Государство отдаст мусор в частные руки

Увеличение доли государства в экономике страны ведет к деградации частного бизнеса

Государство отдаст мусор в частные руки

Казахстан никак не может принять политического решения по снижению доли государства в экономике страны. Почти четырнадцать лет назад власти страны говорили о необходимости уменьшения государственного вмешательства. Президент Нурсултан Назарбаев в 1997 году в своем послании народу Казахстана «Казахстан-2030. Процветание, безопасность и улучшение благосостояния всех казахстанцев» сказал, что в сфере экономики предусматривается обеспечить «экономический рост, базирующийся на открытой рыночной экономике с высоким уровнем иностранных инвестиций и внутренних сбережений». «Власть в центре и на местах должна прекратить все виды вмешательства в экономику, заниматься посевными работами, уборкой урожая и др. Государство в экономике должно играть существенную, но ограниченную роль, создавая законные рамки рынка, в котором первую скрипку играет частный сектор. Имеется в виду завершение создания правовой и нормативной базы, обеспечивающей оформление прав собственности, создание конкурентных рынков и надежных средств антимонопольного регулирования, поддержание фискальной и монетарной политики, развитие сети социальной защиты, обеспечение развития необходимой инфраструктуры, образования, здравоохранения и создания сильной экологической политики», — сказал тогда глава государства. Однако в кризис ситуация развернулась на 180 градусов: правительство приняло на себя ручное управление экономикой, усилив присутствие государства во всех отраслях. И картина до сих пор не меняется. Казахстанские государственные и национальные компании подмяли под себя все: финансовые, консалтинговые и страховые услуги, газеты и журналы, торговые дома, сельскохозяйственные предприятия и так далее.

Пора разбавить среду

Теперь антимонопольное агентство РК предлагает передать в конкурентную среду несколько видов деятельности. Об этом сообщил председатель Агентства РК по защите конкуренции Мажит Есенбаев 6 июня в ходе презентации в мажилисе проекта закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам государственной монополии». «Законопроектом предлагается сокращение видов государственной монополии. Это дает возможность выполнить поручения президента об уменьшении вмешательства государства в экономику страны», — сказал г-н Есенбаев. По его словам, из 24 законодательных актов, которые требуют приведения в соответствие с Законом РК «О конкуренции», в 10 содержатся нормы о государственной монополии, но не раскрыт механизм ее реализации. В 14 законодательных актах отсутствует прямое отнесение вида деятельности к государственной монополии, но фактически закреплено исключительное право государства.

Законопроектом предлагается сокращение видов госмонополии, что повлечет сокращение количества госпредприятий. Согласно статье 32 Закона «О конкуренции» государство вправе ограничивать конкуренцию в тех сферах деятельности, в которых реализация товаров на конкурентном рынке может оказать негативное влияние на состояние конституционного строя, национальной безопасности, охраны общественного порядка, прав и свобод человека, здоровья населения. Делается это путем закрепления законом исключительного права государства на производство и (или) продажу, покупку товара или пользование им.

Более того, Законом РК «О государственном имуществе» предусмотрено, что государство создает госпредприятия конкретно для решения социально-экономических задач, определяемых потребностями общества и государства, лишь в следующих случаях. Во-первых, когда нет иной возможности обеспечить национальную безопасность, обороноспособность государства и защиту интересов общества. Во-вторых, для использования и содержания стратегических объектов, принадлежащих государству. В-третьих, для осуществления деятельности в сферах, отнесенных к государственной монополии. В-четвертых, в случае наличия общественной потребности в производстве товаров в тех сферах общественного производства, в которых отсутствует конкуренция либо она недостаточно развита.

В соответствии с предлагаемыми поправками ряд видов деятельности, закрепленных сейчас за государством в пяти законах, должен быть передан в конкурентную среду. В трех законах виды деятельности будут четко отнесены к государственным функциям и реализовываться госучреждениями. В 16 законодательных актах предусмотрена государственная монополия на виды деятельности. К госфункциям, в частности, предлагается отнести сферы чрезвычайных ситуаций, правовой охраны топологий, защиты растений. В конкурентную среду предлагается передать функции в области гидрометеорологии, транспортировки и сбора коммунальных отходов, захоронения коммунальных отходов, создания и эксплуатации полигонов отходов. Кроме того, в конкурентную среду предлагается передать охранные услуги, а также воспроизводство, включая искусственное разведение объектов животного мира в целях сохранения генофонда и деятельность в сфере аккредитации в области оценки соответствия.

Растут как на дрожжах

По мнению председателя совета директоров АО «НАТ Казахстан» Александра Евсюкова, в сфере услуг государственных предприятий вообще не должно быть. Он считает, что государство может присутствовать только в тех секторах, которые связаны с недрами, народным достоянием, а также контролировать и управлять стратегическими объектами. «В стратегических отраслях, таких как нефтегазовый сектор, транспорт и так далее, государство обязано иметь, но не 100%, а контрольный пакет, — говорит “Эксперту Казахстан” глава Института развития Казахстана Магбат Спанов. — Что касается заводов, производств, там государство может иметь пакеты, но незначительные. Основная часть должна принадлежать частному бизнесу. Опыт и история мировой экономики показывают, что частное управление всегда эффективнее, чем государственное. Казахстанский частный бизнес работает не столь успешно в том числе из-за того, что наша экономика монополизирована».

Самая главная беда госкомпаний, продолжает г-н Евсюков, заключается в том, что они активно используют административный ресурс в отличие от частных предприятий. Соответственно, не развивают конкурентные преимущества. «В принципе, госпредприятия в рыночных условиях не способны соревноваться на равных, поэтому они никогда не смогут выйти на зарубежные рынки», — констатирует глава АО «НАТ Казахстан». Государственные компании, по его словам, работают в тепличных условиях, им отдают приоритеты на тендерах, за них в Астане переживают во время кризиса и нехватки средств, скрывая таким образом их непрофессионализм, ошибки и недочеты в работе. «Госкомпании никто не может обанкротить, включить в какой-нибудь черный список при госзакупках, так как ими владеет государство. Поэтому госкомпании работают значительно хуже, обладая при этом преимуществом при заключении контрактов или получении госденег. В итоге из-за огромного количества госкомпаний в Казахстане не развивается как частный бизнес, так и государственный», — уверен он.

В IT-отрасли, по данным Александра Евсюкова, за последние десять лет государственная доля увеличилась значительно. По его словам, была создана гигантская госкомпания АО «Национальные информационные технологии». Потом на ее базе создали холдинг «Зерде», который владеет несколькими компаниями, занимающимися также IT. «Самое страшное, что за последние лет пять каждое министерство стремится при себе создать аффилированную с ним компанию, занимающуюся информационными технологиями. Например, Министерство финансов, обороны и так далее. По сути, когда госорган обладает своей компанией, которая занимается информационными технологиями, естественно, рынок нормально не развивается. В IT-отрасли, где очень важны компетенции и конкуренция, наличие госкомпаний строго противопоказано. У них есть гарантированный объем заказа, и независимо от того, как он выполняется, они его получают. Отсутствие конкуренции все-таки влияет на качество отечественных ИТ-специалистов», — подчеркивает он.

С ним согласен руководитель Ассоциации экономистов Казахстана Рахим Ошакбаев. По его мнению, присутствие государства значительно сдерживает развитие бизнеса. «Закон “О защите конкуренции” в Казахстане нуждается в существенном усилении. Один из очевидных трендов последнего десятилетия — это значительное увеличение доли госсектора в различных отраслях экономики. Постоянно растет количество и доля на рынке государственных и квазигосударственных компаний (частных по форме, но прямо или косвенно принадлежащих государству). Эта тема еще ждет своего исследователя. Как правило, квазигосударственные компании не являются самыми выдающимися в отраслях по качеству управления и эффективности, но они реально создают несправедливую конкуренцию для частных компаний, поскольку имеют дешевое, иногда, по сути, гарантированное финансирование, они аффилированы с источником распределения госзаказов. Поэтому они, например, могут позволить себе предлагать нерыночно высокие зарплаты», — отмечает г-н Ошакбаев. Сейчас, продолжает экономист, государство уже перерабатывает хлопок, выращивает помидоры и так далее. «Чувство меры, где государство может участвовать в предпринимательской деятельности, а где нет, уже давно потеряно», — констатирует экономист.

Бюрократы и бизнес неразделимы

Чиновники часто говорят, что вынуждены создавать госкомпании, так как не могут получить нужного качества услугу или продукцию. «Я этот аргумент слышу постоянно. Несправедливо вначале создать ситуацию, когда пять лет частный бизнес уничтожается, а потом еще и упрекать его в слабости. Я согласен, что нужно на короткое время создавать госкомпании в абсолютно неразвитых сегментах экономики, чтобы оживить или поднять ту или иную отрасль. Такие ситуации бывают. Но это временное решение. Государство через два-три года в обязательном порядке должно выходить из таких компаний», — считает Александр Евсюков.

Поддерживает его президент «Абди» Абдибек Бимендиев. Государство, по его мнению, должно везде создать конкурентные условия, особенно на тендерах. «Кроме того, чиновники не должны заниматься бизнесом, конкурируя с предпринимателями, — подчеркивает он. — В этом случае речь идет о недобросовестной конкуренции. Чиновник должен работать только на государство. А у нас получается, что многие госслужащие работают на свой бизнес, используя государственный аппарат в своих интересах. Они создают своему бизнесу монопольные условия, отдают госзаказы, обеспечивают госконтрактами. Таким образом нарушается правило конкуренции. Если бы государство жестко запретило чиновникам и их ближайшим родственникам заниматься бизнесом и лоббировать свои интересы, то многие предприниматели сами, без поддержки со стороны правительства или каких-либо институтов развития, смогли бы встать на ноги, по-настоящему борясь друг с другом». Тогда бы, уверен г-н Бимендиев, компании развивались, улучшали бы менеджмент, качество продукции, они бы были в этом напрямую заинтересованы, так как от этого зависит, в частности, выиграют ли они тендер или нет. «Сейчас многие предприниматели не видят смысла развиваться, так как понимают, что госзаказ все равно уйдет компании, которая принадлежит брату, сестре, тете, дяде или еще какому-либо родственнику того или иного чиновника. В итоге все тендеры выигрываются в недобросовестной конкуренции зачастую малоэффективными компаниями лишь из-за того, что их интересы активно лоббируют в Астане», — заключает основатель «Абди».

«Чиновничий бизнес — это большая проблема. Зачем отложили всеобщее декларирование доходов, которое должно было вступить в силу с 2012 года, на 2017 год?» — спрашивает глава Института развития Казахстана г-н Спанов. С 1 января 2011 года должны были начать сдавать декларации госслужащие, банкиры и работники нацкомпаний. Им пришлось бы приоткрыть завесу над доходами 2010 года. «Тогда было бы понятно, кто, сколько и за счет чего получает. Было бы проще контролировать госслужащих. Государству нужно ускорить внедрение всеобщего декларирования доходов, чтобы всем было понятно, кто и на что живет. Тогда не будет таких ситуаций, когда человек всю жизнь работает на госслужбе, при этом имеет миллиардное состояние и входит в список Forbes. При этом якобы у него вообще нет какого-либо бизнеса. Или де-юре чиновник не имеет бизнеса, но зато у его бабушки, сына, тети, дяди или племянника миллиардное состояние», — отмечает г-н Спанов. И вообще, продолжает экономист, те чиновники, которые были «замараны» на госслужбе, не должны больше работать в госучреждениях. Почему осужденных чиновников снова сажают в кресла, вопрошает он.

«Да, сейчас в стране идет антикоррупционная кампания, декриминализация экономики, но, помимо этого, нужно последовать примеру России. Там ввели штрафы за взятку в 100-кратном размере. Например, получил взятку в размере сто миллионов тенге, в бюджет должен будешь заплатить миллиард тенге, — предлагает Магбат Спанов. — Понятно, что в Казахстане до сих пор эпоха первоначального накопления капитала, но этот процесс затянулся. Зачем же Минфин, отодвигая всеобщее декларирование, затягивает этот процесс еще на пять лет? У нас же были уже две амнистии капитала, легализация имущества…».

Обрубить концы

По словам Александра Евсюкова, госпредприятия нужно не ликвидировать, а приватизировать. «Понятное дело, у государства уже относительно них есть обязательства, ведь там рабочие места, работники. Эти компании созданы, они работают. Если те же самые квалифицированные специалисты способны обслуживать государственные нужды, то они могут это делать и в частной компании, на равных конкурируя с другими игроками. И если приватизированная госкомпания окажется действительно профессиональной и эффективной, то в рыночных условиях она покажет себя и будет развиваться дальше. Если нет, то через два-три года она обанкротится и закроется», — считает глава АО «НАТ Казахстан».

Аналогичное мнение у Рахима Ошакбаева: «По сути, нам необходимо уже проводить значительную приватизацию. Нужно четко объявить и активно заниматься сокращением государственного сектора в экономике». Г-н Евсюков уверен, что нужна настоящая политическая воля по их приватизации, причем правительство должно составить четкий план и список компаний, которые будут переданы в рыночные условия. «Нужно конкретно сообщить обществу, в каком году и какая компания перестает быть государственной или будет продана на бирже», — резюмирует Александр Евсюков.

Вновь обратимся к опыту России, где перешли от слов к делу. В частности, там решено резко уменьшить количество стратегических предприятий — с 208 до 41, а число стратегических унитарных предприятий — с 230 до 159. «Государство не должно само рвать яблоки с древа экономики. Найдется тот, кто это сделает лучше и эффективнее. Но государство обязано делать главную работу — помогать выращивать яблоневый сад» — так образно обрисовал роль государства в экономике президент России Дмитрий Медведев в своем выступлении на Петербургском международном экономическом форуме в 2010 году.

Частный мусор

Казалось бы, Казахстан осознал проблему и решил покинуть рынки. Но несколько настораживает список отраслей, откуда власть решила уйти. Собирать и перерабатывать мусор далеко не всегда привлекательное дело. Некоторые из городов может постигнуть участь Неаполя, погребенного под горами отходов в 2008 году. Разведение редких видов животных также вряд ли хороший бизнес. Куда выгоднее разводить как раз популярных животных — в этом смысл рынка. А что происходит с сертификацией, когда эта функция переходит в частные руки, мы хорошо знаем по примеру оценки менеджмента качества. Сегодня сертификаты имеют все, хотя реальный аудит пережили лишь избранные. Сфера информационных технологий не упоминается.

Таким образом, мы имеем, похоже, пример профанации. Разгосударствление, казалось бы, есть. Но совсем не там, где следовало бы.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?