бы речь шла о 0,5%!» — сокрушается г-н Беклемишев.

Обычно отечественные банковские работники, объясняя размеры ставок, ссылаются на высокую инфляцию. Но, для сведения, в КНР средняя ставка для компаний не превышает +3% к годовой инфляции. То есть, если бы казахстанские банки работали так же, как китайские, в прошлом году ставка никак не должна была бы превышать 11% годовых для юридических лиц. Правда, Народный банк Китая очень жестко ограничивает верхнюю планку ставок по депозитам. Это не очень рыночно, но зато дает прекрасные плоды в виде роста экономики.

Мы не беремся осуждать финансистов, в том числе Альянс. У них действительно свой бизнес. Им действительно неинтересна промышленность. Однако из-за этого на протяжении многих лет искажалась отраслевая структура экономики Казахстана. Найденное властями решение в виде субсидирования ставок для избранных отраслей можно назвать достаточно удачным. Однако не стоит забывать, что речь идет о деньгах налогоплательщиков.

Отбери клиента

Директор по финансам Группы компаний ARCADA Ануар Несвельдин, напротив, за банкиров. «Однозначно поддержка со стороны государства должна осуществляться через банки второго уровня. В настоящее время в кредитных портфелях казахстанских банков доля заемщиков, отнесенных к субъектам среднего предпринимательства, очень невелика. Чтобы снизить риски, банкам необходимо тщательно выбирать клиентов, производить своего рода “естественный отбор” среди компаний, претендующих на кредитную линию, и вместо того чтобы выдавать кредиты под 13—15% всем обратившимся предпринимателям следует, используя поддержку государства в виде субсидий, предлагать более выгодные процентные ставки — 7—8% только на перспективные, рентабельные проекты. В итоге получится, что сумма затрат небольшая, а эффективность высокая».

Он считает, что в целом кредитование среднего бизнеса должно представлять для банков второго уровня большой интерес в силу высокой доходности и сравнительно небольших сроков оборачиваемости ссудного капитала. «Работа со средним бизнесом открывает для банков возможность существенно нарастить объемы активно-пассивных операций. В первую очередь это актуально для больших банков, которые сталкиваются со снижением спроса на кредиты со стороны крупных корпоративных заемщиков, получивших возможность кредитоваться под более низкий процент на западных рынках капитала», — говорит г-н Несвельдин «Эксперту Казахстан».

Альтернативой должны были бы стать средства, выделяемые через институты развития и по госпрограммам. Как пояснил в беседе с «Экспертом Казахстан» один известный предприниматель, не пожелавший называться, после одного неудачного опыта он не хочет больше связываться с госфинансированием: «Я один раз взял сто тысяч долларов. Вернул их через полгода. После этого меня посетило пять групп проверяющих. Последние явилась через два года. Определяли на соответствие целевому назначению. После этого я зарекся брать эти деньги. Сейчас я собираюсь с партнером затеять бизнес в сельхозпереработке. И мы оба настроены идти в коммерческий банк, хотя там и ставки намного выше. От греха подальше».

Однако когда эффективная ставка зашкаливает за 20%, рентабельность должна быть запредельной. При этом предприятие, чтобы получить заем, закладывает банку все имущество, попадая в полную зависимость от него. Большинство банков в кризис в одностороннем порядке пересмотрели условия по кредитам, фактически уничтожив тем самым некоторые вполне жизнеспособные бизнесы.

Служба сопровождения

На вопрос, какую поддержку г-н Беклемишев хотел бы увидеть от государства, тот приводит длинную историю: «У нас есть 7% малайзийский акционер. Таковым он стал, приобретя итальянскую компанию, которая у нас была в миноритариях. Так вот у него очень интересная судьба. Малайзийский китаец получил образование в Соединенном Королевстве. Вернулся назад, устроился работать в серьезную инжиниринговую компанию. Дорос до уровня руководителя малайзийского офиса. Затем бросил наемную работу, создал свою компанию. Обратился к японцам, которые собирались строить в Малайзии какой-то большой объект. Указал им на то, что они знают лично его и его репутацию, и взял контракт. Получив подряд, он пошел в банк, где взял кредит. И в дальнейшем за 20 лет он стал по “Форбсу” 13-м богатейшим человеком в Малайзии. У него заводы также в Индонезии, Индии, Китае, Канаде, США, Бразилии, Австралии, Саудовской Аравии. В итоге он купил активы и в Европе: три итальянских предприятия и пять мощнейших заводов в Германии. Это же явно видно, что ему помогали власти. Если бы он постоянно брал кредиты под 20%, он бы все эти 20 лет так и топтался на месте. Первый раз, когда я узнал, что он наш акционер, у них на буклете было написано: “Наша цель — войти в десятку производителей такого рода оборудования”. В последних брошюрах уже написано: “Наша цель — войти в пятерку производителей”. То есть в десятку они уже вошли. И это Малайзия, страна, не сильно отличающаяся по многим характеристикам — по населению, уровню среднедушевого ВВП — от нас. А запасов нефти там даже поменьше».

Из благих намерений, желая сформировать устойчивую банковскую систему, а может, и не из благих — история потом все расставит по местам — мы лишили предприятия собственных оборотных средств. Это еще нам аукнется, резюмирует г-н Беклемишев.

Функция банкиров предельно проста: перераспределять свободные средства тем, кто в них нуждается, от тех, кому они конкретно сейчас не нужны, получая за это свой процент. По сути это сервис. Что происходит, когда финансисты становятся сильнее промышленников, мы знаем по примеру последнего мирового кризиса.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?