Тоска по сильной руке

Читатели авторитетного американского еженедельника Time назвали «человеком года» диктатора Северной Кореи Ким Чен Ына. На его счету вдвое больше голосов, чем у ближайшего конкурента, — более 5,5 миллионов.

Тоска по сильной руке

Согласится ли редакция с выбором аудитории — дело десятое. Куда сильнее интригует другой вопрос: что заставляет англоязычных читателей превозносить деяния очередного восточного тирана?

«Человек года» по версии Time — одно из самых статусных званий в мире. Оно присуждается персонам (а также “коллективам года”, абстрактным понятиям, планетам и даже неодушевленным предметам), которые действительно оставили неизгладимый след в истории. Изображение лауреата по традиции появляется на обложке одного из последних в году номеров журнала.

С 1927-го, когда впервые определялся «человек года», и до недавнего времени решение о победителе принимала редакционная коллегия еженедельника. Такая процедура действует и сейчас, однако в интернет-эру к обсуждению кандидатов на получение престижного звания подключились читатели. На выбор «человека года» результаты читательского голосования влияют лишь косвенно, однако они весьма красноречиво иллюстрируют настроения публики.

В этом году «человек года» будет объявлен 19 декабря, а накануне стали известны предпочтения аудитории журнала. Сюрпризом для многих стало то, что читатели выбрали человеком уходящего года Ким Чен Ына — нового северокорейского вождя, занявшего этот пост в декабре прошлого года, после смерти предыдущего диктатора, Ким Чен Ира. По данным сайта Time, лидера КНДР сочли достойным кандидатом 5,6 млн читателей. «Неплохо для человека, который впервые официально появился на публике лишь в 2010 году», — отмечает издание.

У него выдался неплохой год, констатирует журнал. Он уверенно прибрал к рукам контроль над страной, при нем КНДР стала космической державой, он появился на обложке одного из февральских номеров Time и даже был провозглашен «самым сексуальным мужчиной на планете». Правда, такой титул 30-летнему диктатору присвоили в шутку (постарался американский сатирический журнал Onion), но многие приняли это известие за чистую монету.

Весь год Ким был в тренде: то он явил широкой публике свою жену, то казнил генерала, не слишком усердно плакавшего на похоронах его отца, то разрешил подданным пользоваться сотовыми телефонами. Многие питали надежду, что с его приходом к власти в стране начнется оттепель и в мире станет одним источником напряжения меньше. Если бы все так и произошло, Ким Чен Ын стопроцентно стал бы «человеком года», а то и десятилетия, по версии всех мировых изданий, а не только журнала Time. Ему бы еще и Нобелевскую премию мира вручили за разрушение последнего железного занавеса. Как Михаилу Горбачеву когда-то. Но мечты так и остались мечтами. Испытание баллистической ракеты большой дальности в нарушение двух резолюций Совбеза ООН, «сталинские» чистки в армейском руководстве, угрозы в адрес Сеула — говорят сами за себя.

И вот такого человека американские читатели предпочли всем остальным. Причем отрыв от конкурентов выглядит впечатляюще: занявший второе место комик Джон Стюарт, остроумно шутивший про выборы президента США, получил менее 2,4 млн голосов, а собирательный образ нелегального иммигранта (третье место) — приблизительно 1,5 млн. Такие яркие претенденты, как Хиллари Клинтон, Барак Обама, китайский художник-диссидент Ай Вэйвэй, рэпер Psy и юная пакистанская блогерша Малала Юсафзай, набрали и того меньше.

В голосовании на сайте Time, конечно, есть своя специфика. По каждому кандидату пользователю предлагается ответить на довольно расплывчатый вопрос: «Достоин ли он стать «человеком- года»?» Также стоит принять во внимание, что аудитория определяет не лучшего человека года, а, скорее, главного ньюсмейкера. Так что о преклонении и восхищении той или иной личностью и его поступками речи, чаще всего, не идет. И тем не менее — тот факт, что англоязычный читатель счел самым значимым в уходящем году не что иное, как узурпацию власти молодым тираном и курс на усиление международной изоляции Северной Кореи, не может не вызывать изумление.

Надо полагать, разгадка - в том, что Ким Чен Ын территориально находится от США бесконечно далеко. Своему собственному диктатору читатели, точно, не были бы так рады и не признавали бы его заслуг. А так: чего бы не поглазеть на диво заморское издали, как на аттракцион? С одной стороны, это ужасно цинично. С другой — невероятно наивно. В этом вся Америка.

Диктаторы на обложках итоговых выпусков Time появлялись и раньше. Иосифа Сталина дважды признавали «человеком года», Адольфа Гитлера — один раз. Компанию им в разное время составили саудовский король Фейсал ас-Сауд, Никита Хрущев, аятолла Хомейни, Владимир Путин— фигуры рангом пониже, но тем не менее личности для   Запада весьма и весьма одиозные. В этом году, помимо Ким Чен Ына, за победу боролись президенты Египта и Сирии Мухаммед Мурси и Башар Асад. И за них нашлось кому проголосовать.

В этом заключена какая-то удивительная особенность американской психологии.

Демократическая нация преклоняется перед силой личности кровавых деспотов из-за рубежа. На их фоне собственные американские президенты выглядят безвольными тюфяками. О них уже все давно позабыли. А Сталин, Гитлер, Каддафи, Пол Пот, Пиночет — действительно харизматичные правители, которые запомнятся на века. Конечно, это слава Герострата: утопить в крови пол- Европы, зато тебя не забудут. Но тут уж все средства хороши.

Инфантильная американская потребность в супергероях порождает спрос на выдающихся личностей. Причем не важно, с каким знаком — плюс или минус. Если бы журнал Time существовал в прежние времена, Наполеон уж точно стал бы «человеком года», даже в свой не лучший период. Да и Чингисхан с Аттилой имели бы хорошие шансы. Говорят, в 2001 году в редакции Time обсуждали идею присудить звание «человека года»… Усаме бен Ладену. Но у журналистов все же хватило такта не делать этого. И на том спасибо.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности