«Локомотивом инновационной экономики будут средние»

Холдинг Astana Group, возглавляемый Нурланом Смагуловым, по классификации «Эксперта Казахстан» — это представитель среднего отечественного бизнеса

«Локомотивом инновационной экономики будут средние»

Г-н Смагулов в своем интервью на примере своей группы приводит массу доказательств того, что средний и малый бизнес связаны друг с другом теснейшим образом.

— Относите ли вы себя к среднему бизнесу?

— Astana Group — яркий представитель среднего бизнеса, хотя со стороны может показаться, что мы шагнули за эти границы. Тем не менее мы принципиально не идем в сырьевой или финансовый сектора экономики и работаем на самых конкурентных рынках, где нет государственного регулирования, — это ретейл, коммерческая недвижимость и сельское хозяйство. Поэтому все задачи и проблемы, связанные с развитием среднего бизнеса, нам понятны и хорошо знакомы.

Я не могу сказать, что средний бизнес в Казахстане находится в застое или по отношению к нему есть какая-то дискриминация со стороны государства. Но меня беспокоит, что на уровне правительства и бизнес-сообщества его значение для экономики недооценивается. Крупный бизнес составляют финансовый сектор и сырьевые компании. Здесь представлены госкорпорации и международные игроки. У них совсем другие правила игры, другие интересы и проблемы развития. Да, они создают рабочие места, да, от них во многом зависит государственный бюджет, но их развитие идет по своей траектории. Государство им помогает, привлекая ресурсы через различные свои институты на глобальном уровне. Яркий пример — последние кредиты из Китая, которые пошли на развитие сырьевого сектора.

Что же касается казахстанского среднего бизнеса, он, на мой взгляд, в основном представлен в ретейле, строительстве, сельском хозяйстве, некоторых инфраструктурных проектах — электроэнергетике, логистике. Ему принадлежат активы, которые достались в процессе приватизации или были созданы вновь в связи с развитием бизнеса.

И есть малый бизнес, который в основном связан с сервисом и услугами. Это все то, что мы видим на улицах наших городов, все, что касается жизнедеятельности человека: небольшие предприятия численностью до 50 человек.

— Правительство много говорит о поддержке малого бизнеса…

— И это, наверное, правильно. Но, по моему мнению, локомотивом инновационной экономики будут средние предприятия. От них будет зависеть развитие небольших компаний, которые смогут не только продавать среднему бизнесу свои товары и услуги, но и со временем заняться небольшим производством. А если он не станет локомотивом экономики, то малому бизнесу негде будет получать заказы, ему придется туго, потому что я слабо представляю, чтобы малый бизнес и крупные корпорации могли найти точки соприкосновения. Настолько на разных ступенях развития они находятся. Получить заказ от крупной госкомпании или нефтедобывающей для маленькой компании маловероятно. В экономике должны быть ступени от крупного к среднему и от среднего к малому бизнесу.

— Насколько взаимозависимы малый, средний и крупные бизнесы?

— Я могу привести конкретные примеры. Мы построили завод по крупноузловой сборке грузовиков и автобусов Hyundai. Нам сейчас жизненно необходимо довести локализацию до 20—25%. Мы должны собирать грузовые автомобили и спецтехнику, а в качестве локализации использовать местные комплектующие. Производство комплектующих должно быть размещено в Казахстане или в пределах границ ТС. Мы изучаем реестр предприятий, которые нам бы подошли. Речь идет в основном о компаниях малого бизнеса. Если посмотреть на автопром Японии и Южной Кореи, там до 40% комплектующих поставляет малый бизнес. Но чтобы этот малый бизнес процветал, должны быть производители грузовых автомобилей или соответствующей техники.

Если говорить о сельском хозяйстве, то мы сейчас взялись за строительство репродуктора для воспроизводства племенного скота: мы завезем 2500 голов бычков и телочек элитной породы абердин-ангус из Австралии. Мы будем продавать их фермерам, которые дальше займутся их разведением. Мы первые в цепочке создания этого элитного генетического материала, и наша миссия — вырастить новое поголовье в Казахстане. Это еще один пример того, как нашей компании нужен малый бизнес. Но чтобы малый бизнес получил этот племенной скот, нужно, чтобы средний бизнес получил доступ к недорогим кредитным ресурсам, привез племенной скот, построил базу. Этого не может себе позволить рядовой фермер в силу самых разных причин. Вместе с тем если не будет обычных животноводов, нам некому будет реализовывать нашу продукцию.

— У вас есть еще примеры?

— Наша сеть торгово-развлекательных центров MEGA. Мы строим большие ТРЦ, но мы не являемся арендаторами, мы не вовлечены в процесс реализации продуктов. Наша задача — строить торговые центры и предоставлять торговые площади для представителей малого и среднего бизнеса. Сегодня для развития сети, строительства новых центров нам нужна помощь государства, иначе не будет новых проектов, торговля останется нецивилизованной. А это непрозрачная экономика, уклонение от налогов. Мы дискутируем на Едином координационном совете, на различных площадках с правительством, предлагая сделать отдельную программу для развития среднего бизнеса. По многим программам — той же «Дорожной карте 2020», по проектам фонда «Даму» — очень часто средний бизнес не может получить ресурсы, потому что мы не подходим под категорию субъектов малого предпринимательства. И мы не раз говорили правительству, что нужно пересмотреть действующие критерии. В «Дорожной карте 2020» мы предложили расширить условия участия. Запущена программа оздоровления предприятий, которая как раз будет охватывать субъекты среднего бизнеса, но, к сожалению, она стартовала на четвертый год кризиса, а речь идет уже о посткризисном развитии. Если банки оперативно «лечили» в 2008—2009 годах, то до субъектов среднего бизнеса очередь дошла только сейчас, и все равно даже сейчас можно спасти многие предприятия этого сегмента.

— Следует ли, на ваш взгляд, банкротить компании, которые оказались неэффективными?

— Сейчас ведется жаркий спор по поводу жизнеспособности казахстанского бизнеса. Кто должен умереть, тот должен умереть, говорят многие. Мы выдержали удар, и могу сказать, что сегодня Astana Group — здоровое предприятие, которое не имеет реструктурированных долгов ни в одном казахстанском банке. Но далеко не все компании сохранили хорошую форму. Когда говорят, что нужно заменить слабых менеджеров на сильных, — это механистический подход. Мне кажется, это заблуждение. Во многих предприятиях, которые испытывают трудности по 10—15 лет, руководящие позиции занимает именно тот менеджмент, который эволюционно сложился. Быстро найти ему замену невозможно, потому что страна у нас небольшая и скамейка запасных менеджеров, к сожалению, короткая. Поэтому просто банкротить эти предприятия и надеяться на то, что бизнес сам себя вылечит, слишком рискованно. За ними стоят тысячи людей, которые останутся без работы. Я бы на месте властей все-таки более тщательно присматривался к каждой компании. Нужно отделить предприятия, где откровенно слабый менеджмент, накоплена критическая масса ошибок, которые бесполезно оживлять. Но есть и предприятия, которым надо помогать, давать время на выправление ситуации. Есть большая категория компаний, которым просто нужны прямые субсидии для облегчения долговой нагрузки. Даже не надо лечить их существующую задолженность, достаточно дать ставку от 7 до 12% годовых — и они сами себя оздоровят, сохранят рабочие места и внедрят много инноваций. У всех этих предприятий есть чувство реванша. Они вышли из кризиса с новым опытом. У них новое видение своих рынков. Они полны решимости бороться дальше. Если придут новые менеджеры, у них не будет того опыта, который есть у существующих. За одного битого двух небитых дают. Поэтому государству, на мой взгляд, нужно сконцентрировать усилия на этом сегменте.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики