Вы чьих будете?

Редакционная статья

Вы чьих будете?

Вопрос об участии государства в экономике довольно спорный. Считается, что оно является априори неэффективным хозяином. Однако если речь идет о крупном акционерном обществе, оперативное управление им осуществляет менеджмент, стратегические вопросы берут на себя представители акционеров — члены совета директоров. Сами же акционеры в нормальной ситуации собираются лишь раз в год. То есть судьбу компании определяет наемный персонал. По сути, сама природа АО и даже механизмы корпоративного управления препятствуют слишком активному участию собственника в жизни предприятия.

Поэтому, когда мы говорим о действительно крупных организациях, утверждать о неэффективности государства-собственника бессмысленно. Если признавать неэффективными АО, принадлежащие государству, то придется то же говорить и об акционерных обществах с любыми другими собственниками. В действительности АО могут быть успешными, могут таковыми не являться, и это никак не зависит от владельцев. Корпорации могут мутировать из эффективных в неэффективные — Советский Союз тому пример. Прекрасная иллюстрация того, что разницы между государственными и негосударственными корпорациями нет — это сравнение, допустим, British Petroleum, Statoil и Petronas. Между ними нет разницы даже в том, что первую поддерживает британское правительство, вторую — норвежское, а третью — малайзийское.

Где имеет смысл создавать государственные организации? Прежде всего в тех отраслях, где по природе своей нельзя приблизиться к совершенной конкуренции. Та же нефтянка подпадает под это. Поскольку все месторождения разные по условиям добычи, по-разному удалены от трубопроводов, компании, владеющие небольшим числом скважин, заведомо находятся в неравном положении. Попытаться выровнять конкурентное поле можно с помощью налоговых инструментов, однако это весьма сложно. И такая игра, пожалуй, не стоит свеч.

Но что касается небольших компаний, работающих в областях, где изначально все равны, здесь все обстоит иначе. Когда на рынках, где присутствуют вполне дееспособные частные предприятия, ни с того ни с сего появляется их государственный или квазигосударственный конкурент — это ненормально. У этих частных компаний есть владелец, который заинтересован в том, чтобы его компания процветала, поэтому он заставляет свою организацию быть эффективнее. Государственная же компания получает заказы от властей, и ее директор не слишком озабочен тем, чтобы выполнять их действительно хорошо. Такой компании прощаются задержки при выполнении заказа и низкое качество исполнения. Ей прощается перерасход бюджета. А часть этого перерасхода объясняется часто банальным воровством. Менеджмент ворует и у частных собственников. Причем в нашей стране это явление распространено повсеместно. Но все-таки у государства управленцы крадут больше и охотнее — потому что при поимке дело имеют со своим коллегой, а не с хозяином украденного.

Гарантированный заказ убивает производительность. Осознав это, руководители одного строительного холдинга поменяли у себя правила игры. В дочерних структурах, которые занимались электропроводкой, установкой сантехники и т.д., менеджерам были переданы крупные пакеты, а затем им было сказано: «В течение полугода у вас есть контракты, а затем мы вводим систему тендеров. Выигрываете по цене, выполняете работу качественно — вы с нами. Если нет, мы находим других подрядчиков». Такой подход позволил строить гораздо дешевле конкурентов. Корпорация же KUAT, где все работы выполнялись собственными подразделениями, почила, как известно, в бозе.

Однако вопреки всей этой логике некоторое время назад Казахстан увлекся созданием холдингов. Это поветрие привело к тому, что государственные и квазигосударственные структуры стали нарождаться у нас как грибы после дождя.

Сейчас ветер, кажется, подул в обратную сторону. Компании уже созданы, разрушать их как бы смысла нет. Единственный напрашивающийся выход — приватизация. Но если смысл приватизации 90-х еще как-то можно попытаться объяснить (хотя де-факто она была совершенно ни к чему и частной нужно было делать новую экономику, как поступил Китай), то новые приватизации — это уже нечто за гранью разумения. Потому что таким образом можно бесконечно создавать бизнесы на деньги налогоплательщиков, а потом раздавать их за полцены заинтересованным лицам. Такие приливы и отливы государственной политики в отношении государственного участия в экономике можно организовывать регулярно и таким образом генерировать новых капиталистов. Но гораздо лучше, когда капиталисты появляются естественным путем — на открытом рынке. Компании, родившиеся в конкурентной борьбе, амбициозны, стремятся выходить за пределы страны. Организации же, находящиеся под протекторатом, вялые и безжизненные.

И самая страшная болезнь — компании, принадлежащие чиновникам и их родне. Мало того что поддержка, которую они получают от государственных мужей, делает их малоэффективными. Так еще и результат этой поддержки принадлежит не народу, а лишь отдельным его представителям. С этой проблемой необходимо разобраться для начала хотя бы на низовом уровне.