Public без relations

Public без relations

PR-щик — профессия тонкая. Сложная профессия без всяких шуток. Непросто постоянно балансировать между общественностью, обычно в лице ищущих сенсаций журналистов, и работодателем, образ которого необходимо сохранить незапятнанным. Общественность требует полной информации, специалист же по общественным связям должен просеивать ее сквозь частое сито преданности корпорации и лично руководителю и при этом делать хорошую мину: мол, мы к вам со всей душой и всегда открыты для общения. При этом нередко именно PR-щики, как это ни парадоксально, становятся между прессой и компанией. Существует множество причин для этого, и кроме объективных, есть и субъективные, в том числе личное отношение к изданию, к журналисту, нежелание беспокоить руководство…

Впрочем, трудные взаимоотношения СМИ и PR-щиков стали уже притчей во языцех. Особенно неприступны государственные органы. Если частные компании в большинстве случаев все же более или менее открыты, госорганы призывают на помощь закон о СМИ, который разрешает «на обращение, требующее дополнительного изучения и проверки», отвечать в течение месяца. Закон вроде бы не нарушен, но понятно, что для СМИ, выходящих в ежедневном или еженедельном формате, актуальность такого отложенного ответа сводится на нет.

Закрытыми по большому счету можно назвать и крупных сырьевиков, в частности государственные нацкомпании. Вспоминается, с каким трудом приходилось доставать информацию о IPO компании «Разведка Добыча КазМунайГаз» летом 2006 года. Кроме короткого сообщения о готовящемся первичном размещении акций за рубежом, каких-то детальных официальных комментариев не было. Не сообщалось даже, на какой площадке пройдет IPO. Мы с коллегой писали материал, опираясь на экспертные мнения, инсайд, потому что пресс-служба отказалась отвечать на наш запрос. Нежелание делиться информацией может обернуться против компании, в результате она лишается площадки для собственного продвижения. Закрытость компаний не лучшим образом отражается на их репутации и снижает к ним интерес СМИ.

Например, с момента ухода Александра Пикера из АТФБанка и прихода на должность председателя правления Ромео Коллина банк полностью закрылся для общения с журналистами. На одной из банковских конференций управляющему директору Александру фон Гляйху даже пришлось объяснять одной из присутствующих журналисток, почему АТФ игнорирует обращения СМИ. По его словам, 9 из 10 запросов касаются возможной продажи банка и комментировать тут нечего. Ну что тут скажешь? АТФБанк просто исчез со страниц газет и журналов. Появляются лишь негативные сообщения, вроде недавнего от Moody’s о возможности снижения рейтинга банка.

Пока я пишу эти строчки, мне позвонил сотрудник PR-службы одного из наших банков и почти трагическим тоном сообщил, что глава банка, к сожалению, не сможет ответить на вопросы «Эксперта Казахстан», потому что… Следует ряд причин, почему это невозможно. Но в следующий раз мы обязательно и непременно… etc. Но будет ли следующий раз?

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее