Игра света и тени

Чтобы помочь отечественному бизнесу, государству даже не обязательно давать ему преференции — достаточно лишь обеспечить спрос

Игра света и тени

Если бы власть более усердно боролась с теневым бизнесом, это дало бы ощутимый толчок развитию местных компаний. Все опрошенные нами бизнесмены говорили о том, что налогообложение в Казахстане приемлемое и налоговые преференции им не нужны. Но часть наших собеседников имели серьезную претензию к властям. Они просто настаивали, чтобы те разобрались с теневым сектором.

Всем выйти из сумрака

Создатель сети магазинов канцелярских товаров «АБДИ» Абдибек Бимендиев говорит, что главный  сдерживающий фактор развития его акционерного общества — это индивидуальные предприниматели с барахолок. Его компания работает с производителями напрямую. «Они нам дают хорошие цены. Но при этом на базарах стоимость таких товары ниже не только нашей, но даже и себестоимости производителей. В итоге получается, эти они рушат рынок», — говорит г-н Бимендиев.

Происходит это потому, что торговцы на базарах каким-то образом обходят таможню, скрывают свои обороты и работают по упрощенной схеме.

Такого рода недобросовестная конкуренция подрывает работу официальных игроков, делая нерентабельным любое производство, считает г-н Бимендиев. По его мнению, все — малый, средний и крупный бизнес — должны работать по одним правилам и законам. Основатель сети уверен, что в республике так мало производств из-за давления теневой экономики. «Мы готовы хоть сегодня построить завод по выпуску ручек или тетрадей. Но не можем этого сделать, во-первых, из-за отсутствия точной информации о потреблении, во-вторых, высокой доли недобросовестной конкуренции на рынке, с которой, как я уже сказал, государству нужно бороться давно и всерьез», — подчеркивает бизнесмен.

Зачем государству поддерживать торговые компании, которые и так, казалось бы чувствуют себя неплохо? По словам предпринимателя, если речь идет о среднем бизнесе, он формирует в стране культуру потребления, легальный рынок сбыта.

Именно через них государство может для себя посчитать, проанализировать, получить количественные показатели того, что и в каком объем потребляется в республике. «Это очень важно для инвестиций. У нас много партнеров на Западе, которые готовы хоть сегодня совместно с нами наладить производство в Казахстане. Для них не проблема деньги, технологии и оборудование. В настоящее время их останавливает лишь отсутствие информации о реальном потреблении.

Они не могут посчитать рентабельность производства, оптимальную мощность, себестоимость продукции, стратегию развития и так далее. И я тоже не могу им предоставить исходных данных. Разумеется, я могу поставить линию по производству ручек за миллион долларов на авось. Но это же не дело», — восклицает г-н Бимендиев.

Сейчас получается, что государство помогает одной рукой малому бизнесу, освобождая его от разного рода проверок и контроля, а другой — поощряет «теневиков». Однозначно нужно помогать парикмахерским, мелким магазинам и мастерским. «Но торговцев на барахолке нужно проверять, так как это далеко не малый бизнес», — уверяет глава «АБДИ».

Пресловутое казсодержание

Разобравшись с теневой экономикой, государство может стимулировать производство, сформировав спрос. Тема казсодержания, казалось бы, набила оскомину, но и здесь находятся свежие идеи. «До 50% рынка сбыта нам могут обеспечить госучреждения — школы, больницы, министерства, институты и так далее. Нужно разработать специальную программу, в рамках которой каждое госучреждение заявит, какое количество той или иной продукции ему понадобится в течение пяти лет. Причем озвучивать нужно не только объемы закупа, но и технические требования к продукции или услуге. Получив такие данные, многие компании решатся открыть производство в Казахстане, четко ориентируясь на заказ государства. Объемы дадут им возможность делать товары качественно и по приемлемым ценам», — предполагает основатель «АБДИ».

Г-н Бимендиев рассказывает, как идет сегодня госзакуп: информация размещается на неких закрытых сайтах, которые нужно искать, чуть ли не уподобляясь разведчикам. «Объявляется тендер, где выставляется требование произвести такую-то продукцию и доставить ее до такой-то точки за две недели. Неужели так трудно объявить о закупе необходимого количества и качества товара хотя бы за год. У них же есть эта цифра! Тогда любой нормально мыслящий предприниматель сам будет стремиться открывать цеха, заводы и фабрики. Причем речь идет о любом производстве — продуктов питания, одежды, канцтоваров, оборудования, машин.

Удовлетворяя потребности государства, предприниматели смогут удовлетворять и других потребителей. Так разовьется рынок, культура потребления и так далее…» — считает бизнесмен.

Гендиректор СП «Белкамит» Павел Беклемишев рассказывает, как скандинавы не стеснялись принуждать своих недропользователей к исполнению требований о местном содержании. «Большая наша делегация отправилась в Норвегию. Там нам рассказывали разные истории. Слова были ровно те же, что и у нас. И уже во время фуршета я выбрал мужичину, который, как мне показалось, должен был знать реальное положение дел, — рассказывает он. — Я обратился к нему со словами: “У нас же все то же самое, но ничего не получается. Как у вас все вышло?” И он ответил, что были неписаные правила. Что всем было сказано: норвежским компаниям отдавать предпочтение при закупках, даже если цена до 10% выше. А 10% — это вполне резонный повод и иностранцам инвестировать в норвежскую компанию, и самим норвежским капиталистам на первом этапе выйти в проект». Это реальный, а не официальный опыт развития страны.

Также г-н Беклемишев считает необходимым в госзакупках четко разделить товаропроизводителей и поставщиков. «Поставщики — это в общем-то посредники. Давайте все-таки будем сначала объявлять тендер только среди товаропроизводителей. Причем сегодня документально можно увидеть, где товаропроизводитель, а где поставщик. Масса информации, которая может подтвердить этот факт. Мы наблюдаем, как на тендер идет до двадцати поставщиков и 1—2 товаропроизводителя. Я даже знаю случаи, когда у нас имеются конкуренты, но они уже разуверились и не идут участвовать. Потому что там все облеплено, не хочется говорить, «паразитирующими», но иногда действительно такими компаниями», — сокрушается производственник.

Хотим мы того или нет, продолжает собеседник, но вся программа казахстанского содержания по сути своей изначально направлена на развитие производства товаров с высокой добавленной стоимостью.

«Тогда давайте четко разделим товары, работы и услуги. А то бывает, что отчитываются, например, по Алматы: у нас такой-то объем контрактов, заключенных между компаниями и предприятиями города. Все вроде замечательно. Но если погрузиться в цифры, там окажется, что учтены товары, произведенные вовсе не в южной столице.

Просто эта статистика отражает тот факт, что Алматы — это самый привлекательный регион в стране. И все более-менее успешные бизнесмены имеют здесь дома, квартиры и офисы своих компаний. И проводят денежные потоки через алматинские офисы. Но реальных алматинских товаропроизводителей там очень мало, — констатирует г-н Беклемишев. — Однако изначальная задача была повысить несырьевое производство. У нас там красивые цифры.

“КазМунайГаз” покупает ту же нефть для своих НПЗ. Алматинские электростанции покупают экибастузский уголь. Понятно, что уголь мы, слава богу, из-за рубежа не возим. Воду, электроэнергию, железно-дорожные услуги, авиаперевозки внутри Казахстана все равно осуществляются казахстанскими компаниями. Хорошо, для статистики это тоже важно. Но изначальная цель-то состояла в том, чтобы развить товаропроизводителей. Так давайте не будем себя обманывать и говорить, что все отлично — что процент высокий».

Чистосердечное признание

Он предлагает последовать примеру «Тенгизшевройла» (ТШО), который нашел в себе силы и раскрыл на одной из конференций все карты. «Из общего объема средств, потраченных в Казахстане, из 1,3 млрд долларов только 5 млн было израсходовано на товары, произведенные внутри республики. Это 0,38%. А от общих закупок товаров компанией — 2,5%. Да, эта цифра маленькая, но зато ТШО честно об этом сказало», — хвалит недропользователя глава «Белкамита».

А другие тем временем рапортуют о том, сколько они провели семинаров, учитывая это в казсодержании. NCOC оправдывается тем, что еще не успел с этим разобраться. «Их обязанность хотя бы увидеть для начала, в чем была вина Agip. А итальянцам вменяли в вину — и это была правда, — что компания работала безобразно по казахстанскому содержанию», — напоминает Павел Беклемишев.

Однако все эти меры, напоминает гендиректор «Белкамита», должны быть направлены не на то, чтобы просто обеспечить безбедное существование отечественным производителям. «Преференции нужны именно на этапе становления и подъема. У нас много говорят об экспортной ориентации. Но я лично не верю в этот лозунг.

Зайти на чужой рынок всегда сложнее. Большинство стран придерживается такой стратегии: собственный бизнес ставят на ноги у себя, а потом уже отправляют его воевать за рубеж. Но для этого предприятия в Казахстане должны работать сразу по международным стандартам, а не по каким-то гармонизированным. На самом деле гармонизация может иметь разные оттенки, но у нас она воспринимается как упрощение.Оно, мол, в целом почти такое же, но немного не такое — гармонизированное. Вот это «немножко» потом на внешних рынках никто не захочет видеть. Они скажут: “У вас немножко, но все-таки не такое“. Так что нужно брать их нормы — и работать», — заключил Павел Беклемишев.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?