Неприятные нефтяные решения

Неприятные нефтяные решения

Проанализировать детали происходящей ситуации «ЭК» предложил Олжасу Байдильдинову.

— Как отразится ситуация вокруг KPO на инвестиционной привлекательности страны?

— Трудно сказать, когда и как завершится переговорный процесс. Он может тянуться годами, притом что у иностранных компаний есть мощная поддержка своих государств и, вероятнее всего, международные суды встанут на их сторону. Есть и политические рычаги. Если мы серьезно поссоримся с этими компаниями и правительствами этих стран, то, скорее всего, КМГ придется столкнуться с серьезным противодействием на пути выхода в любые международные проекты. У западных стран рычагов гораздо больше, при этом Казахстан не обладает технологиями и опытом разработки таких сложных месторождений. Но не бывает безвыходных ситуаций — есть неприятные решения.

— То есть мы можем остаться без инвесторов?

— Выиграв одно сражение, мы можем проиграть войну. Инвесторы после Кашагана, БТА и Карачаганака поймут, что вкладывать деньги в Казахстан рискованно и после выхода проектов на определенный уровень рентабельности правительство все равно начинает требовать долю в этих проектах. Есть такой вид анализа, когда, желая понять расклад и видение ситуации, нужно поставить себя на место другой стороны, то есть этих самых инвесторов.

Иностранные компании во всем мире сталкивались и сталкиваются с так называемым «ресурсным национализмом», они подвергаются различным «наездам», к ним применяются административные меры, в некоторых странах проводили национализацию, именно поэтому они и придумали инструмент в виде СРП.

После 1970-х годов расклад между международными нефтяными корпорациями (МНК) и национальными нефтяными компаниями (ННК) существенно изменился: если к 1970-м годам МНК контролировали около 80—90% мировых запасов, то через 20—30 лет ННК усилились настолько, что у МНК осталось лишь около 8—9%. Но у этого есть и другая сторона — практически во всех странах, где была проведена национализация и инвесторы в дальнейшем отказались работать в этих странах, наблюдается тенденция снижения добычи углеводородов. Мексика, национализировавшая нефтяные месторождения в 1938 году, сейчас столкнулась с серьезным падением добычи на всех месторождениях, не располагая новейшими технологиями. Она сейчас снова ищет способы привлечь иностранных инвесторов, потому что если не инвестировать 18—20 млрд долларов ежегодно, то через 7—10 лет страна станет нетто-импортером нефти.

— Существуют ли еще какие-то рычаги давления на КПО?

— Есть еще один интересный факт, который касается Таможенного союза. Дело в том, что основной спор, который продолжается между иностранными компаниями и правительством Казахстана, касается таможенных пошлин на нефть. В частности, по Карачаганаку была предусмотрена стабильность налогового режима, на чем настаивают акционеры консорциума, но Казахстан придерживается твердой позиции о том, что таможенные пошлины не являются налогом и не подпадают под этот пункт в СРП. При этом акционеры консорциума говорят о том, что в СРП есть пункт и об общей стабильности, учитывая который КПО не должен платить ЭТП. Отмечу, что текущий уровень пошлины в $40 за тонну при среднегодовых ценах в 2011 году свыше 100 долларов за баррель (то есть свыше 730 долларов за тонну) не является критическим и вполне по силам крупным нефтяным компаниям.

Вот тут-то и появляется Таможенный союз. Не могу с уверенностью на 100% сказать, так ли это, но есть мнение, что именно Таможенный союз позволит Казахстану скинуть эту «удавку» СРП и существенно увеличить таможенную пошлину, избежав длительных тяжких международных судебных разбирательств (которые, как правило, развивающиеся страны в спорах с иностранными консорциумами в итоге проигрывают). Как известно, страны ТС переносят таможенный контроль на внешние границы. Весь экспорт нефти и газа КПО направляется через территорию России или в саму Россию. В этих условиях страны ТС могут потребовать от экспортеров уплаты таможенной пошлины на нефть на уровне российских тарифов (Белоруссия уже ввела этот механизм). Формально при таком варианте КПО будет в заведомо проигрышной позиции, так как СРП, заключенное с Казахстаном, прямо не оговаривает таможенные платежи (тогда в РК вообще отсутствовали таможенные пошлины на экспорт нефти), а правила ТС как наднационального образования должны будут распространяться на всех экспортеров. Еще раз оговорюсь, что это всего лишь мнение, в подтверждение которого, впрочем, есть очень веские аргументы. Это может быть использовано против КПО как один из инструментов давления в ходе переговоров.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики